1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Политик с репутацией героя

Вряд ли найдется другой израильский политик, который, как Ариэль Шарон, воплощал бы в себе "израильтянина нового типа" - уверенного в себе, своенравного, непоколебимого, упрямого.

default

"Эре Шарона" наступил конец?

Шарон родился в феврале 1928 года. В 14-летнем возрасте он примкнул к военизированной молодежной организации "Гадна", и его военная карьера была предначертана. Без терний не обошлось, ведь Шарон не раз поступал так, как он считал нужным, а не так, как ему приказывали.

От Синайской войны до Сабры и Шатилы

Israel Porträt Ariel Scharon - Scharon Sechs-Tage-Krieg 1967

Ариэль Шарон в мае 1967 года

Шарон приобрел репутацию героя. Как во время Синайской войны 1956 года, так и в период Шестидневной войны 1967 года. В 1973 году из-за самовольного оставления части ему пришлось уйти из армии, и он занялся политикой. Шарон примкнул к правому лагерю Менахема Бегина и помог ему сформировать "Ликуд" - блок группировок националистского толка. На военную службу его заставила вернуться Октябрьская война 1974 года. Но год спустя ему пришлось уволиться в запас. Причиной тому стали его политические взгляды.

Восемь лет спустя, в 1982 году, на посту министра обороны Израиля он стал движущей силой израильской интервенции в Ливане. Пытался насадить в регионе новый порядок, где бал правили бы Израиль и христианский Ливан. Но Шарон недооценил своенравие своих союзников: в 1982 году, на глазах израильской армии, ливанские христиане устроили резню палестинских беженцев в лагерях Сабра и Шатила в окрестностях Бейрута. Комиссия по расследованию трагедии вынесла заключение о непригодности Шарона к службе в политических структурах, и он был вынужден уйти в отставку. Но к концу его политической карьеры это не привело. В скором времени он вернулся в кабинет министров, в первую очередь посвятив свою деятельность организации строительства новых поселений на оккупированных Израилем территориях.

Палестинцев он всегда воспринимал как врагов

Israels Premierminister Ariel Sharon und Palästinenserführer Yasser Arafat

Шарон - Арафат: вечное противостояние

В глазах Шарона палестинцы всегда представляли образ врага. Именно поэтому разыгралась война в Ливане, именно поэтому, годы спустя, в одном из интервью Шарон выразил сожаление по поводу того, что он не уничтожил Арафата во время войны в Ливане. Именно поэтому он оказывал фанатичную поддержку поселенческому движению.

Когда к власти в Израиле пришел "Ликуд" во главе с Беньямином Нетаньяху, Шарон стал занимать различные посты в правительстве - вплоть до министра иностранных дел Израиля.

На посту премьера Израиля

В 2001 году главой правительства стал Шарон. Избиратели ждали от него решительных действий и восстановления спокойствия и порядка. Вместо этого он изолировал Арафата и вновь разрушил все, что было создано в первые годы существования Палестинской автономии по созданию ее инфраструктуры.

Gipfeltreffen in Nahost: Scharon, Bush und Abbas

Шарон, Буш и Аббас в 2003 году

Лишь с помощью больших усилий США при поддержке ООН, Европы и России (так называемый "ближневосточный квартет") удалось добиться того, чтобы Израиль и палестинцы приняли так называемую "дорожную карту" - концепцию процесса мирного урегулирования на Ближнем Востоке.

Во главе новой партии

Как бы то ни было, Шарон неожиданно выступил с предложением об одностороннем отводе израильских войск из сектора Газа, и прошлой осенью он взялся за осуществление задуманного. В "Ликуде" из-за этого начались жестокие распри. Нетаньяху поставил под вопрос руководящую роль Шарона в партии.

Тактика Шарона была все такой же: неожиданной. Он покинул "Ликуд", создал новую партию - "Кадима" ("Вперед") - и объявил о проведении новых выборов 28 марта 2006 года. Одновременно он дал распространиться слухам о том, что хотя он и отказывается от Газа, но выступает за укрепление поселений в Восточном Иерусалиме и дальнейшую его аннексию. Все говорит о том, что новая партия вознамерилась основательно взбудоражить политическую сцену Израиля. Но без Шарона это вряд ли возможно. И будущее региона весьма туманно.

Контекст