1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Читальный зал

Политбюро раскрывает секреты

27.09.2006

Я продолжаю знакомить вас с некоторыми новинками Московской международной книжной ярмарки. Прошло две недели, как я вернулся из российской столицы с чемоданом книг, и некоторые из них даже успел прочитать, ну, а коротко познакомился, хотя бы пролистал – все. И уже знаю, что, скажем, отдельную передачу посвящу интереснейшей книге «Большой спорт и большая политика», которую издательство «Российская политическая энциклопедия» выпустило при поддержке Бохумского университета. Отдельного разговора заслуживает, несомненно, новая книга Владимира Войновича «Персональное дело», в которое вошли, среди прочего, его короткие, ядовитые комментарии или эссе (уж не знаю, как определить жанр) в «Известиях» и «Новых известиях». И хотя со времени их публикации прошло несколько лет, большинство из них поразительно актуальны, как будто написаны вчера. Или даже сегодня.

Но что я буду кормить вас обещаниями рассказать о таких-то и таких-то книгах в будущих передачах. Познакомлю вас с книгами, которые лежат передо мной. Одна из них вышла в издательстве «Альпина Бизнес Бук» и называется «В Политбюро ЦК КПСС…» В её основе лежат записи, которые с 1985 по 1991-й годы (то есть с начала перестройки до развала Советского Союза в целом и КПСС, в частности) вели на заседаниях Политбюро и закрытых совещаниях в ЦК КПСС помощники Горбачёва Анатолий Черняев и Георгий Шахназаров, а также член Политбюро Вадим Медведев.

Книга «В Политбюро ЦК КПСС…» рассказывает о том, как начиналась и развёртывалась политика перестройки в высших эшелонах власти, как трудно шёл поиск оптимальных (как казалось участникам дискуссий) решений. Прекрасно показана внутрипартийная борьба и беспомощные попытки справиться с экономической катастрофой и сохранить Союз. Сам Михаил Горбачёв клянётся, что практически ничего из подготовленных к печати записей не убирал, за исключением разве что «крепких мужских выражений». Несмотря на это, многие страницы книги сохранили вовсе не протокольный накал страстей. Например, когда обсуждалась знаменитая статья Нины Андреевой, Лигачёв, Соломенцев и Воротников поначалу хвалили её, но потом, когда Горбачёв произнёс «а у меня вот другое мнение…», Воротников стал оправдываться, Громыко – «подстраиваться», «болтать что-то невнятное, ни нашим, ни вашим», как выразился Александр Яковлев… А Чебриков, который накануне уже было открыл рот, чтобы похвалить статью, осудил её… В общем, даже на таком – высшем в стране – уровне чинопочитание и страх перед начальством были определяющими. Но не всегда. Например, дискуссия, в которой шла речь о необходимости вывода советских войск из Афганистана, была очень острой.

Три с половиной тысячи страниц записей, которые независимо друг от друга вели Черняев, Шахназаров и Вадим Медведев, воплотились в восемьсотстраничный том. Записи передают, хотя и в весьма лаконичной форме, живую картину происходящего. Члены Политбюро спорили, ругались, «буквально за грудки хватали друг друга», по словам помощника генсека Анатолия Черняева, а Горбачёв «то и дело разнимал Лигачёва с Рыжковым».

Возможно, кому-то все эти страсти-мордасти покажутся очень далёкими и сегодня интересными разве что для историков. Возможно. Но ценность книги для осмысления перестройки, плодами которой Россия пользуется и сегодня, неоспорима. Да и для каждого, по-моему, очень интересно будет узнать, как именно принимались касавшиеся лично его решения нередко поистине исторической значимости. Ведь перестройке, которой в сегодняшних российских учебниках истории отведено всего восемь строк, как сказал на презентации книги Михаил Горбачёв, «это начало пути, которым нам предстоит идти весь 21-й век».

«Увлекательный и полезный политический текст», - так оценил книгу «В Политбюро ЦК КПСС…» сегодняшний главный редактор «Московских новостей» Виталий Третьяков. Кстати говоря, прочитав часть записей, он нашёл в них подтверждение своей собственной гипотезе о том, что вовсе не Ельцин, а Горбачёв был, так сказать, «ударником перестройки». Ельцин лишь публично заявлял и делал то, о чём Горбачёв говорил на закрытых заседаниях Политбюро. Однако если следовать этой логике, то настоящими диссидентами и борцами за права человека были не те, кто выходил на демонстрации и открыто протестовал, а те, кто говорил об этом на кухнях.

Как бы то ни было, но книга даёт очень много пищи для споров не только о прошедших, но и о нынешних реалиях коридоров власти.

О прошедших временах рассказывает и другая книга, которую я привёз с Московской книжной ярмарки. Собственно, она уже выходила в России, но, к сожалению, было это уже несколько лет назад, и книга сразу стала библиографической редкостью. Очень хорошо, что издательство «Захаров» решило её переиздать. Речь идёт о биографической прозе Льва Разгона «Непридуманное». Лев Эммануилович Разгон – писатель, публицист, литературный критик, много лет провёл в сталинских лагерях. В девяностых годах был одним из создателей общества «Мемориал», членом Комиссии по помилованию при Президенте России… Его «Непридуманное» - одна из вершин «лагерной мемуаристики», как сказано в аннотации к ней. На мой взгляд, эти воспоминания – больше, чем рассказ о пережитом в заключении. Поэтому (а также по своему высокому литературно-художественному уровню) книга Льва Разгона стоит особняком. Рассказывать о ней? Я лучше познакомлю вас с небольшим отрывком из неё, чтобы вы сами смогли составить мнение о ней.

(аудиофайл)

Ну, вот и всё о двух книгах, которые я привёз с Московской международной книжной ярмарки. Но рассказ о её новинках мы, конечно, ещё продолжим в передачах «Читального зала». Правда, следующая будет посвящена не московской, а франкфуртской книжной ярмарке – крупнейшей в мире. В своём репортаже из Франкфурта я познакомлю вас с её новинками и открытиями.