1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Пойдет ли Центральная Азия по "турецкому пути"?

Может ли Турция, исторически тесно связанная с тюркоязычными странами Центральной Азии, стать для них примером проведения глубоких политических реформ?

default

Культ в политике, культ в религии...

6 августа президент Турции Ахмет Сезер своей подписью скрепил решение парламента. Один из важнейших аспектов новой программы реформ – ограничение власти военных, чья роль в политической системе Турции всегда была доминирующей. Полномочия Совета безопасности, который ранее мог отменить любое решение правительства и парламента будут ограничены, а во главе его впервые встанет гражданское лицо. Процесс реформ в Турции кажется теперь необратимым.

"Важность отношений с центральноазиатскими странами для Турции не стоит переоценивать"

На вопрос о том, может ли Турция, исторически тесно связанная с тюркоязычными странами Центральной Азии, стать для них примером проведения глубоких политических реформ, отвечает руководитель турецкой программы вещания радиостанции "Немецкая волна" Бахэддин Гюнгёр:

"Турция поддерживает традиционно тесные связи со всеми центральноазиатскими странами. Ведется оживленный экономический и научный обмен, политические контакты тоже очень активны. Проблема, однако, состоит в следующем: государства Центральной Азии ни в коем случае не признают Турцию в качестве регионального лидера. Впрочем, и сама Турция слишком слаба для того, чтобы стать региональной сверхдержавой. Турция может быть только моделью, примером для подражания в том, что касается безусловной приверженности демократии даже в критические времена. Но и у самой Турции достаточно проблем в регионе. К примеру, проблема национальных меньшинств, бежавших от военных действий в соседних странах. Традиционно сложны отношения с Арменией. Но если Турции удастся нормализовать отношения со своими соседями, оставаясь на пути демократического развития, эта страна может стать примером для молодых республик Центральной Азии. Однако при всем этом нужно отметить, что Турция сейчас в наибольшей степени занята подготовкой своего приема в ЕС и на этом фоне важность отношений с центральноазиатскими странами для Турции не стоит переоценивать".

Турция выбирает демократию

Однако по крайней мере в одном из аспектов Турция уже сейчас может служить позитивным примером: в отличие от многих стран центральноазиатского региона, находящихся под властью авторитарных режимов, демократическая ориентация турецкой политической системы сомнению не подлежит. Вновь говорит Бахэддин Гюнгёр:

"В Турции нет культовых фигур ни в религиозной, ни в политической сферах. Турция – демократическая страна, её граждане знают, что такое выборы. В течение последних 20 лет население многократно демонстрировало, что оно способно голосовать совсем не так, как того бы хотелось власть предержащим. После окончания диктатуры в 1983 году люди проголосовали против кандидата военной хунты. После этого у власти в Турции не удержалось ни одно правительство, работа которого не отвечала чаяниям избирателей. Это предупреждение в том числе и для нынешнего правительства, которое должно вести страну вперед, а не в прошлое с его средневековыми структурами и религиозными идолами".

К "тяжёлым соседям" Турции не привыкать

Контакты пусть даже относительно молодой демократии с недемократическими, авторитарными режимами уже по определению не могут быть простыми и однозначными. Это в полной мере относится и к странам Центральной Азии. Однако, по мнению Бахэддина Гюнгёра, к "тяжёлым соседям" Турции не привыкать и стране при этом всегда удавалось отстоять свои позиции:

"Турецкая внешняя политика старается быть активной повсюду. Турция посылала свои войска на Балканы, стояла на стороне НАТО в войне против Сербии, была в первых рядах миротворческих сил в Сомали, в Афганистане взяла на себя командование международным контингентом раньше Германии. Имея за плечами подобный опыт, Турция обрела навыки сотрудничества со странами с любой формой правления. Соседи Турции – такие непростые государства как Иран, Сирия, Ирак. Турция – единственная исламская страна, поддерживающая действительно хорошие отношения с Израилем. Турция не позволяет кому-либо оказывать на себя давление, но в то же время никому не навязывает и собственные ценности. Это – укорененная в турецкой политике традиция и поэтому я не предвижу больших проблем в развитии отношений с центральноазиатскими странами, если Турция сама будет в этом заинтересована. Однако в случае, если Анкара наметит себе в политике иные приоритеты, она с удовольствием уступит поле деятельности другим".

Контекст