Политические партии Германии и их взгляды на проблемы переселенцев и иммигрантов (часть 2) | Мосты | DW | 09.09.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Политические партии Германии и их взгляды на проблемы переселенцев и иммигрантов (часть 2)

08.09.2005

В рамках предвыборной борьбы представители политических партий Германии высказывают различные мнения по проблемам интеграции переселенцев и иммигрантов в Германии. В сегодняшнем выпуске передачи «Мосты» мы познакомим вас, дорогие друзья, с точками зрения Уполномоченного федерального правительства по делам переселенцев Ханса Петера Кемпера и Йозефа Винклера, уполномоченного по вопросам мигрантов и переселенцев политического объединения «Союз 90/Зеленые». Итак, начнем по порядку.

Федеральный уполномоченный по вопросам переселенцев социал-демократ Ханс-Петер Кемпер считает, что после прихода к власти в 1998 году, СДПГ коренным образом изменила миграционную политику Германии. До этого Германия считалась страной, где иммиграция существовала «де-юре», хотя «де-факто» она, на тот момент, уже продолжительное время являлась мультикультурным государством.

В периоды правления Христианско-демократического союза, нынешней парламентской оппозиции, процесс интеграции мигрантов был пущен на самотек. Действенной интеграционной программы не может быть в государстве, в котором иммигрантов де-юре не существует.

В политических кругах Германии долгое время велись споры по поводу приема этнических немцев из России и Казахстана. Нередко и по инициативе самих политиков СДПГ. В середине 90-х годов тогдашний шеф партии Оскар Лафонтен, с целью выпустить пар, предложил для разрядки обстановки на жилищном рынке и рынке труда Германии, а также для разгрузки социальных касс, ограничить число прибывающих из восточной Европы немцев. Немногим лучше звучали и высказывания тогда еще кандидата в канцлеры Герхарда Шредера. Поэтому, когда Ханс-Петер вступил в должность уполномоченного правительства по делам переселенцев, журналисты нередко у него интересовались: «Как долго еще для немцев из Восточной Европы будут открыты ворота в Германию?» Некоторые федеральные земли аргументировали свое стремление к прекращению их приема тем, что уже практически не осталось жертв второй мировой. Однако СДПГ продолжила прием переселенцев, но уже на новых условиях.

«Я выступаю за то, чтобы этнические немцы сдавали экзамен по немецкому языку и считаю его абсолютно легитимным. Люди, получающие разрешение на въезд в Германию сейчас, на протяжении трех-четырех лет ждали решения о приеме. А в итоге, многие, приехав в Германию, не могут и двух слов связать по-немецки. Это, в свою очередь, вызывает отторжения со стороны местного населения. Коренные жители рассуждают так, если эти люди на протяжении трех-четырех лет готовились к переезду в Германию, почему они ни слова не могут сказать по-немецки. Тот, кто говорит «Я немец и хочу жить в Германии» должен выучить язык своих предков. Это облегчило бы его интеграцию, и помогло бы найти себя на рынке труда, или при получении образования. Я не устану повторять, что немецкий язык – ключ к успешной интеграции».

Два года назад из Германии в Казахстан была выслана семья Кащенко. Случилось так что по дороге в Германию умерла бабушка, считавшаяся немкой. Остальные ее родственники числились членами семьи. Возможно ли в будущем избежать подобных трагедий?

«Подобные случаи – крайняя редкость, тем не менее, они весьма драматичны, поскольку, калечатся судьбы людей. История семьи Кащенко вообще из рук вон выходящая. Эти люди продали все свое имущество, и им некуда было вернуться после неуспешной сдачи экзамена по немецкому языку в федеральной земле, куда их направили. Но с точки зрения существовавшего тогда законодательства, помочь им было невозможно. В данном случае, одна лишь бабушка являлась немкой, а все остальные приехали в Германию в качестве членов семьи. В результате, не было юридических предпосылок для предоставления этим людям статуса «поздних переселенцев». Сейчас подобное невозможно. Нам удалось добиться от Федерального собрания того, чтобы, после выдачи документов о приеме на федеральном уровне, их получатель больше не подвергался процедуре проверок знаний языка на земельном уровне. Теперь людей, получивших разрешение на въезд, больше невозможно выслать назад».

Ханс-Петер Кемпер оценивает готовность российских немцев интегрироваться в немецкое общество так:

«За последние 15 лет в Германию приехало 4,5 миллиона мигрантов, в том числе и 2,5 миллиона российских немцев. Это очень большая цифра, и почти все эти люди хорошо интегрировались в наше общество. Правда, в последнее время, появилась небольшая группа приезжающих, у которой возникают проблемы, – как правило, это молодые переселенцы, не желающие изучать язык, злоупотребляющие наркотиками и нарушающие закон. Но я подчеркиваю, что они - исключения из правил. Согласно исследованиям, проведенным в ряде земель, выяснилось, что подавляющее большинство молодых российских немцев успешно интегрируются в общество, получают образование, и находят работу».

Подавляющее меньшинство, создающее проблемы, федеральное правительство пытается наставить на путь истинный с помощью специальных программ, имеющих, как правило, спортивную направленность. Ежегодно на них выделяется пять миллионов евро. Основные проблемы людей старшего возраста Ханс-Петер Кемпер видит в том, что нередко квалифицированный врач вынужден работать санитаром, а инженер управдомом. Катастрофически обстоит дело с трудоустройством школьных учителей. Уполномоченный федерального правительства Кемпер рекомендует привлекать их к реализации интеграционных проектов.

В последние годы в немецких СМИ идет чуть ли не травля этнических немцев из России. Однажды газета Die Welt дописалась до того, что, якобы, по мнению немецкой контрразведки, переселенцы из России являются «подходящим материалом для вербовки новых агентов» российскими спецслужбами. По сути, потенциальной «пятой колонной». При этом, правда, не указывалось, в каких именно областях (экономической, политической, финансовой) способен торговать своей вновь обретенной родиной «вечный алкаш, дебошир и безработный получатель социальных пособий» Вот, что в данной связи думает Ханс-Петер Кемпер:

«Мы живем в обществе, сильно зависимом от СМИ, а они в свою очередь работают по принципу «Плохие новости – хорошие новости». Если кто-то кого-то избил, и преступник был переселенцем, то на это моментально делается акцент. А вот о примерах успешной интеграции практически ничего не сообщается. Наше министерство внутренних дел, предоставляет прессе правдивую информацию, как правило, положительного характера. Однако позитивная информация не так хорошо продается, как сенсации с негативным душком. Коренные жители страны должны судить о переселенцах на основании личного контакта».

Ханс-Петер Кемпер считает, что на предстоящих выборах голоса переселенцев могут стать решающими

«Раньше, они, как, правило голосовали за правительство Коля. По моим личным наблюдениям, люди достаточно долго прожившие в Германии, а также молодежь, формируют собственное мнение. Поэтому я рекомендую, особенно многодетным семьям, узнать о том, что предлагает та или иная партия по улучшению жизни семьи, поддержки детей. Я думаю, что сегодня многие переселенцы уже не голосуют автоматически за ХДС».

А как правящая партия, в лице Ханса-Петера Кемпера пытается привлечь на свою сторону переселенцев?

«У меня, как уполномоченного по вопросам переселенцев установились очень хорошие контакты с общественными организациями российских немцев, отделениями землячеств, а также средствами массовой информации. Я пытаюсь их информировать о нашей политике в области приема этнических немцев и их интеграции. Мы стараемся привлекать самих российских немцев к общественной работе, особенно в интеграционных проектах».

Йозеф Винклер – личность колоритная. Родился в Кобленце 31 год тому назад, потомок индийского подданного. До своего избрания в депутаты бундестага в 2002 году, работал санитаром в доме престарелых. Как минимум, на треть персонал этого учреждения состоял из переселенцев и иммигрантов. О них, сидя за столом своего парламентского бюро, он до сих пор вспоминает очень тепло, с большой симпатией. А вспоминать приходится часто. Ведь Йозеф Винклер не только народный избранник, но и уполномоченный по вопросам мигрантов и переселенцев политического объединения «Союз 90/Зеленые».

Изначальный проект миграционной программы «Союза 90/Зеленых» предусматривал положения, аналогичные тем, которые содержат законодательства США, Канады и Австралии. Зеленые выступают за так называемую «систему пунктов», чтобы в Германию приезжали люди, необходимые для покрытия дефицита на рынке труда или же улучшения демографической ситуации. Как правило, ими должны быть молодые специалисты. Это положение составляло ядро миграционной программы правящей «красно-зеленой коалиции». Однако оно получило отчаянный отпор со стороны оппозиционных ХДС и СвДП, испытывающих, по мнению Йозефа Винклера, в отношении мигрантов «раздутые страхи».

Столь ли эти страхи раздуты? Ведь за последние десятилетия Германия приняла более 4,5 миллионов человек. А нынче в стране свирепствует четырехмиллионная безработица. Не удивительно, что некоторые слои населения недовольны таким положением вещей.

«После принятия закона об иммиграции, Германии вряд ли стоит ожидать нового мощного притока мигрантов. Кроме того, по нашему законопроекту, начиная с 2010 года, Бундестаг и Совет федераций должны были бы ежегодно рассматривать вопрос о необходимости приема новых мигрантов на грядущий год и определять соответствующие квоты. Нынешняя политика оппозиции ведет к тому, что у нас, как у государства, не остается шансов заполучить высококвалифицированных специалистов, а ведь в области притока специалистов, по сравнению с другими странами, мы, и без того, сильно отстали».

На каких, в таком случае, условиях происходил бы прием российских немцев? На общих основаниях или с учетом закона об изгнанных?

«Я считаю, что правила приема должны быть для всех одинаковыми. Однако российские немцы в этой схеме должны получать дополнительный бонус, как, к примеру, молодые семьи».

Однако «красные» партнеры «зеленых» пока еще не отошли от позиций, основанных на том, что при приеме российских немцев, последствия Второй мировой войны, все-таки должны учитываться. Должны приниматься во внимания судьбы, искалеченные в те грозные годы. А вот, что в этой связи думает Йозеф Винклер.

«Надо не забывать и о том, что Вторая мировая война завершилась 60 лет назад. Мы помним о последствиях войны, и наше государство с особой ответственностью подходит к этому вопросу. Однако сейчас уже остается слишком мало тех, кто имеет непосредственное отношение к трагедиям военного периода. Поэтому за их исключением, всех остальных следует принимать на общих условиях». –

Считает Йозеф Винклер

Все парламентские партии, а также «Левая партия. ПДС» выступают за сдачу поздними переселенцами языкового экзамена. Однако, представители «Левой партии», в отличие от других политических сил замечают, что, при этом, не следует пренебрегать правами семьи. По их мнению, если один из её членов получает разрешение на въезд, то его автоматически должны получить и прямые родственники. Однако, Йозеф Винклер с подобной точкой зрения не согласен. Он считает, что в тех странах откуда в Германию едут переселенцы, федеральное правительство вкладывает огромные материальные средства на организацию бесплатных курсов по изучению немецкого языка. Все желающие вернуться на родину предков, должны сначала там, на месте, в России или в Казахстане, овладеть языком и сдать экзамен. Этому, по его мнению, учит горький опыт, показывающий, что нельзя безответственно принимать людей, а затем бросать их на произвол судьбы только потому, что они не знают немецкого.

«Левая партия» обещает каждому то, что он хочет, а также предлагает самые простые и популярные, если не популистские решения всех проблем. Однако лучшим способом интеграции поздних переселенцев и их родственников в профессиональную жизнь является знания немецкого языка. Тот, кто его не знает, заранее обречен на социальное пособие. Подобные обещания ПДС и господина Лафонтена я считаю безответственными. При всем моем уважении к семейным ценностям, я считаю, что каждый член семьи должен отдельно получать разрешение на въезд. Это необходимая мера во благо этих же людей».

Основные проблемы российских немцев в Германии видятся господину Винклеру в том, что многие переселенцы стараются общаться в своей среде, обосабливаются от внешнего мира, избегают контактов с другими общественными группами. Однако, по его словам, хватает и позитивных примеров: когда коммунальные власти идут навстречу вновь прибывшим, чуть ли не с распростертыми объятиями, предлагают им активное участие в политической и общественной жизни, стараются изыскать средства для работы в этом русле. В основном это молодежные интеграционные проекты, нередко из области спорта, а также организация молодежных клубов и центров. А как «зеленые» предлагают решить социальные проблемы молодежи, обусловленные экономическим кризисом?

«Если мы осуществим прописанное в законах Харца относительно людей, моложе 25 лет, а именно то, что все молодые безработные, не занятые более 3 месяцев, должны быть обеспечены каким-то занятием, то я думаю, мы решим основные проблемы и данной возрастной группы».

Следует отметить, что реформы Харца предусматривают привлечение безработных к общественно-полезному работы, с сохранением им социального пособия, а также дополнительной оплатой труда полтора евро в час. Как правило, благодаря этому, безработный может подзаработать дополнительно 160 евро в месяц, а заодно принести пользу обществу: например, в деле вывоза мусора или же в спасении жизни жаб, выпрыгивающих на автобаны из болот и топей.

У «зеленого» политика Йозефа Винклера нет ни машины, ни даже водительских прав. Приезжающие в Германию российские немцы, как правило, стремятся приобрести авто. Не является ли это проявлением «экологической несознательности»?

«Отсутствие автомобиля не является главным критерием моей позиции. Это личное дело каждого. Экологическое сознание проявляется скорее в разделении мусора, экономии света и воды. Я не против, если люди из сельской местности, ездят на машинах. Плохого опыта, связанного с экологическим сознанием переселенцев у меня не было. Однако, я отношусь с пониманием к тому, что его невозможно в один миг приобрести тем, кто приехал из страны, где ни государство, ни общество не уделяли этой теме серьезного внимания. В наше время экологическая политика не роскошь, а насущная жизненная потребность».

Йозеф Винклер надеется, что на выборы придет намного больше новых граждан, чем это было на предыдущих выборах. Его не пугают утверждения, что они будут голосовать за одну партию. Для него куда важнее то, что они стремятся к участию в политической жизни страны.