1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Поддержите Александра Козулина!

Интервью с членами семьи и соратниками лидера оппозиционной партии, объявившего месяц назад голодовку в тюрьме

default

«Я каждый день звоню в колонию. Сегодня, например, тоже я спрашивала у заместителя начальника, как чувствует себя мой муж. Он ответил, что как всегда бодро. Я спросила: “Бодро как, в постели, или бодро на улице?“. Мне ответили, что он все время гуляет на улице».

Рассказывает супруга Козулина Ирина. Последний раз своего мужа она видела до начала его голодовки.

« У нас было краткосрочное свидание, которое разрешено раз в три месяца. То есть следующее краткосрочное будет только в феврале».

О состоянии здоровья своего мужа Ирина Козулина знает только по рассказам недавно вышедшего на свободу Сергея Скребца. По его словам, условия, в которых находится Александр Козулин, оставляют желать лучшего:

«Он голодает в отряде, его не изолировали, в спальне 16 человек. Ну я просил, чтобы за ним присматривали днем и ночью, потому что когда сознание теряешь, можешь и разбиться сильно».

О том, каково на данный момент состояние экс-кандидата в президенты, Сергеq Скребец знает из собственного опыта. Вот, как он описывает свое состояние во время голодовки:

«Замедленная реакция, замедленная речь, общее физическое истощение, низкое давление, где-то 60 на 90, низкая температура тела, где-то 35 градусов, потеря веса 20 процентов. Ну, естественно, сердце, почки дают о себе знать.»

По словам Сергея Скребца, в колонии идет полная информационная блокада Козулина. Все заключенные негласно предупреждены, что если будут общаться с Козулиным, то могут лишиться условно-досрочного освобождения:

„Такая установка сверху, там много глупых установок, то есть не разрешают в душе мыться, не разрешают посещать адвокату, жене, не разрешают передавать ему яблоки, мед. То есть много дурацких запретов, которые я не понимаю, с чем они связаны и многие из них просто незаконны“.

У Сергея Скребца есть основания для опасения за жизнь бывшего кандидата в президенты. Против него сейчас могут быть любые провокации:

„Это же зона. Там есть люди опущенные, обиженные, которым может быть просто указание. Там же нарушаются элементарные права человека, поэтому говорить о каких провокациях, да любых, помещать в штрафной изолятор, там же с человеком можно делать все, что хотите“.

Кроме того, Скребец допускает возможность, что Козулина будут принудительно кормить:

„Я не доверяю врачам. Во-первых, они постоянно врут, что состояние хорошее, как у меня. Даже когда брали анализы, они говорили, что у вас хорошие анализы, а сами цокали языком. Другое, кто будет принимать решение о том, когда и как он будет выходить из голодовки. Если ему не дадут спокойно выйти, это может привести к смерти. Точно также как эти методы, какими они выводят заключенных – вставляют железный желоб в рот и вводят жидкую горячую пищу. Меня тоже пугали, что меня так будут выводить. Это убийство форменное, а не вывод“.

С 30 октября по стране проходит эстафетная голодовка в поддержку Александра Козулина. 18 ноября к ней присоединились обе дочери Александра Козулина.

По словам Ирины Козулиной, ее муж голодает не против своего несправедливого приговора:

„Он голодает потому, что нужно что-то делать, нужно бороться. У нас такая ситуация, что президент не имеет права быть, что он не легитимен, а как бы никто об этом не заявляет, никто не делает обращений. И таким образом человека делают действительно легально действующим президентом. И вот против этого в первую очередь мой муж голодает».

Ощутимой поддержки от белорусских демократических сил Ирина Козулина не ощущает. Причины этого она объясняет так:

„Оппозиции страшно, потому что не все готовы сесть в тюрьму, но если ты вышел на этот путь и говоришь, что ты борешься с режимом, то с ним нужно бороться“.

C ней не согласен заместитель председателя БСДП (Грамада) Алексей Король. По его словам, в поддержку Козуліна было сделано уже многое:

„Мы направили письма всем правительствам, парламентам, политикам, общественным, научным деятелям с информацией о голодовке Козулина и с просьбой высказать свое отношение. Продолжается сбор подписей за свободу Козулина. В рамках кампании в местные выборы мы будем включать информационный блок, кго идеях, его борьбе и его голодовке, Мы знаем, что поток писем в колонию достаточно велик.

Он подчеркнул, что за освобождание Козулина было собрано в общей сложности свыше 8 тыс. подписей. Это свидетельствует о реальной поддержке большей части белорусского населения:

«Мы попросили его приостановить голодовку для того, чтобы сберечь силы для дальнейшей борьбы. Впереди много дел. И сейчас самое главное – это состояние его здоровья, это тот капитал, который тот капитал, который необходим для дальнейших демократических преобразований в Беларуси».

Супруга Козулина Ирина не перестает верить в лучшее. Как она говорит, другого выхода у нее не остается:

„Я бы хотела более громких заявлений со стороны западных правительств. Я хотела бы четкое обращение наших объединенных демократических сил, потому что с тех пор, как они писали последнее письмо, прошло уже целых десять дней. То есть тоже многое поменялось, и я очень надеюсь на из призыв“.