1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Политическое землетрясение

Немецкая печать комментирует исход первого тура президентских выборов во Франции. Так, газета “Файнэншл таймс Дойчланд” пишет:

default

Париж, 21 апреля 2002 года: демонстранты протестуют против кандидатуры Ле Пена

Исход нынешних выборов – это счёт за ошибку в развитии политической системы в стране, являющейся важнейшим партнёром Германии. Насильственный политический брак между консервативным президентом и левым премьер-министром в течение добрых 5 лет создал у избирателей впечатление, что один от другого практически ничем не отличается. Горькая ирония исхода этих выборов заключается в том, что теперь многие французы будут вынуждены отдать свои голоса Шираку, чтобы не допустить Ле Пена к власти. Тем самым им придётся проголосовать за президента, публично уличённого в коррупции. А это не самые лучшие предпосылки для того, чтобы восстановить доверие к политике.

Газета “Нойе оснабрюкер цайтунг” отмечает:

Теперь Шираку будет сравнительно просто одержать победу, поскольку большинство сторонников Жоспена перейдут на его сторону. Гораздо труднее ему будет устранить причины этого политического землетрясения. Очевидно, чувство отчуждения от демократических партий испытывают гораздо больше французов, чем первоначально казалось.

Главная тема комментариев мировой печати сегодня – итоги первого тура президентских выборов во Франции. Нидерландская газета “Фолкскрант” в своём комментарии пишет:

Впервые в крупной западноевропейской стране крайне правые становятся второй по значению политической силой. Итоги первого тура президентских выборов во Франции свидетельствуют о том, что ведущие политические партии во всей Европе должны быть начеку: они должны найти ответы на вопросы, возникающие у людей из чувства неуверенности, они должны решить проблемы современного общества, избавив избирателей от ощущения, что власти их не понимают.

Швейцарская газета” Тагесанцайгер” отмечает:

Это сенсация, последствия которой потрясли Францию: Жан-Мари Ле Пен, лидер крайне правого Национального фронта, станет во втором туре президентских выборов соперником нынешнего президента Жака Ширака. Ле Пен был вынесен на политическую арену на волне протеста, направленного против этаблированных партий и политиков – левых, центристских, правых. Этот протест оказался на руку и маргинальным политическим группировкам.

Бельгийская газета “Морхен” , в свою очередь, подчёркивает:

Стенания некоторых французских политиков выглядят довольно жалко. В любом случае, изменить ничего нельзя. Совершенно очевидно, что многие французы верят популистским лозунгам Ле Пена, который обещает, что при нём на посту президента жизнь во Франции станет иной. Ле Пен был одним из немногих, кто ещё до 11 сентября указывал на существование прямой зависимости между проблемами мигрантов и вопросами безопасности. С точки зрения Ле Пена и его единомышленников, которые есть не только во Франции, мигранты – главные виновники всех бед, и надо только поприжать их, чтобы все проблемы решились сами собой.

Шведская газета “Дагенс нюхетер” продолжает тему:

Основания для беспокойства есть у всех европейских партий – как левых, так и правых. Избиратели явно настроены воинственно. В Италии они привели к власти Берлускони с уникальной концентрацией власти в его руках, в Дании наделили решающим влиянием Народную партию. В Нидерландах избиратели собираются делать ставку на популиста, выступающего против мигрантов, во Франции – выдвинули крайне правого Ле Пена на первый план. Неужели мы, шведы, счастливое исключение?

Израильская газета “Маарив” в своём комментарии спрашивает:

Как низко может пасть страна свободы, равенства и братства? Франции, считающейся колыбелью прав человека, в будущем придётся воздерживаться от замечаний в адрес других стран. Лидерам французских левых, всего две недели назад выходившим на антиизраильские демонстрации с плакатами, на которых звезда Давида приравнивалась к свастике, теперь придётся посмотреть на происходящее иначе. Судя по всему, свастика имеет к Франции больше отношения, чем им бы того хотелось.