1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Политики вспомнили о детях

28.03.2002

Как Вы думаете, когда политики публично и настойчиво вспоминают о детях? Правильно, когда у них рейтинги падают. Или когда публику от других проблем отвлечь нужно.

Ну а если о детях вдруг озаботились с телеэкранов политики всех без исключения партий в стране, о чём это говорит? Тоже правильно, это говорит о том, что впереди - выборы. Вот и в Германии парламентские выборы назначены только на 22-ое сентября, а кандидаты уже сегодня соревнуются, кто больше наобещает избирателям с детьми. Но сначала - короткая справка о том, какими льготами уже сегодня пользуются дети и родители.

Пособия на детей или так называемые «детские деньги» сегодня в Германии составляют по 154 евро в месяц на каждого из первых трёх детей, и по 179 евро начиная с четвёртого. При этом родители могут выбирать между пособием и освобождением от налогов. Для людей со средними и высокими доходами сумма освобождения от налогов может оказаться значительно выше, чем пособие. Если женщина работает, то средняя зарплата сохраняется за ней последние полтора месяца до родов и первые два месяца после рождения ребёнка. После этого она может получить так называемое пособие по воспитанию ребёнка. Размер пособия зависит от длительности срока его получения. Если молодая мама хочет получать его в течение двух лет, то оно составляет в среднем 300 евро в месяц. Если же она считает, что одного года достаточно, то размер пособия повышается в полтора раза. Кстати, родители могут выбрать, кто откажется от работы и будет получать пособие по воспитанию - отец или мать ребёнка. В некоторых случаях пособие могут получать и другие близкие родственники ребёнка. Это только прямые выплаты на детей. Но есть и много других льгот. Например, при строительстве собственного дома или покупке квартиры родители с детьми получают значительные налоговые послабление. Семьи с низкими доходами получают субсидии на квартплату. Наличие детей учитывается и при начислении пособий по безработице и социальных пособий для малоимущих.

Ну а теперь наш берлинский корреспондент Моника Ломюллер попыталась разобраться, какие же улучшения для родителей с детьми предлагают в преддверии выборов различные партии:

Дальше всех идёт кандидат на пост канцлера от оппозиционных христианско-демократического и христианско-социального союзов, премьер-министр федеральной земли Бавария Эдмунд Штойбер. Он предлагает ввести так называемое семейное пособие. Размер его - по 600 евро в первые три года после рождения каждого ребёнка. Затем, до 18летия ребёнка размер пособия должен составлять по 200 евро в месяц. В устах Эдмунда Штойбера эта забота о семье звучит убедительно. Он известен как защитник традиционных ценностей, в том числе и семейных. У него трое детей и четверо внуков. И хотя сам Эдмунд Штойбер свою частную жизнь никогда не афиширует, - даже на его персональной странице в интернете до сих пор нет об этом никаких данных - за ним закрепился образ примерного семьянина. Конечно, подобный вызов правящие социал-демократы не могли оставить без ответа. Канцлер Герхард Шрёдер срочно созвал своих товарищей по партии на форум по вопросам семьи и заявил:

«Пособия на детей необходимо поэтапно - а все другие планы лишены финансовой базы и поэтому мы не станем давать пустых обещаний - так вот, пособия на детей надо поэтапно поднять до уровня налоговых льгот на детей для семей с высокими доходами. Ведь действительно никто не понимает, почему на детей, которые растут в таких материальных условиях, как, например, мои, государство готово тратить больше, чем на детей, которые растут в ситуации, которая так хорошо знакома мне по моему собственному детству».

Канцлер Шрёдер - прекрасный коммуникатор. В двух предложениях он успел напомнить избирателям, что и сам-то он вырос в бедной семье, и поэтому прекрасно понимает их, избирателей, заботы. Кроме того, он успел походя куснуть своего соперника, мол, тот раздаёт пустые обещания. Но если отвлечься от этих речевых приёмов, что конкретно обещает родителям с детьми сам канцлер? Это нетрудно подсчитать. Налоговые льготы на каждого ребёнка для людей с высокими доходами составляют около 200 евро. Вот до этого уровня канцлер и собирается поэтапно поднять «детские деньги». Выходит гораздо меньше, чем у его соперника Эдмунда Штойбера. Зато канцлер упирает на то, что роль женщины, как и роль семьи в современном мире давно не соответствует традиционным представлениям. В его устах это заучит убедительно. Герхард Шрёдер свою личную жизнь не афиширует. Даже на официальной страничке канцлера в «Интернете» трудно найти данные об этом. Известно только, что недавно он купил дом в Ганновере для своей жены Дорис Кёпш и её 11-летней дочери. Это его четвёртый брак. Герхард Шрёдер упирает на то, что женщинам с детьми надо создать условия, чтобы они могли работать, то есть всемерно развивать сеть детских садов и школ продлённого дня:

«Тогда и только тогда молодые женщины, которые сегодня лучше образованы, чем когда бы то ни было в истории, получат шанс реализовать свои возможности в трудовой жизни, добиться самостоятельности».

Партия «Зелёных» тоже требует повсеместно ввести бесплатные детские сады и школы продлённого дня, повысить пособия на детей и внести такие изменения в трудовое законодательство, чтобы женщины с детьми могли гибко планировать своё рабочее время. Коренные улучшения обещают и «свободные демократы», правда, конкретно сформулировать свою программу по вопросам семьи они намерены только к концу мая. Но этим небольшим партиям нетрудно соревноваться в посулах. У их кандидатов нет шансов занять пост канцлера, поэтому поймать их на слове избирателям не удастся. Иное дело - Герхард Шрёдер и Эдмунд Штойбер. Один из них станет следующим канцлером Германии. Сильно упрощая, можно сказать, что Шрёдер делает упор на коммунальные, общественные программы, а его соперник предлагает просто дать родителям больше денег, чтобы они сами решили, как им организовать уход за детьми - в семье или в детском саду. Вот в деньгах-то и вся загвоздка. И действительно, программа, которую предлагает кандидат на пост канцлера от оппозиционных христианско-демократического и христианско-социального союзов Эдмунд Штойбер, по предварительным подсчётам, обойдётся в гигантскую сумму от 20 до 30 миллиардов «евро» в год. Как выкроить такие деньги в федеральном бюджете, никто не знает. А нынешний канцлер Герхард Шрёдер пытается переложить все расходы на местные власти, ведь детские сады и школы находятся в их ведении. Но большинство городов и районов в Германии находятся едва ли не на грани банкротства. Где им взять дополнительные деньги, чтобы выполнить предвыборные обещания нынешнего Канцлера, тоже никто не знает.

Кто всё это заказал? Кто всё это оплатит? У кого столько денег? спрашивают наши весёлые музыканты. Резонного ответа политики пока не дают. Но давайте посмотрим, как отражается материальное положение семей на детях. Наш корреспондент Барбара Грубер подготовила сообщение об этом:

В Германии два миллиона детей и подростков относятся к категории «бедных». Правда, «бедность» - понятие относительное. Бедными считаются в Германии те, у кого доход на члена семьи составляет меньше половины среднего по стране. Но как отражается эта относительная бедность на развитии детей? Председатель немецкого союза детских врачей Клаус Гритц говорит:

«У матерей, которые живут в плохих социальных условиях, гораздо выше риск преждевременных родов. А мы знаем, что примерно треть недоношенных детей впоследствии хуже учатся, страдают отклонениями в психическом развитии. Но и в целом дети из неблагополучных семей позже начинают ходить и говорить. В плохих социальных условиях гораздо выше опасность детского травматизма. Возьмите ожоги, тут прослеживается прямая зависимость между условиями жизни и вероятностью тяжелых ожогов у детей дошкольного возраста.»

Но и у школьников заметны различия. Ожирение, кариес, астма гораздо шире распространены среди детей из бедных семей. Зачастую это последствия неправильного питания. Такие дети чаще страдают депрессиями, больше подвержены опасности наркомании. Такие дети чаще начинают курить и употреблять алкоголь ещё в подростковом возрасте:

«Но и обычная гигиена не выдерживает никакой критики. Зачастую в таких семьях одна-единственная зубная щётка. Ей пользуются нерегулярно, зато все члены семьи по очереди. По незнанию или равнодушию родители не делают своим детям необходимых прививок, реже показывают их врачу. В результате дети чаще болеют инфекционными болезнями, например, коклюшем или корью.»

Список проблем, с которыми сталкиваются дети из неблагополучных семей, можно продолжить едва ли не до бесконечности. Причём Клаус Гритц всё время говорит именно о неблагополучных семьях. Хотя зачастую определения «бедные» и «неблагополучные» семьи совпадают. Зачастую бедность является следствием низкого уровня образования и профессиональной подготовки родителей или алкоголизма в семье:

«Конечно, можно повысить пособия на детей, но тут уместен вопрос, действительно ли эти деньги пойдут на пользу самим детям. Ни для кого ведь не секрет, что в неблагополучных семьях «детские деньги» используются не по назначению, на алкоголь, например. Во многих случаях помощь извне гораздо важнее, чем просто деньги.»

Но что означает «помощь извне»? Немецкий союз врачей-педиатров требует, чтобы каждый ребёнок имел возможность посещать детский сад, а затем и группы продлённого дня в школе. Кроме того, врачи выступает за введение в школьные программы уроков гигиены и охраны здоровья:

«И, само собой разумеется, во всех школах надо ввести бесплатные обеды, чтобы дети из неблагополучных семей хотя бы раз в день получали нормальную горячую пищу. Или такой вопрос: у каждой маленькой фирмы есть свой врач, который следит за здоровьем сотрудников. Почему нет врачей при школах? Хорошо, медицинская страховка есть у всех, но именно детей из неблагополучных семей реже других приводят к нам. Я понимаю, что всё это стоит денег. Но это сравнительно небольшие капиталовложения сейчас, которые сэкономят огромные суммы в будущем. Профилактика всегда дешевле лечения. Но наши политики не умеют думать в долгосрочной перспективе. У них кругозор ограничен интервалом в четыре года - от выборов до выборов».