1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Политик и его время

22.07.2006

Йошка Фишер распрощался с немецкой политикой. Он считает, что в условиях демократии нельзя засиживаться на руководящей должности.

default

Если Вы интересуетесь немецкой политикой и паче чаяния даже ведете список немецких политиков, оставивших след в мирововй истории, то к именам Аденауэра, Эрхарда, Бранда, Геншера, Коля и некоторых других можете смело вписать еще одно – Йошка Фишер.
Накануне начавшихся в Германии парламентских каникул бывший министр иностранных дел и вице-канцлер предыдущего «красно-зеленого» правительство ФРГ официально попрощался с отечественным политическим бомондом. Фишер, пожалуй, самый незаурядный из немецких политиков новейшего времени. И Вы его, конечно, знаете. Его политическая карьера для упорядоченных немецких реалий уникальна – от бунтаря шестьдесят восьмого года, зарабатывавшего на жизнь за баранкой такси, и участника уличных сражений с полицией – до вице-канцлера ведущей страны Европы и общепризнанного атворитета на мировой арене.

Фишер сделал не только головокружительную карьеру для немца, не имеющего не только высшего, но даже законченного среднего образования, но и весьма примечательную личную идеологическую эволюцию. На той прессконференции, когда он прощался с нами, берлинскими парламентскими журналистами, он произнес монолог, явно спонтанный, а потому, без сомения, абсолютно искренний, и вот с этим его монологом я и хочу вас познакомить. Думаю, что это будет особенно интересно на фоне российских дискусиий о том, стоит ли Владимиру Путину оставаться еще на один президетский срок или после конституционного пререрыва снова возрващатья на кремлевский трон. Так вот, нас, журналистов, на той пресс-конференции в Рейхстаге почему-то одолевали сомнения – ну, не может такой популярный политик как Йошка Фишер навсегда уйти с немецкой политической сцены, причем, в самом расцвете для политика возрасте – всего-то пятьдесят восемь лет. Вопросы ему на эту тему задавали так и этак, и в конце концов Йошка Фишер, на секунду задумавшись, объяснил:

Демократия – она на время. Вас, возможно, удивит, но в этом вопросе я крайне консервативен. Немецкий филосов Эрнст Блох как-то сказал очень точную фразу: банальность – это контрреволюция, а потому её не следует допускать в бундестаге. Блох имел в виду не революцию и контрреволюцию в прямом смысле слова, а то, что банальность, обыденность ведет к регрессу.

Бундестаг может гордиться собой. На посту министра иностранных дел я видел, хоть и со стороны, многие парламенты. Немецкий, возможно, не так силен, как британский. Но стыдиться ему нечего. У него хорошее чувство собственного достоинства. И оно должно сохранятся в нашей парламентской традиции. Я категорически против «приватизации» политических дебатов, в центре власти должен оставаться бундестаг.

А второе – вы не становитесь лучше, если на протяжении многих лет занимаете ответственный пост в государстве и даже если весьма успешно справляетесь со своими обязанностями. Наоборот, рутина неминуемо делает политика хуже. Я благодарен за шанс, который позволил мне семь лет пробыть на посту министра иностранных дел. Не жалею ни об одной секунде этой работы. Но это и постоянный вызов. Триста шестьдесят пять дей в году по двадцать четыре часа в сутки. Под таким прессом человек не становится лучше. Ваша задача – журналистов – в том и состоит, чтобы постоянно подвергать правящих тесту: а справляются ли они еще с таким нажимом. Не всегда это приятно, порой реагируешь на такие тесты неадекватно.

Во время нашего второго легислатурного периода я понял, что пора уходить. И даже если бы мы снова победили, через год я бы добровольно ушел в отставку. Я – человек не из того теста, чтобы почивать на лаврах успеха и управлять таким успехом. Жизнь продолжается и она не заключается в том, чтобы раз добившись лидирующего положения, всё время его снова и снова отстаивать. Это противоречит и смыслу демократических институтов.

Правда, маленькую щелочку для возможного возращения в политику – не немецкую, а мировую – Йошка Фишер всё-таки оставил. Когда вопрос на эту тему ему задали уже раз в седьмой, он со свойственным ему юмором сказал:

Ну, если я когда-нибудь буду стучаться в небесные врата, и апостол Петр скажет: ты нам еще нужен, как специальный посланник Бога где-нибудь на земле...

(смех)

Кто я - жалкий земной червь - такой, чтобы сказать: апостол Пётр, об этом не может быть и речи, я здесь только для того, чтобы петь «Боже спаси и сохрани мою душу». Но можете исходить из того, что национальная политика для меня закончилась и никаких амбиций в мировой политике у меня тоже нет.

«Апостол Пётр» обратился к Фишеру, не дожидаясь, когда он постучиться в врата рая. Вслед за «зелеными» депутатами бундестага и Европарламента, некоторые влиятельные деятели Израиля, а также палестинские авторитеты предложили кандидатуру бывшего немецкого министра иностранных дел в качестве посредника для достижения перемирия на Ближнем Востоке. Он пока раздумывает над неожиданным предложением. Не ответил ни отказом, ни согласием.

Йошку Фишера я встретил несколько дней назад в берлинской гостинице «Регент», куда меня привела какая-то очередная прессконференция. В фойе отеля я чуть было не столкнулся с ним нос к носу – я вбегал, он как раз выходил из здания. Опаздывая, я тем не менее развернулся и вышел вслед за ним на тротуар. Захотелось почему-то окликнуть его, но не доставать диктофон и ничего не спрашивать, а просто попросить пожать руку. Постеснялся. А Фишер, сунув руки в карманы брюк плохо сидящего на его крупной фигуре серого костюма, повернул направо и вразвалочку зашагал по Шарлоттенштрассе куда-то в сторону Французского собора на площади Жандарменмаркт. Совсем один, без всякой охраны. Он теперь сугубо приватное лицо.

Новости «Русского Берлина».

Из моего окна в офисе «Столичной студии» «Немецкой волны» хорошо виден новый главный вокзал Берлина. На его стеклянном восточном портале до сих пор висят два огромных транспаранта. На одном написано «Спасибо за отличные игры и голы», на втором: «Классно играли и заслуженно выиграли». А под ним – портрет болельщицы с итальянским флагом на щеке. Это – о прошедшем в Германии чемпионате мира по футболу. Чемпионат вовлек в свою футбольную орбиту даже тех, кто раньше понятия не имел что это за игра, почему два десятка взрослых мужчин бегают за одним мячом. Армия футбольных болельщиков теперь изрядно выросла. Вот и Ольга Карина, раньше от футбола далекая, отправилась на проходивший в Берлине первый матч третьего квалификационного раунда Кубка УЕФА. «Москва» встречалась с местной Хертой.

Похоже берлинцы еще не пришли в себя от недавнего чемпионата мира по футболу. Трибуны стадиона имени Фридриха Ульриха Яна в берлинском районе Пренцлауерберг так и остались полупыстыми. Болельщики Херты вяло жевали сосиски, лежали на траве, знакомились с девушками, пили пиво, ходили туда-сюда. Вообщем по всему было видно, что болеют они за любимую команду немного с прохладцей, не так ожесточенно, как обычно. Весь стадион заводила горстка россиян, растворившаяся в сине-белом море болельщиков Херты:

50 болельщиков из москвы. Чартр прилетел. Нам нужна подеба. Иначе зачем мы сюда приехали.

Переживали за московскую команду и местные русскоязычные берлинцы:

Здесь живем, болеем за Москву конечно.

Однако, ничто не помогло. Счет так и остался ноль-ноль.

Леонил Слуцкий тренер московской команды после финального свистка выглядел удрученным. Он-то явно рассчитывал на большее:

Очень интересная получилась игра на мой взгляд. Я думаю, что она держала зрителей в напряжении все 90 минут. Мы очень серьезно готовились к противостоянию с одной из лучших команд германии и европы и даже по ходу игры расчитывали больше, чем на конечный результат игры ноль-ноль.

Главный тренер хозяев поля Фалько Гетц напротив заявил, что не может быть недоволен результатом:


Футбольный клуб Москва показал хорошую игру. Мы могли бы проиграть. У наших ворот было немало опасных моментов. Я очень рад, что нам удалось удержать ничью. Однако, этот результат оставляет нам шансы на выход в кубок УЕФА. Через неделю мы будем выглядеть лучше.

Теперь все зависит от следующей встречи команд. 22 июля в российской столице на стадионе Торпедо состоится ответный матч. Москвичи уверены, что в ответном матче победа достанется именно их команде. Тем более, что ничья в гостях делает россян фаворитом:

Москва выбьет Герту. Москва просто сильнее и по большому счету Герта это середнячок чемпионата германии, а москва это один из лидеров. Нас устраивает ноль-ноль здесь, а дома мы выиграем.

Мнения больельщиков разделились и по поводу того, чья команда играла лучше:

Я думаю 50 на 50. и у тех и у тех моменты были.

Мне показалось, Герта была сильнее.

Никто, обе команды сыграли плохо.

Были шансы и с той и с другой стороны. Просто их бездарно упустили.

Русские играли лучше.

Мы вылетим – это точно.

Если нам не повезет, мы проиграем.

Хотя игра давно закончилась, вчера до позднего вечера по Шенхаузералее разносились крики болельщиков.

Ответный матч, кстати, проходит сегодня на стадионе «Торпедо» в Москве.

А теперь – еще одна страничка радиожурнала «Столичная студия»

(Русский Берлин)

Вопросы интеграции живущих в Германии иностранцев стали главной темой встречи федерального канцлера Ангелы Меркель с представителями мигрантских организаций и общин. На встречу, которую назвали «интеграционной встречей в верхах», был приглашен игумен Даниил Ирбитц, секретарь архиепископа Берлинского и Германского Феофана, который возглавляет немецкую епархию Московской патриархии.

«Слава Богу, что правительство... изучать немецкую культуру»

(аудиофайл)

По мнению отца Даниила, нельзя винить в интеграционных проблемах исключительно немецкие власти. Эмигранты должны решительно брать дело в свои руки.

«В конце концов... у них все по-русски»

(аудиофайл)

По словам отца Даниила, Московская патриархия делает в Берлине все, что в ее силах, чтобы помочь соотечественникам.

«При нашей епархии... английского языка»

(аудиофайл)

Итогами интеграционной встречи в верхах игумен Даниил Ирбитс остался доволен. Создана рабочая группа. Ее члены обсудят положение мигрантов в Германии и предложат конкретные пути их более глубокой интеграции в немецкое общество...