1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Победа Э.Рахмонова

Победа Э.Рахмонова

Эмомали Рахмонов останется президентом Таджикистана в ближайшие 7 лет. На прошедших в республике в понедельник президентских выборах он набрал около 80-ти процентов голосов избирателей, оставив далеко позади остальных четверых кандидатов. Каждый из соперников Рахмонова, по данным Центризбиркома Таджикистана, набрал от трёх до 6-ти процентов голосов. Победа действующего президента не стала неожиданностью. На фоне своих малоизвестных соперников из таких же малоизвестных, за исключением Коммунистической, партий привлекательность Эмомали Рахмонова в глазах электората многократно возросла. Напомню, что три основные оппозиционные партии в Таджикистане – Исламская, Демократическая и Социал-демократическая – отказались от участия в выборах. Как считают независимые эксперты, альтернативу президенту составили представители лояльных к властям или просто карманных партий правительства. Власти постарались продемонстрировать демократичность проведения выборного процесса, что им отчасти удалось. Многие международные наблюдатели, как, например, от СНГ, признали прошедшие в Таджикистане президентские выборы «свободными, открытыми и транспарентными». В обнародованном ими заключении сказано, что выборы прошли в соответствии с нормами действующего в республике избирательного законодательства, при высокой активности граждан. Гораздо больше замечаний к выборному процессу высказали наблюдатели от Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека. Признав некоторый прогресс по сравнению с предыдущими выборами, глава миссии наблюдателей ОБСЕ Киммо Кильюнен накануне заявил, что в ходе нынешних выборов отсутствовала настоящая конкуренция между кандидатами, а альтернативность была лишь номинальной, что не позволяет проверить, насколько в действительности Таджикистан привержен демократическим принципам развития:

- Полное отсутствие какой-либо политической предвыборной кампании подрывает имидж данных выборов и приверженность Таджикистана демократическим принципам. Мы обеспокоены тем фактом, что несмотря на наличие пятерых кандидатов, население не имело возможности выбора между кандидатами от различных политических сил. СМИ находились под контролем правительства. Давление на негосударственную прессу и независимых журналистов привело к повсеместной самоцензуре. Более того, в ходе предвыборного процесса в последние два месяца освещение деятельности президента и его партии заняли на двух ведущих государственных телеканалах 83 и 62 процента новостного эфирного времени. Этот факт, также как и отсутствие аналитических материалов, ставит под вопрос возможность избирателей сделать осознанный выбор.

По словам Кильюнена, в ходе проведённых миссией ОБСЕ опросов населения выяснилось, что никто из кандидатов, кроме, разумеется, действующего президента, не имел популярности в народе. Глава миссии ОБСЕ также поставил под сомнение подлинность подписей избирателей, которые были собраны в поддержку кандидатов в президенты для их регистрации. Эксперты ОБСЕ подсчитали, что 6 баллотировавшихся кандидатов собрали в общей сложности полтора миллиона подписей в свою поддержку, что составляет 47 процентов от всего электората в Таджикистане. То есть почти каждый второй таджикистанец расписывался в подписных листах того или иного кандидата. Однако совсем немногие из людей, опрошенных наблюдателями ОБСЕ, сообщили, что они действительно это делали. Отмечу, что из оппозиционных партий, свою позицию в отношении выборов выразила пока только Социал-демократическая партия Таджикистана. Её лидер Рахматилло Зойиров заявил во вторник, что его партия считает результаты выборов недействительными и нелегитимными, поскольку факт участия в них действующего президента противоречит Конституции Таджикистана. Зойиров считает, что нынешний глава государства не имел конституционного права выдвигаться на третий срок. Кроме того, по мнению лидера социал-демократов, Центризбирком, объявивший о 90-процентной активности избирателей, явно завысил эти данные:

- Меньше 90 процентов населения, оказывается, у нас на выборах не участвует. Меня особенно удивило то, что это касается, в частности, и Душанбе. По нашим наблюдениям, наиболее малопосещаемое время избирательных участков – с 14 до 18 дня, после чего посещаемость опять возрастает – приходят те, кто не успел проголосовать ранее и просто любопытные. А у нашего Центризбиркома это время почему-то оказалось самым непродуктивным, и здесь оказалось очень мало процентов проголосовавших. Мы специально в понедельник вечером провели небольшой опрос, и оказалось, что из 72 двух квартир в соседних двух домах ходили голосовать лишь 3-4 человека. Поэтому я не без удивления узнал, что в городе Душанбе, оказывается, голосуют более 90 процентов.

Мнение социал-демократов разделяют и представители Партии исламского возрождения Таджикистана, наблюдатели от которой считают, что в голосовании участвовало не более 60 процентов избирателей. Высокая явка не внушает доверия ещё и потому, что около четверти потенциальных избирателей могут находиться на заработках за пределами республики, и далеко не все из них имели возможность проголосовать. Как считают аналитики, сомнительность этих и других данных позволяет предположить, что общественности представлены не вполне реальные результаты выборов. Но если какие-то показатели завышены, то совершенно не понятно, кому и зачем это было нужно. Ведь в условиях подконтрольности СМИ единственным известным народу Таджикистана политическим деятелем является президент Эмомали Рахмонов. И его победа на выборах вполне закономерна.