1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Под прицелом радиоактивного терроризма

“Грязная бомба” в Вашингтоне, теракты в Гибралтаре: спецслужбы США раскрыли очередной заговор террористов.

default

Меры безопасности усиливаются.

Не успела мировая общественность переварить сообщение об аресте в США террориста, планировавшего взорвать в Вашингтоне так называемую “грязную” бомбу, начинённую радиоактивным материалом, как средства массовой информации известили о задержании в Марокко ещё трёх боевиков “Аль-Каиды”, на сей раз готовивших теракты против США в Гибралтаре.

Что это – активизация террористической деятельности со стороны исламских фанатиков, или демонстрация успешной работы спецслужб, или просто воспитание бдительности у населения?

Ни по одному из дел арестованные не проходили

Сообщает испанский корреспондент “НВ” Виктор Черецкий:

Исламские экстремисты, принадлежащие к международной террористической группировке “Аль-Каида”, планировали организовать взрывы кораблей военно-морских сил США и Великобритании в Гибралтарском проливе. Об этом сообщили марокканские власти. Они задержали троих выходцев из Саудовской Аравии, которые признали, что являются членами преступной группировки международного террориста номер один Усамы бен Ладена. Имена арестованных не приводятся, однако в сообщении говорится, что речь идёт о молодых людях в возрасте от 25 до 35 лет.

В их планы входило взрывать корабли, обычно находящиеся на военно-морской базе в городе Рота, на побережье Испании. Для совершения террористических актов члены преступной группы планировали использовать надувные лодки с подвесным мотором, нагруженные взрывчаткой. Эти лодки должны были отплыть с территории испанских анклавов на севере Африки – Сеуты и Мелильи – и атаковать корабли, вышедшие в Гибралтарский пролив с базы в Рота. Террористы собирались применить тактику, которую уже использовали боевики “Аль-Каиды” 12 октября 2000 года в порту Адена. Тогда моторная лодка с взрывчаткой врезалась на большой скорости в американский эсминец “Коул”. В результате погибли 17 военнослужащих США, а также сами террористы-камикадзе.

Марокканские власти сообщили некоторые подробности о задержании боевиков. Полиции вначале удалось арестовать представителя “Аль-Каиды” в этой стране, который занимался вербовкой активистов для группировки. Он помог составить фоторобот одного из кандидатов в террористы. Фоторобот был распространён по всем комиссариатам полиции и вывешен в общественных местах. Вскоре один из подозреваемых был задержан и выдал своих сообщников. Все трое проживали в Марокко, поскольку женаты на гражданках этой страны.

Сообщается также, что при их аресте полиция не обнаружила ни оружия, ни взрывчатки. Эти лица также не проходят ни по одному из дел, заведённых на “Аль-Каиду” в разных странах мира.

В Сеуту и Мелилью – принадлежащие Испании города на средиземноморском побережье Марокко – большинству марокканцев доступ закрыт. А значит, задержанные террористы должны были иметь сообщников, которые обеспечили бы им нелегальное проникновение через пограничные кордоны. Марокканские власти выдают информацию о личности арестованных и о ходе расследования крайне скупо. Однако известно, что боевики были задержаны ещё в мае и с тех пор сидят в тюрьме в Касабланке.

Взрыв в Вашингтоне предотвращен

Передаёт нью-йоркский корреспондент “НВ” Юрий Дулерайн:

Хосе Падилья, он же Абдалла аль-Муджахир, американский гражданин, был арестован в Чикаго, куда прилетел из Пакистана с десятью тысячами долларов в кармане и намерением взорвать радиоактивную, или так называемую “грязную” бомбу в Вашингтоне. Американские следователи в Пакистане знали о заговоре, который готовился террористической организацией “Аль-Каида”, и следили за Падильей, когда он садился на рейс. Взяли его ещё 8 мая, но сообщили об этом только сейчас. По словам президента Буша, Падилья представляет угрозу для страны, и осуществление его плана было пресечено в промежуточной стадии благодаря бдительности разведки и правоохранительных органов. Стало известно, что сведения о заговоре, не называя имени исполнителя, дал на допросе Абу Зубайда, один из лидеров организации, схваченный в марте в Афганистане и ныне дающий показания. Падилья был, что называется, вычислен ЦРУ благодаря перекрёстной информации из разных источников. О нём известно, что этот пуэрториканец, рождённый в Бруклине, за тридцать один год жизни успел пройти путь, богатый приключениями в двух штатах – Иллинойс и Флорида. В его послужном списке – участие в чикагской уличной банде, где он был известен под кличкой “Пако”, по меньшей мере восемь арестов за соучастие в убийстве и нескольких вооружённых ограблениях ещё в юном возрасте, переход из католиков в мусульмане во время очередной тюремной отсидки и путешествие в Афганистан, где он предложил свои услуги людям бен Ладена.

На время следствия Падильо посажен в тюрьму военно-морской базы в Южной Каролине. Его объявили бойцом вражеской армии, что немедленно стало предметом жарких споров среди правоведов и юристов – можно ли отдавать под трибунал американского гражданина, формально не состоявшего в иностранных вооружённых силах. Зато никто не оспаривает потенциальной опасности от взрыва радиоактивной бомбы. Эксперты считают, что заряд взрывчатки с начинкой из радиоактивного материала может распространить радиацию на многие километры в большом городе и причинить колоссальный экономический ущерб.

Легко ли соорудить “грязную бомбу”?

“Грязная бомба” – это устройство, состоящее из самого обычного взрывчатого вещества, но начинённое радиоактивными материалами. Их масса или степень обогащения недостаточны для того, чтобы началась цепная реакция, но вполне достаточны, чтобы вызвать радиоактивное заражение местности. Какие именно радиоактивные материалы собирался использовать террорист, имелись ли они у него и если да, то откуда, – об этом следствие пока не сообщает. Но вопрос об утечке радиоактивных отходов стоит остро.

Во вторник в городе Карлсруэ завершился процесс над 47-летним уборщиком, которому в октябре 2000 года удалось вынести с территории фабрики по регенерации отработавшего ядерного топлива несколько испачканных радиоактивной пылью тряпок и пробирку с раствором плутония. Рабочего приговорили к 4,5 годам лишения свободы. Что он собирался сделать с этими тряпками, суду выяснить так и не удалось, но очевидно, что никакую бомбу из них не соорудишь.

Насколько реальна угроза радиоактивного терроризма?

Доктор Хольгер Май (Dr. Holger H. Mey), директор Института стратегического анализа в Бонне: “ Я думаю, принципиальную вероятность такого теракта следует считать очень высокой. По той простой причине, что мы имеем дело с террористической группировкой, которая готова на всё, которая хорошо организована и которая объявила войну “растленному” – или как она там его называет – Западу. Своим главным методом эта группировка избрала терроризм, поскольку другие методы – например, военные, – не сулят ей успеха. Так что в этом противостоянии мы будем постоянно сталкиваться с терроризмом. При этом террористы будут, судя по всему, использовать современные транспортные инфраструктуры и средства, как в случае Всемирного торгового центра и Пентагона, а также попытаются применить элементы оружия массового уничтожения – микробиологические культуры, отравляющие вещества, а также радиоактивные материалы. Нас следует готовиться к тому, что такого рода теракты с высокой степенью вероятности будут проведены”.

- Министр юстиции США Джон Эшкрофт объявил Хосе Падилью бойцом вражеской армии. Какие юридические последствия это будет иметь?

Хольгер Май: " Многие государства всегда избегали как бы то ни было связывать терроризм с военными действиями и рассматривали борьбу с ним как часть борьбы с преступностью, потому что иначе террористы автоматически стали бы считаться военнопленными и на них распространились бы соответствующие нормы международного права. Это повлекло бы за собой новые проблемы – например, нападение на военные объекты стало бы легитимным. Однако гигантские масштабы террористической деятельности, направленной против США, а также тот факт, что организуется она из-за границы, не позволяют американцам причислить её к разряду обычной преступности. Кроме того, банальная борьба с преступностью не даст США возможности в такой степени мобилизовать свои ресурсы, как они могут это сделать в случае войны. Поэтому американская администрация сознательно пошла на этот шаг, понимая, что это хоть отчасти осложнит дело, зато откроет новые перспективы в борьбе с терроризмом”.

- Почему об арестах террористов – будь то в США или в Марокко – сообщается только сейчас, хотя они были произведены несколько недель назад?

Хольгер Май: " Эта задержка связана с тем, что, извещая о том или ином аресте, власти тем самым невольно дают определённую информацию лицам и структурам, которых они предпочли бы и впредь держать в неведении как относительно самого факта задержания, так и относительно его обстоятельств. Следственные органы хотят как можно дольше вести свою работу скрытно, не информируя общественность о том, что им становится известно”.

- Не следует ли США отчасти пересмотреть свою стратегию? До сих пор они считали, что главная угроза исходит от государств-изгоев, а на самом деле, как мы видим, главный источник опасности – негосударственные террористические группировки.

Хольгер Май: " Но с другой стороны, террористическая деятельность где-то планируется, у террористов есть свои штаб-квартиры, центры подготовки, тренировочные базы, они действуют не из космоса – пока, во всяком случае, – а с территории того или иного государства. И эти государства либо должны сами решительно подавлять террористическую деятельность, либо они будут считаться пособниками террористов – со всеми вытекающими отсюда последствиями, включая и военную силу. Пример Афганистана побудил такие страны, как Сомали и Судан, тотчас примкнуть к антитеррористической коалиции. Если бы США проявили нерешительность, эти государства, возможно, снова предоставили бы убежище террористам, как они это уже не раз делали в прошлом. В этом и состоит смысл американской стратегии. Раньше так боролись с морским пиратством – лишая пиратов тихих гаваней, где они могли бы отсидеться после своих операций. Думаю, такая стратегия сулит успех. Конечно, военная компонента составляет лишь 5 процентов всей антитеррористической деятельности, но эти 5 процентов очень важны”.

- А остальные 95 процентов?

Хольгер Май: " Это сотрудничество спецслужб, отслеживание и контроль финансовых потоков, выявление источников финансирования терроризма, тесное взаимодействие разных ведомств, а также техническое оснащение аэропортов детекторами, позволяющими обнаруживать радиоактивные материалы, взрывчатку и т.д. И крайне важен международный обмен информацией – благодаря которому, например, и были задержаны террористы в Марокко”.

Владимир Фрадкин, Виктор Черецкий, Юрий Дулерайн, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА