1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Политическая палитра Германии

19.09.2002

22 сентября Германия решит, кому управлять ею следующие четыре года. Право голоса в этом году имеют более 61 миллиона граждан - на 400 тысяч больше, чем в 1998 году. Активность электората достигла тогда 82,2%. У каждого избирателя в ФРГ два голоса. Первый он отдаёт одному из «прямых» кандидатов своего округа. Второй – одной из партий. Второй голос важнее первого, т.к. определяет судьбу партий. В этом году в гонке участвуют около 20 партий, но в парламент (Бундестаг) войдут только те, которые наберут более пяти процентов голосов. По результатам голосования будут заново сформированы и законодательная, и исполнительная структуры федеральной власти.

Андре Маркс, 23 года, неженат, фельдшер по профессии, живёт в Касселе, глава партии «Потехи». Это одна из 47 партий, вопрос о допуске которых к выборам обсуждали избирательные комиссии - центральная и региональные.

«Необходимо дать сведения о составе партии, её названии, предвыборной программе и сделать заявку на участие», - разъясняет Jurgen Rohmann, чья недавно основанная “Партия для народа” Partei für das Volk не прошла по формальным признакам. Председатель избирательной комиссии Johann Harlem перечисляет наиболее важные критерии:

«Согласно параграфу 2 Закона о партиях, цель партии-кандидата - представлять избирателей в парламенте. Это должно быть обосновано серьёзными доводами: структура, число членов, и, прежде всего, участие в общественной жизни: политические кампании, собрания, стенды, пропаганда идей».

Партии, уже вошедшие в Бундестаг, или в один из ландтагов - парламентов федеральных земель, т.е.СДПГ, ХДС, ХСС, Союз 90/зеленые, DVU, СвДП, ПДС, не обязаны доказывать серьёзность своих целей. Причём, когда при регистрации партии говорят о её серьёзности, то не имеют в виду содержание предвыборной программы, отмечает заместитель председателя избирательной комиссии Hermann Glatt:

«Конечно, мы учитываем предвыборные программы, но это не главный критерий. Вопрос о соответствии программы Конституции, о запрете партии может решить только Федеральный конституционный суд. Это не в нашей компетенции».

Возьмём основанную пять месяцев назад партию «Потехи». Пятеро членов центризбиркома не были убеждены в серьёзности целей этой партии и в поддержке электората, один член комиссии воздержался. Но, так как отклонить кандидата, соответствующего формальным критериям, можно только большинством в две трети голосов, партия прошла на второй этап:

«Кандидатам на уровне избирательного округа нужно собрать 200 подписей сторонников».

Андре Маркс был уверен, что соберёт необходимое количество голосов до назначенного срока. Не понимает он и скептицизма в адрес своей партии:

«Почему бы и нет: ведь есть же партии «любителей пива» и «автомобилистов». Они тоже считали себя партиями «юмора и потехи», а в действительности ими не были. Наша партия называется так, чтобы люди сразу знали, с кем они имеют дело. В начале января в Магдебурге группе людей пришло в голову основать небольшую партию. Программы массовых партий нас не устраивали, везде стояло одно и тоже. Мы зарегистрировались и, соответственно, имеем право на активные действия. Мы действуем на легальной основе».

KATS: Kreative Alternative Tierehaltung Stuttgart, “Творческие альтернативы в содержании животных”

PARTYPARTEI: Партия развлекающихся

«Партия новой серьёзности», сокращённо TELETRUBBIES

«Партия не учавствующих в выборах» («Партия пассивных избирателей»)

PAPA: Partei aktiv protestierender Alianz “Партия активно протестующего союза”– все они потерпели провал, не получив разрешения на участие в выборах.

«Имидж у этих партий чересчур шаткий, чтобы влиять на политическое мнение избирателей на уровне страны. Слишком мало членов, не разработана структура, отсутствуют локальные органы».

В партии “Потехи» на 4 земли приходится всего 25 членов. Всё же весной в Саксонии-Ангальт она получила 0,7 %, или в цифрах 7000 голосов. Можно ли считать, что партия активна на федеральном уровне? Этот вопрос в избиркоме один из самых спорных. Председатель избирательной комиссии наблюдает за поведением партий в политике, в том числе и за участием в выборах ландтагов. Если партия- кандидат надеется на успех в федеральных выборах, то для комиссии важен опыт участия в региональных выборах.

Несмотря ни на что, Андре Маркс продолжает бороться за участие своей партии в выборах:

«Мы рассчитывали на 1% голосов в Саксонии-Ангальт, набрали только 0,7%. Хотя нужно заметить, что со дня основания прошло всего 2 месяца. До нас еще ни одной партии не удалось за такой короткий срок собрать столько голосов. Я думаю, что мы в любом случае выдержали испытания и подтвердили свой статус. В следующем году мы будем участвовать в выборах общин (Kommunalwahlen) и организовывать политические кампании».

Партия «Потехи» хочет всерьёз взяться за формирование политического мнения избирателей. В её программе 12 пунктов. Например:

диеты для депутатов с избыточным весом,

каждому гражданину по одной шутке в день,

Конкурс «Евровидение» снова должен стать интересным,

скидки и льготы для тех, кто часто паркуется в неположенных местах.

«Может быть, мы слегка перегнули палку с шутливостью содержания. Но мы достаточно поломали голову, стремясь включить в программу и серьёзные пункты, например, очень важную для молодёжи в восточных землях тему: уравнение зарплат в западных и восточных землях».

Не все из около 100 партий, зарегистрированных в избирательной комиссии, действительно желают принять участие в федеральных выборах. Перед выборами всегда основывались новые партии, иногда больше, иногда меньше. Среди новых часто можно найти старых знакомых: партия пожилых – "Седые" (Седые Пантеры, die Grauen), Коммунисты - КПГ , Республиканцы, Эколого-демократическая партия, Партия верных библии христиан. Заместитель председателя этой партии в Берлине - Матиас Гардайн:

«Наша цель – политика для христиан. Именно в том, что интересы христиан всё меньше принимаются во внимание правящими партиями, мы видим перспективу для нас. Кроме того, это повод вновь обратиться к библейским корням, особенно в такой христианской стране как Германия».

Причины для вступления в малые партии разнообразны, утверждает эксперт по политическим партиям Richard Stöß (Свободный университет Берлин).

«С одной стороны, это христиане, которые недовольны изменениями в церкви и хотят возродить старые традиции. С другой стороны, это опытные организаторы союзов, как в церкви, так и в других религиозных организациях. Они говорят: «Надо сопротивляться, основать свою партию и доказать, что мы правы». У них сильная оппозиционная воля.

Наша система, собственно, рассчитана на то, чтобы граждане собирались и отстаивали свои интересы в партиях. В Германии для этого большие возможности по сравнению с другим странами, где избирательные законы предотвращают появление в парламенте малых партий».

Richard Stöß годами занимался не только небольшими, но и мини-партиями, партиями – лилипутами:

«Первая группа - люди, которым нравится заниматься политикой. Они рассчитывают попасть в центр внимания прессы. А это особенно вероятно во время выборов. Некоторые надеются также на то, что таким образом удастся пополнить кассу партии, поскольку по закону партиям, набравшим некий минимум голосов, гарантировано возмещение средств, потраченных на избирательную кампанию».

Вторая категория - это кандидаты, претендующие на «первый голос». Они надеются получить "прямой" мандат в Бундестаг.

«Чтобы зарегистрироваться в качестве независимого кандидата, претендующего на первый голос, достаточно получить подписи всего лишь 200 человек, живущих в его избирательном округе. Подписи должны быть проверены и подтверждены местной властью. Это значит, что нельзя просто пойти и собрать подписи в пешеходной зоне города, это должны быть избиратели живущие в данном округе».

Однако, заместитель председателя избирательной комиссии Hermann Glaab (Stellvertretende Bundeswahlleiter) не может припомнить ни одного случая, чтобы кто-либо из независимых кандидатов когда-либо добрался до Бундестага. Что же их заставляет браться за это безнадёжное дело? Richard Stöß поясняет причины:

«Существуют две категории кандидатов. Одни считают, что в избирательном округе есть проблемы, которые ведущие партии упускают из вида, и надеются решить их непосредственно в парламенте. Ко второй группе кандидатов принадлежат люди, которые потерпели провал в своей партии. Часто они искаженно воспринимают действительность. Они ориентируются на результаты опросов, которые говорят, что 20 –25% населения недовольны политиками. Из этого они делают вывод, что потенциал недовольных очень велик, и если они очень постараются, то смогут пробиться в парламент и доказать что-то ведущим партиям. Нужно быть очень наивным, чтобы мечтать о завоевании избирательного округа».

Gerhard Höhle, один из таких кандидатов в Берлине, ни в коей мере не считает себя наивным. 28-летний студент политологии видит в себе современного Робин Гуда, цель которого - наполнить кошельки своих ближних:

«Я – адвокат моих сограждан, я служу им».

Его лозунг, соответственно: “Больше нетто для всех”, т.е. чтобы у людей после вычета налогов оставалось больше денег в кармане. Свою избирательную кампанию в центральном районе Берлина студенту приходится оплачивать из своего кармана. И в этом он также усматривает своё превосходство над другими политиками:

«Я не завишу от членов партии в финансовом плане. Но если я получу голоса избирателей, то они поддержат меня и у меня будет больше возможностей для переговоров, чем у обычного гражданина».

По мнению Gerhardа Höhle, политик прежде всего должен быть достойным доверия. Когда СДПГ высказалась за участие в военных действиях в Афганистане, он вышел из партии:

«Депутаты были под давлением руководства партии. Это наглость и поэтому я вышел из партии и выступаю теперь как независимый кандидат».

Так же серьёзно преследует свои политические цели юная Александра Арнсбург, выставляя свою кандидатуру от партии Социальная Альтернатива в 77-ом округе Берлин-Панко. Социальная Альтернатива ещё не получила в Германии статуса партии, поэтому Александра выступает как прямой кандидат (Direktkandidat). Александра считает, что олицетворяет собой среднего человека с улицы: молодая мать-одиночка, служащая фирмы Телеком:

«Мы хотим участвовать в выборах, потому что признанные партии не защищают наших интересов. Нужна новая партия. Политика правящих партий за последние годы привела к тому, что доходы фирм увеличились, в то время как зарплата осталась прежней. Богатство течет в руки кучки людей, а бедные теряют всё больше».

По определению Рихарда Стёсса, Александра попадает во вторую категорию кандидатов. После неудавшегося создания партии, Социальная Альтернатива стремится попасть в парламент с помощью «первого голоса». Но это только как средство достижения более высокой цели:

«Большинство сыто политикой по горло. Людям ясно, что они не смогут внести существенные изменения в положение в парламенте, который является частью нашей системы и капиталистического общества. Мы хотим воспользоваться мандатом, чтобы привлечь внимание общественности к нашим идеям и программе, привлечь новых людей к борьбе за иное общество».

Остальные кандидаты и малые партии появляются на выборах только один раз, а именно в день выборов - в предварительных расчетах и в официальных итогах. В Германии это далеко не новое явление, они были всегда, хотя конъюнктура и менялась со временем:

«Начало положила отмена обязательных лицензий для политических партий. После этого, в 1949-50 году, особенно малые партии стали расти как грибы после дождя. Затем начался процесс концентрации сил внутри больших партий, который продолжался до 70-ых. В конце 70-ых опять стали образовываться небольшие партии, но уже с другой тематикой. В 50-ые/60-ые речь шла о гражданской активности, правах, создании гражданской инициативы. Это было связано с экологическими и социальными движениями».

Описанное учёным резкое увеличение количества малых партий началось перед всеобщими выборами в 1990. Кульминационный пункт был достигнут 4 года назад, когда была зарегистрирована 31 партия-кандидат. Ни одна из них не смогла набрать даже полутора процентов. Эксперт по политическим партиям Стёсс комментирует:

«Новая политическая партия имеет смысл только в том случае, если налицо фундаментальные проблемы, которые ведущие партии решить не в состоянии. В случае с Зелёными - это тема экологии. Ведущие партии тогда (в начале семидесятых) не распознали изменения во мнении электората. На основе нового социального движения были созданы новые партии. Зелёные тогда вошли в состав парламента. ПДС вошла в парламент после объединения Германии, т.к. многие жители восточной Германии (бывшей ГДР) видели в ПДС выразителя их специфических интересов. Это значит, что шансы оппозиционных партий, как левых, так и правых уменьшаются. Нужно также учитывать, что Республиканцы и DVU иногда добиваются успеха в региональных выборах, но чаще всего за них голосуют в знак протеста против политики традиционных партий».

Из почти 50 миллионов отданных в прошлых выборах “прямых голосов”, на малые партии пришлось больше чем 1,8 миллионов голосов, то есть 3,7%. На “вторые голоса” пришлось 2,9 миллионов (5,9% ).

Как закончится эта конкурентная борьба партий и политиков в Германии вы узнаете на нашем канале 22 сентября после 20 часов по московскому времени.