1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Политический провал

Девять лет заключения - такой приговор вынесен в отношении Ходорковского и Лебедева. Судебный процесс над бывшим главой "ЮКОСа" нельзя назвать справедливым, но дело не в этом. Комментарий Инго Маннтойфеля.

default

Приговор в отношении бывшего владельца компании "ЮКОС" Михаила Ходорковского и его компаньона Платона Лебедева ни для кого не стал сюрпризом. Он, как, впрочем, и ход самого процесса, весьма сомнителен. О соответствии судебного заседания нормам правового государства даже нет и речи. Адвокатам многократно вставляли палки в колеса. Как в лучших советских традициях главную роль в ходе всего процесса играл прокурор, а не судья. При этом прокурор Шохин произвольно игнорировал слабые места и противоречивые факты в двухстах томах своего обвинительного заключения, получая при этом однозначную поддержку судьи.

"Операция "ЮКОС"

Процесс по делу Ходорковского и Лебедева должен был превратиться в судебный фарс, так как он сам по себе является лишь второстепенным аспектом широкомасштабного политического маневра. На самом деле речь всегда шла лишь о том, кто будет владельцем нефтяного концерна "ЮКОС" и как восстановить господствующее положение государства в газонефтедобывающей отрасли. Ведь только так в России можно получить деньги, крайне необходимые "сильному государству" Путина для объявленной им модернизации экономики. Еще советское государство в значительной степени финансировалось за счет продажи нефти и газа. Приватизация нефтяного сектора, не дожидаясь возникновения в России стабильной и диверсифицированной рыночной экономики, определенно была стратегической ошибкой российской политики.

Не без вины

Исторически несправедливым был и способ, с помощью которого переходили в частные руки самые жирные куски народного достояния. В то время как миллионы россиян прозябали в нищете, единицы в России сколачивали огромные состояния. И в этом смысле и Ходорковский, и Лебедев виноваты, так как в середине 90-х годов они оба были среди тех немногих "избранных", которые посредством личных контактов с власть предержащими выиграли от этой сомнительной приватизации. Позже они использовали свое влияние для введения в стране выгодной системы налогообложения. Но тогда на скамье подсудимых рядом с ними должны сидеть и другие крупные российские предприниматели, а также чиновники, обеспечившие благоприятные условия для непрозрачной приватизации и создавшие "налоговые дыры".

Суд как средство давления

Вместо того чтобы всеобъемлюще и в соответствии с нормами правового государства заняться теневыми сторонами российской приватизации 90-х годов, Кремль более двух лет назад начал борьбу конкретно против концерна "ЮКОСа". Однако в отличие от олигархов Березовского и Гусинского глава "ЮКОСа" проявил готовность бороться за свою компанию. Потому для него персонально и был устроен весь этот процесс. Но Ходорковский не сломался даже после фактического разрушения концерна. А после освобождения он, скорее всего, продолжил бы борьбу. Вот потому-то ему и был вынесен этот приговор. С точки зрения Кремля это, вероятно, и является последовательной политикой.

Фатальный результат

В действительности же все случившееся – это политический провал Кремля. Ведь оглашенный приговор обнажил правовую незащищенность граждан России и вскрыл все болячки российского правосудия. К тому же из-за "дела "ЮКОСа" в глазах иностранных инвесторов колоссально пострадал имидж страны, восстановить который будет очень не просто. Да и российский бизнес стал питать еще меньше доверия к своему государству, отреагировав на события бегством капитала. И даже если большинство россиян не проявляют ни малейшего сочувствия к осужденным, этот процесс в очередной раз дал им понять, на какой произвол способна российская власть.

Инго Маннтойфель