Политическая анатомия ″крепкой мужской дружбы″ | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 07.10.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Политическая анатомия "крепкой мужской дружбы"

Доверительные отношения Шрёдера и Путина, оказывая мощный медийный эффект, в течение 15 лет являлись фактором развития двусторонних связей.

default

Берлин, 8 сентября 2005

Kohl und Gorbatschow

Михаил Горбачев и Гельмут Коль

На закате Советского Союза эта "политическая дружба" была важна для Гельмута Коля и Михаила Горбачева, ее значение еще более усилилось с приходом к власти Бориса Ельцина.

Интенсивный обмен

Герхард Шрёдер и Владимир Путин сделали еще один шаг вперед: "Герд" и "Володя", очевидно, по-человечески хорошо понимают друг друга - доказательством этому может служить, например, совместное празднование Рождества и дней рождений.

На политическом же уровне они всегда стремились сплотить Россию и Германию. Ни с одной другой страной за последние пять лет Россия не имела такого активного обмена на высшем официальном уровне: многочисленные встречи, правительственные консультации, инициированный Шрёдером и Путиным "Петербургский диалог", имеющий целью сблизить элиты обеих стран.

Kaffeetrinken bei Kumpel Putin Schröder und Putin

Герд и Володя

"Немецкая" карта Путина и "русская карта" Шредера

Даже если во внешней политике Путина периодически случались некоторые повороты, партнерство с Германией занимало прочное место среди ее немногих констант. Несомненно, важную роль сыграло личное отношение Путина к этой стране - знание немецкого языка и его опыт работы в ГДР. Но и российская политика Шрёдера всегда шла навстречу германской политике Путина.

Канцлер Германии избегал критиковать внутриполитические действия Путина, а если и допускал, то лишь за закрытыми дверями. Эта "тихая дипломатия" также способствовала развитию хороших отношений Берлина с Москвой. Кульминационным моментом было публичное заявление Шрёдера о том, что Путин - чистой воды демократ. Такая политика по отношению к России

Gerhard Schröder und Wladimir Putin in Jekaterinenburg

сделала канцлера важнейшим партнером российского президента в Европе. Но и канцлер Германии, в свою очередь, образовав ось Берлин-Париж-Москва, укрепил свои позиции в противостоянии иракской политики США. После 2002 года партнерство с Россией стало знаковым элементом внешней политики Шрёдера.

Обоюдная польза

Добрые немецко-российские отношения давали все больший позитивный эффект. Обе страны выигрывали за счет процветающего торгового и экономического обмена. Так, министр финансов Германии Ханс Айхель (Hans Eichel) за счет досрочного возврата российских внешних долгов смог залатать некоторые прорехи в государственном бюджете.

Путин же использовал поддержку Берлином российских амбиций внутри "большой восьмерки" и в ее стремлении стать членом ВТО. Германия стала своеобразным мотором для политики Европы в отношении России. Не менее полезной для Кремля была готовность немецкой стороны даже в одностороннем порядке, без поддержки других европейских государств, идти на встречу России (вспомним, к примеру, визовые договоренности).

Присоединение России к Киотскому протоколу Шрёдер может рассматривать как свой личный успех, впрочем, как и свою роль в ходе политического кризиса на Украине: доверие Путина к канцлеру помогло России смириться с развитием "оранжевой" ситуации на Украине.

Препятствие для партнерства

В российско-немецких отношениях, несмотря на общие интересы и "крепкую мужскую дружбу", все-таки осталась нерешенной основная проблема. Для истинного партнерства не хватает базы в виде общих политических ценностей. С момента распада Советского Союза в России так и не появились ни демократия, ни правовое государство. А опыт 90-х годов вызвал разочарование политической элиты и широкой общественности России в демократических идеалах. Основной провозглашенной целью в России является экономическая модернизация. При этом ради

Der russische Präsident Vladimir Putin mit Gerhard Schröder in Weimar

укрепления власти Кремля мало внимания уделяют демократическим принципам, или же ими сознательно пренебрегают. Шрёдер мирился с этими авторитарными тенденциями, исходя из постулатов так называемой "реальной политики". А основную проблему он решить так и не смог - как не сможет ее решить и Ангела Меркель, если она станет следующим канцлером.

Контекст