1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Победа ультраправых

Действующий президент Франции Жак Ширак и ультраправый националист Жан-Мари Ле Пен вышли во второй тур президентских выборов во Франции.

default

Победу Ле Пена Ширак назвал "национальной катастрофой" и призвал избирателей к сплоченности.

Наперекор всем предвыборным прогнозам, предсказывавшим победу в первом туре неоголлиста Жака Ширака и социалиста Лионеля Жоспена, во второй тур президентских выборов во Франции, которые состоятся 5 мая, вышел лидер ультраправого Национального фронта Жан-Мари Ле Пен. Он набрал 17,2% голосов, вытеснив тем самым из борьбы за президентское кресло премьер-министра Жоспена, который объявил о своем уходе из политики. А ведь не так недавно уход в политическое небытие наблюдатели прочили именно главе Национального фронта Ле Пену. И вот неожиданная победа лидера ультраправых, вызвавшая волну возмущения во Франции и обеспокоенные реакции из-за рубежа.

Frankreich Wahlausgang Protest

Демонстрация в Париже

В Париже и во многих других городах Франции в ночь на понедельник прошли многотысячные демонстрации, участники которых протестовали против выхода во второй тур правого радикала Ле Пена.

Тот, в свою очередь, объявил результаты голосования провалом для обоих лидеров страны, Ширака и Жоспена, и потребовал от них "приличия ради" покинуть арену предвыборной борьбы.

Действующий президент Франции Жак Ширак набрал 19,7% голосов, столько же, сколько и на предыдущих выборах семь лет назад. Победу Ле Пена Ширак назвал "национальной катастрофой" и призвал избирателей к сплоченности. "На карту поставлена наше национальное единство, республиканские ценности, репутация Франции в Европе и во всем мире", - заявил Ширак.

Пребывание у власти социалиста Лионеля Жоспена заканчивается полной катастрофой: никогда ещё во Франции действующий премьер-министр не получал от избирателей столь решительного отпора. Жоспен, набравший всего 15,8% голосов, заявил, что он берет на себя "полную ответственность за это поражение", и объявил о своем уходе из политики после окончания второго тура президентских выборов. Как отметил Жоспен, "демагогия правых и разрозненность левых привели к такому результату".

Значительно меньше ожидавшегося процента голосов набрали и кандидаты левого фронта: лидер троцкистов Арлет Лагийе заняла пятое место с 5,78% голосов, "зеленые" во главе с Ноэлем Мамером получили 5,27%, а за коммуниста Роберта Ю проголосовали 3,41% избирателей.

Франция, однозначно, сделала шаг вправо. И международные реакции ждать себя не заставили. Обеспокоенность в этой связи выразил, в частности, премьер-министр Швеции Горан Персон, назвавший результаты первого тура президентских выборов во Франции "поражением для обоих главных кандидатов, президента Жака Ширака и премьер-министра Лионеля Жоспена". Социал-демократический политик в ночь на понедельник в Стокгольме заявил: "Я надеюсь, что все демократические силы объединятся против правого экстремизма и ксенофобии". Персон выразил уверенность в том, что второй тур выборов приведет к переизбранию Ширака. И только после парламентских выборов в июне можно будет судить о том, какой политический курс возьмёт Франция, отметил Персон.

Председатель фракции британских лейбористов в Европейском парламенте Симон Мерфи выразил обеспокоенность в связи с результатами голосования во Франции и возможной победой Ле Пена на выборах: "Это заставит Европейский Союз содрогнуться в ужасе. По всей Европе, от Австрии до Италии, Дании и Бельгии, начинает распространяться раковая опухоль правого радикализма, угрожающая нашей политической системе".

Вышедший во второй тур президентских выборов во Франции ультраправый националист Ле Пен уже на протяжении нескольких десятилетий выступает с ксенофобскими заявлениями и ставит в прямую зависимость рост преступности во Франции от увеличения числа иммигрантов в стране. В шоковое состояние повергло Францию его заявление в 1987 году, когда он назвал геноцид в отношении евреев "незначительной деталью Второй мировой войны".

Контекст