1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Политолог: Медведев оказался более жестким, чем ожидали

Тандем Медведев-Путин так и будет существовать, считает российский эксперт Дмитрий Орлов. Меняться будут лишь нюансы его функционирования.

default

Дмитрий Орлов

В интервью Deutsche Welle генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов заявил, что первые 100 дней президентства Дмитрия Медведева показали, что тандем Медведев-Путин оказался эффективным способом управления российским государством.

Deutsche Welle: Дмитрий Иванович,  какие итоги можно подвести спустя первых 100 дней президентства Дмитрия Медведева?

Дмитрий Орлов: Со вступления Дмитрия Медведева в должность президента прошло не так много времени, всего 100 дней. Но было сделано немало. Он сформулировал цели своей политики, что, кстати, редкость для российских лидеров. Он представил внятное понимание российской политики в области международной безопасности, заявил о том, что власть не должна давить на бизнес, начал антикоррупционный курс. Есть целый ряд аспектов, которые характеризуют его деятельность. Прежде всего, это его ценностная ориентация, о которой он заявил жестко. Человек в центре его приоритетов. Его цели вполне рациональны и прагматичны, связаны с улучшением жизни граждан.

Политический стиль Медведева, конечно, отличается от стиля Путина, что не удивительно. Его можно назвать более плавным, он больше опирается на экспертов и на заранее сформулированные позиции. Но ожидания, что он будет мягким в отношении Запада, не оправдались. 

- Все наблюдатели за эти 100 дней хотели понять, кто же управляет страной - Путин или Медведев? После войны в Южной Осетии большинство экспертов пришли к выводу, что, все-таки, Путин держит бразды правления в своих руках, и не собирается их отдавать Медведеву.

- Я думаю, что тандем Медведев-Путин достаточно эффективен. Мне не кажется, что Путин узурпировал какую-то власть в своих руках. Тандем формально основан на конституционном распределении полномочий между председателем правительства и главой государства. Как оказалось, это действительно эффективная система. Конечно, в ее существовании есть определенные риски, но сегодня она нормально функционирует.

- В российской власти существует два блока - силовой и либеральный, который ассоциируется с Медведевым. После войны для многих экспертов стало очевидно, что силовой блок взял верх над либеральным.

- Я абсолютно не убежден, что, так называемые силовики победили, так называемых либералов. Те исследования о влиянии политиков, которые мы регулярно проводим в "Независимой газете", показывают, что произошла диффузия элит, элиты перемешались.

А что касается того конфликта, который был связан с Южной Осетией, то здесь позиция элит правящих и оппозиционной была практически единой. Но не силовики навязали России эту точку зрения, это результат общественного консенсуса, который и выразил президент Медведев.

Но если говорить об усилении какой-то части элиты, то это, скорее всего, просто военная элита, которая долгое время была на периферии, и к ней было очень скептическое отношение. Но это отнюдь не означает, что Россия переходит на какой-то силовой путь. Все возможности модернизации российской экономики и политической системы, которые связывали Дмитрия Медведева в полной мере остаются.

- Как Дмитрий Медведев, с вашей точки зрения, проявил себя на международной арене? 

- Внешняя политика стала более ясной и более жесткой. Медведев в этом не обманул ожидания наблюдателей. Он способен к диалогу, ведет его достаточно эффективно, но это не означает, что у него нет собственной позиции. Он очень жесткий переговорщик, при этом, у него есть ясные представления о необходимости защиты национальных интересов России "по периметру границ", как сказал сам Медведев. Жесткие представления о территориальной целостности, о системе власти. Эта его фраза, что "если Россия станет парламентской республикой, то это будет для нее трагедия". Одним словом, при Медведеве курс стал более прозрачным, но это не значит, что более мягким. Это прагматичный курс, основанный на интересах, прежде всего экономических.

- За 100 дней Дмитрий Медведев сделал много хороших заявлений, которые пока не подкреплены делами.

- Ряд решений Медведева - это практические решения. Это и национальный план по борьбе с коррупцией, и внешнеполитическая доктрина, и целый ряд других сюжетов. Ясно, что, принимая какой-то закон, или одобряя комплекс решений, абсурдно в условиях стабильного развития надеяться на то, что это даст результаты завтра. Но решения эти приняты, и мне кажется, трудно требовать от Медведева чего-то большего.

- Какие подводные камни ожидают Медведева дальше? 

- Это те угрозы, которые стоят перед Россией - это бедность, это коррупция, очень жесткое социальное расслоение. Те угрозы, которые связаны ныне с падением фондового рынка, а в перспективе с кризисом в кредитно-финансовой системе. Инфляция - серьезная угроза. Это серьезные проблемы, которые Медведев должен решать, причем достаточно оперативно, не завтра, конечно, но и не через 5 лет.

- Ваш прогноз - тандем Путин-Медведев продлится еще как минимум четыре года? 

- Тандем так и будет существовать. Его формат может меняться. Но то, что президент и премьер занимают конституционные должности и между ними существуют нормальные отношения, я думаю, что это залог того, по конфликтному варианту эти отношения уже точно не пойдут. Тем более, уже нормально выстроен и аппарат правительства, и администрация президента, между ними произошла диффузия и есть нормальное сотрудничество. Вопрос лишь в том, какими будут нюансы функционирования этого тандема.

Беседовал Владимир Сергеев

Контекст