1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

Под знаком футбольного патриотизма

О футбольном чемпионате, новом немецком патриотизме, телевидении и о том, что отличает футбол от литературы.

default

Немецкие фанаты

Начало дискуссии о новом немецком патриотизме положил писатель Томас Бруссиг (Thomas Brussig), признавшийся, в частности, на страницах газеты Süddeutsche Zeitung, что он, как и миллионы других немецких болельщиков, наносит себе на лицо триколор немецкого флага: черно-красно-желтые полоски.

"Старый патриотизм мертв, окончательно, - утверждает Бруссиг. - Но совсем без патриотизма чего-то не хватает. Теперь появилось что-то, что заполняет эту нишу. Поначалу на несколько недель. Это новый патриотизм. Новый патриотизм означает: он не старый. Другой. Мы пока его еще пробуем. Потому что старый патриотизм жил в Германии, которой сегодня больше нет. Новый патриотизм отличается от старого в той мере, в какой отличается сегодняшняя Германия от прежней".

Освобождение от политики

Издателя газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung Франк Ширрмахер (Frank Schirrmacher) нынешний футбольный чемпионат приводит в восторг: "Страну приводят в экстаз не только сами игры. Игры означают для нее освобождение от политики".

Популярный немецкий политик из "Левой партии" Грегор Гизи (Gregor Gysi) не видит в этом ничего зазорного. Даже наоборот. "Такого праздника я даже не ожидал, - признается он газете Die Welt. - По лицам молодых немцев видно, что они ощущают себя не лучше и не хуже представителей других национальностей, а равноправными всем. Здесь впервые появляется нормальное отношение к собственной нации, лишенное комплексов, суверенное. Это меня впечатляет. И успокаивает".

Освобождение от футбола

Футбольный чемпионат в Германии нравится и режиссеру Хельке Зандер (Helke Sander). Тем не менее, она отказывается во время чемпионата платить в полном размере взнос немецким общественно-правовым телекомпаниям ARD и ZDF, транслирующим футбольные матчи и требует отделения футбола от государства.

В интервью газете Tageszeitung Хельке Зандер объясняет, что заставило ее выступить с публичным - она написала открытое письмо - протестом против футбола: "Чемпионат стал последней каплей, который переполнил чашу терпения, потому что частота репортажей о футболе возросла до беспредельных масштабов. И в обычное время это уже было невыносимо. По несколько раз в день вещают про футбол, он уже стал неизменной составляющей новостных выпусков".

На замечание, что телезрители охотно смотрят футбол, режиссер отвечает: "Ну и пусть смотрят, если хотят. Я же не против. Но ведь этим можно манипулировать: теннис сегодня, например, уже никто не смотрит, хотя были и иные времена. То есть показывать можно и что-то другое. Но ведь не показывают, и от этого никуда не денешься. Так функционирует пропаганда".

Напоминание о старой рыночной истине, согласно которой спрос диктует предложение, Хельке Зандер считает в данном случае неуместным: "Так ведь общественно-правовые СМИ преследуют совсем другие цели: они должны давать полную картину всех общественных сфер и интересов".

Индивидуальный протест

Иначе выразил свой протест по поводу засилья флагов и разноцветных футболок писатель Зе до Рок. В газете Die Zeit он, в частности, сообщает, что ходит исключительно в белой футболке с надписью, выполненной по его индивидуальному заказу. Надпись гласит: "Желто-зеленой футболки нет, но тем не менее я - бразилец".

Непредсказуемый итог

В статье о любви бразильцев к футболу, об иррациональном в этом виде спорта, а также о его сходстве с писательским творчеством в газете Berliner Zeitung рассуждает живущий в Берлине венгерский писатель Ласло Дарваси: "Если между литературой и футболом есть одно различие, то это следующее: в футболе всегда ясно, кто выиграл, и каким образом. Иногда мы не совсем понимаем, что именно привело к победе, но для ориентации помогает информационное табло. В литературе же ты продолжаешь играть даже тогда, когда игра уже давно закончилась, и ты даже не заметил, что трибуны опустели как покинутое одинокое сердце - ты продолжаешь играть, хотя уже давно проиграл. Или выиграл". (эв)

Контекст