Подавление несогласных | Центральная Азия - события и оценки | DW | 21.06.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Подавление несогласных

Людям, которые остались в Андижане, в определённой степени живётся не лучше, чем беженцам

default

Свидетелям событий 13 мая в Андижане власти запрещают общаться с журналистами

Так, контакты с журналистами нередко заканчиваются для политически активных или даже просто неравнодушных граждан Узбекистана (и особенно это касается жителей Андижана) преследованиями со стороны властей. Так, Гульбахор Тураеву - врача-патологоанатома, председателя незарегистрированной общественной организации «Анима-кор», обвиняют сегодня чуть ли не в шпионаже и разглашении государственной тайны зарубежным средствам массовой информации. Обвинения эти были ей предъявлены после того, как Тураева рассказала на пресс-конференции о том, свидетелем чего была в Андижане, нескольким СМИ, в том числе и «Немецкой волне». Нашему корреспонденту в Ташкенте Наталье Бушуевой стали известны подробности последних событий, произошедших в жизни врача-патологоанатома. Гульбахор Тураева вынуждена теперь скрываться от преследований властей, и неизвестно, сможет ли она вернуться к работе и вообще спокойно жить на родине. Подробности – в нашей постоянной рубрике "Фокус". Слово – Наталье Бушуевой:

Как рассказала в интервью «Немецкой волне» Гульбахор Тураева, преследования со стороны правоохранительных органов начались сразу после её выступления на пресс-конференции в Ташкенте, которую оппозиционная партия «Эрк» посвятила событиям в Андижане:

- "Ко мне домой пришли двое мужчин в милицейской форме. Они мне сказали, что меня вызывают в прокуратуру. Я попросила предъявить повестку, но они сказали, что достаточно того, что они сами пришли известить меня об этом. Они все делали не по закону. К примеру, забрали паспорт, чтобы я не смогла выехать за пределы Андижана".

Представители прокуратуры, по словам доктора, допрашивали ее три дня:

- "Они вели допрос без адвоката. Говорили, что я открыла свою организацию, но она действует незаконно. Сказали, что я разглашаю государственную тайну, вспомнили, что я общалась с журналистами, что собирала для них материал".

В очередной раз приехав в прокуратуру на допрос, Гульбахор Тураева поняла, что ей грозит опасность и нужно принимать самые решительные меры:

- "Они мне сказали, что я уже не выйду из прокуратуры, стали мне угрожать. Потом я попросила отпустить меня на час, чтобы сходить в аптеку и купить лекарства своему больному отцу. Они меня отпустили, но когда я пришла из аптеки домой, то поняла, что если я в прокуратуру вернусь, все равно правду не найду".

Без паспорта Гульбахор Тураевой удалось добраться до Ташкента, где она скрывалась несколько дней. Затем врач-патологоанатом решила всё-таки вернуться в Андижан, чтобы проведать своего отца, а заодно и найти себе адвоката:

- "Я наняла адвоката Абдукаххора Усманова из Американской ассоциации адвокатов. Он согласился бесплатно меня защищать. Мы договорились пойти вместе к следователю".

Как раз в эти дни в Андижане находились сотрудники Международного комитета Красного Креста, и Гульбахор Тураева сообщила им о том, что ее будет защищать адвокат из Американской ассоциации юристов. Представители Красного креста изъявили желание поговорить с этим человеком. Встреча состоялась, и во время беседы адвоката Усманова арестовали:

- "Сразу приехали люди из Управления внутренних дел и забрали этого адвоката. Мы очень долго его ждали. Оказалось, что его чуть не посадили. Сотрудники Красного Креста звонили по всем инстанциям в Ташкенте. Потом его освободили. Он был очень взволнован, испуган. Из слов адвоката мне стало ясно, что он уже не в силах защищать меня".

На следующий день на допросе у следователя врач Гульбахор Тураева узнала, что на неё заведено уголовное дело:

- "Следователь дал мне лист обвинения, в котором было написано, что меня обвиняют по статье 227-й. Это кража государственных документов, их уничтожение и так далее. В обвинительном листе написан полный абсурд. Мол, я уничтожила какие-то протоколы вскрытия с корыстной целью. Потом я у следователя спросила, чего именно от меня хотят. Он признался, что эту статью на меня вешают для показухи. А на самом деле моя основная вина – "проделки" во время андижанских событий".

Под «проделками» Гульбахор Тураевой следователь подразумевал ее откровенные интервью журналистам, в том числе и «Немецкой волне», о том, что происходит в Андижане после трагических событий 13 мая. Сейчас, по словам патологоанатома, обстановка в этом городе Ферганской долины невероятно напряженная. Жители Андижана живут в страхе, а правоохранительные органы продолжают арестовывать очевидцев событий и их родственников:

- "Я не знаю, до каких пор это будет продолжаться. Чего они хотят от народа? Народ и так сейчас в страхе. По-моему, они выполняют определенный приказ сверху. Они подчиняются этому приказу из-за того, что боятся потерять работу. Поэтому правоохранительные органы так издеваются над народом. Даже те люди, которые обращаются за помощью, чтобы найти своих близких, пропавших после андижанских событий, их тоже сажают. Вот, например, одна женщина обратилась за помощью в Красный Крест, чтобы найти своих родственников, а на следующий день её посадили. Сейчас комиссия, которая организована в Олий Мажлисе, ведёт расследование, и они хотят, чтобы люди, имеющие прямое или косвенное отношение к андижанским событиям, не смогли передать какую-либо информацию".

Стоит отметить, что действующий председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Словении Димитрий Рупел вновь выступил с требованием провести независимое международное расследование событий в Андижане. Свою точку зрения на произошедшее ОБСЕ представила в специальном докладе.