1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Погода и машины

28.08.2007

Сегодня мы поговорим о капризах погоды и тревожных признаках изменения климата, которые с особой остротой, особенно опасно проявились нынешним летом в Европе.

default

Наводнения в Англии, непривычно жаркий апрель и непрерывные дожди в июле-августе в Германии, пекло в Италии, лесные пожары в Греции, - всё это заставляет более серьёзно отнестись к экологическим проблемам. В Италии, например, где ещё совсем недавно с лёгкой иронией говорили о возобновляемых источниках энергии, не считая их серьёзной альтернативой нефти, углю и газу, правительство принимает специальную программу, согласно которой доля возобновляемых источников энергии, которая составляет сегодня 7 процентов от общего потребления, должна вырасти к 2020-му году до двадцати процентов. С Италии мы и начнём сегодняшнюю передачу.

Джузеппе, житель города Бари на юго-востоке Италии, вообще-то любит жару. Но не такую, какая стоит нынешним летом.

«47 градусов, - вот до какой отметки поднималась температура. Ветер просто лицо обжигает. Хоть на улицу не выходи. Мы называем этот ветер «ливийским сирокко». Последние несколько лет он приносит такую жару раза три-четыре за лето. И это не просто какие-то перепады погоды в Ливии или Италии. Это следствие того, что климат меняется на всей планете».

Италия меняет своё довольно беспечное отношение к проблемам окружающей среды. Периоды страшной жары и засухи, которые сменяются поистине тропическими ливнями, грозами и даже ураганами, опустошительные лесные пожары, - всё это типично для последних лет. Министр охраны природы, представитель партии «зелёных» Альфонсо Пекораро-Сканио считает глобальное потепление одним из самых опасных факторов и обращается к жителям Италии с призывом:

«Экономьте электроэнергию, - это пойдёт на пользу природе, климату и вашему кошельку. Выключите кондиционеры или хотя бы включайте их не на полную мощность», - призывает министр охраны природы с экранов телевизоров и с тревогой говорит о том, что количество кондиционеров в Италии за последние пятнадцать лет удвоилось.

Трудно сказать, удастся ли министру уговорить итальянцев, страдающих от страшной жары, отказаться от кондиционеров, но многое в стране уже меняется. Разделение и рециклинг мусора становятся нормой. Муниципалитеты приобретают для городских нужд всё больше электромобилей и экономичных, потребляющих меньше бензина автобусов. Но проблемы, связанные с транспортом, - это не его экономичность, а его количество. Во всяком случае, в Риме.

В Риме автомобилей давно уже больше, чем жителей. Население итальянской столицы в пределах кольцевой автодороги не превышает трех с половиной миллионов человек, а количество зарегистрированных автомобилей составляет пять миллионов.

«Вечный город», структура которого начала формироваться очень давно, совершенно не приспособлен для современного уличного движения. Широких скоростных магистралей здесь практически не существует (за исключением, пожалуй, пробитого еще Муссолини Имперского проспекта, ныне носящего имя Христофора Колумба и ведущего от центра города до самого берега моря).

По соседству с величественным Пантеоном можно заглянуть в далекое прошлое и увидеть мощенную мостовую шириной в одну повозку - типичную улочку Древнего Рима начала нашей эры. Движение по ней предусматривалось одностороннее.

Напомню, что кроме упомянутого Маяковским водопровода, сработанного "еще рабами Рима", а также римского права, по которому человечество худо-бедно пытается жить более двух тысячелетий, эта цивилизация научила потомков еще одному полезному навыку: мостить дороги. Рассказывает Алексей Букалов:

Узкие улицы, построенные для гужевого транспорта, хаотичное их переплетение, повсеместное "прорастание" из глубины веков античных памятников и развалин, крайне ограниченные возможности проводить подземные работы для строительства линий метро, туннелей и автостоянок, - все эти более чем уважительные причины чрезвычайно затрудняют решение проблем городского движения в Риме.

Добавьте к этому толпы туристов, круглый год заполняющих римские тротуары, порой и проезжую часть, бесчисленное количество одноэтажных и двухэтажных автобусов, выбрасывающих туристов у местных достопримечательностей, - и вы получите примерную картину хаотичного вечного движения, которое римляне коротко и с досадой именуют емким словом "траффико", рассматривая его как неизбежное зло и стихийное бедствие.

Одна из самых серьёзных проблем - отсутствие автостоянок. Штрафы за неправильную парковку, весьма высокие, - главный доход городской дорожной полиции. Подземные гаражи в Риме почти не строят по указанным выше причинам, и только недавно стали появляться многоэтажные паковки, но это капля в море.

Как известно, Рим - не только столица Италии, но и место расположения города-государства Ватикан с резиденцией главы Римско-католической церкви, а также штаб-квартира другого независимого субъекта международного права - суверенного Мальтийского ордена. Добавьте к этому наличие в Риме нескольких крупных специализированных международных организаций - например, Сельскохозяйственной и продовольственной организации и Всемирной продовольственной программы ООН, и вам станет ясно, что регулировать уличное движение при наличии такого числа ответственных деятелей и их гостей нелегко. Однако мне только раз довелось видеть, как движение в городе перекрывали из-за важного кортежа: это произошло в прошлом году, когда итальянцы с триумфом встречали свою национальную сборную по футболу, возвращавшуюся из Германии. Ни для президента республики, ни для премьер-министра, ни для их гостей уличное движение не останавливается. То же самое относится и к священной особе Папы Римского. Его Святейшество доставляют в летнюю резиденцию Кастель-Гандольфо на вертолете итальянских ВВС. После покушения на Папу Римского Иоанна Павла П в мае 1981 года его, тяжело раненного турецким террористом, 40 минут везли в университетскую клинику Агостино Джемелли. Полиция с большим трудом пробивала путь "папамобилю" через узкие улочки, забитые машинами.

Определённые проблемы создают и капризы погоды. С каждым сильным дождем автомобильное движение замедляется, а то и вовсе парализуется. Причину мне как-то объяснил таксист. Он напомнил, что по Вечному городу передвигаются около полумиллиона популярных здесь мотороллеров и мотоциклов. Это практично и удобно: многие служащие приезжают в свои банки и конторы в костюмах и галстуках, а также в обязательных шлемах и, как правило, не опаздывают на работу, как их "четырехколесные" коллеги. Водители мотороллеров весьма беспорядочно снуют в потоке машин, норовят проскочить на желтый или красный сигнал светофора, заезжают на тротуары и пешеходные переходы, "подсекают" путь автомобилям. Но когда метеослужба предсказывает дождь, владельцы мотороллеров благоразумно оставляют свой «рабочий» транспорт дома и пересаживаются на машины, которые обычно используют только для загородных поездок. При этом, однако, манера их езды сохраняется, что неминуемо приводит к дорожным происшествиям. В результате - очередной хаос.

Хорошо еще, что снегопад в Риме – очень редкий гость. Продолжительный снегопад просто остановил бы не только уличное движение, но и саму жизнь в Вечном городе, привыкшем к теплу.

При всём при этом дорожной полиции на улицах итальянской столицы почти не видно, никто не свистит оглушительно вслед нарушителям, не проводит "разъяснительную" работу у обочины. Полиция лишь фиксируют нарушения, и протокол приходит вам по почте вместе с бланком банковской квитанции. В случае задержки с оплатой сумма штрафа удваивается. Можно, разумеется, протестовать, но шансов на прощение немного. Штраф за парковку в неположенном месте вы обязательно обнаружите под щеткой на лобовом стекле буквально через пять минут после того, как оставите машину в неположенном месте.

В Риме сейчас оставили "на память" только один пост регулировщика - на центральной площади Венеция, там днем из мостовой выдвигается небольшая подставка, с которой опытной полицейский очень картинно командует этим оживленным перекрестком.

И все же, справедливости ради, отметим, что, несмотря на все трудности, кое-что городским властям всё же удалось сделать. Вот некоторые примеры того, как в Риме борются с "траффико":

- существуют зоны ограниченного движения в историческом центре города, куда въезд почти постоянно разрешен только общественному транспорту и автомобилям со спецпропусками. Такие пропуска стоят дорого и выдаются только тем, кто здесь работает;

- довольно часто (по два-три раза в месяц), в зависимости от экологической обстановки, перекрывается въезд в Рим;

- регулярно запрещается движение попеременно автомобилям, номерные знаки, которых оканчиваются на четные или нечетные цифры (то, что сейчас решили сделать и в Пекине, страдающем от смога);

- соблюдается строжайший запрет на въезд в центр города грузового транспорта. Всё, что нужно магазинам, ресторанам, кафе и так далее, - всё это подвозится на микроавтобусах и обычных пикапах и только в определенные часы;

- построено (всё-таки построено!) несколько хордовых магистралей внутри Рима. Но они проходят в непосредственной близости от окон жилых домов, что вовсе не радует их обитателей;

- несмотря на все трудности вторжения в подземную часть Рима, все-таки принимаются меры для развития городского метрополитена. К существующим двум (всего лишь двум!) коротким линиям, сооруженным еще в послевоенные годы и к римской Олимпиаде, проходившей в 1960 году, добавится третья ветка. 22-е её станции войдут в строй весной 2011 года.

А пока… пока приходится стоять в пробках и проклинать тот день, когда ты сел за руль автомобиля.

Мне не хотелось бы превращать сегодняшнюю передачу в очередную страшилку и пугать вас глобальными изменениями климата. Оказывается, в потеплении есть и свои плюсы. Так, во всяком случае, считают немецкие и французские виноделы. В этом году они начали сбор винограда на три-четыре недели раньше обычного.

На виноградниках Рене Мюрэ в южной части Эльзаса растут самые разные лозы: рислинг, мускат, а на склонах, где почва наиболее богата известняком, - драгоценный сорт «пино нуар». Это старые, узловатые лозы, корни которых проникли на многие метры вглубь земли, питаясь минералами из подземных источников, придающими вину особый драгоценный вкус. Рене Мюрэ качает головой:

«Попробуйте виноград. Он уже созрел. Просто невероятно начинать в это время года сбор урожая».

Обычно Мюрэ, один из самых известных эльзасских виноделов, собирает виноград в конце сентября. Как и другие его коллеги, в августе он привык уезжать в отпуск – набраться сил перед самой тяжёлой в профессии винодела сезонной работой. Но в этом году от летнего отпуска пришлось отказаться.

«Ещё никогда я не видел, чтобы вино можно было делать так рано, - говорит Мюрэ. – Но апрель был очень тёплый, и всё сдвинулось почти на месяц. Не знаю, виновато ли тут глобальное потепление климата, но факт остаётся фактом, и мне надо делать из этого выводы».

Делать выводы на будущее. Ведь виноделам приходится планировать в долгосрочной перспективе. Лишь через несколько лет новая посаженная лоза даёт плоды, из которой получается действительно отличное вино. Если в Эльзасе из года в год становится теплее, то можно и нужно выращивать не рислинг, а другие, более сладкие и более теплолюбивые сорта – например, «шираз», который сейчас растёт на берегах реки Роны, в двухстах километрах южнее Эльзаса. Рене Мюрэ уже подал соответствующую заявку в Национальный комитет виноделия Франции, который визируют подобные эксперименты.

А пока суд да дело, винодел начинает собирать урожай. Время не ждёт. Да к тому же могут начаться дожди, которые снизят ценность винограда. В нынешнее лето от погоды всего можно ожидать.