1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Победа прагматизма, или Разрядка в германо-американских отношениях

Берлин остался в выигрыше от развития событий в Ираке по неблагоприятному сценарию. Нормализовать отношения между США и ФРГ важно, но ради допуска на лужайку перед Белым домом от Шрёдера не нужны новые уступки.

default

У государств не бывает друзей, у государств есть интересы.

После продолжавшегося несколько месяцев охлаждения отношений между Германией и США в связи с конфликтом вокруг Ирака президент США Джордж Буш в пятницу 8 августа, выступая на ранчо в Техасе, поблагодарил Германию за активную роль, которую эта страна взяла на себя в Афганистане. Правительство ФРГ приветствовало неожиданное заявление Буша как сигнал к укреплению отношений с Германией со стороны США.

После начала войны в Ираке федеральный канцлер Герхард Шрёдер (Gerhard Schröder) и президент США Джордж Буш (George Bush) виделись только один раз в кулуарах международных встреч на высшем уровне (Фото: на саммите "большой восьмёрки", 02.06.2003). Считается, что личные отношения Буша и Шрёдера натянуты после того, как год назад правительство ФРГ публично выступило против американского плана войны в Ираке. Именно поэтому жест доброй воли со стороны Буша было для наблюдателей неожиданностью.

George W. Bush: Rede im Bundestag in Berlin

Выступление Буша в бундестаге 23 мая 2002 года.

КОММЕНТАРИЙ

У государств не бывает друзей, у государств есть интересы. Всякому, кто хочет проанализировать развитие трансатлантических отношений, придётся вспомнить эту внешнеполитическую мудрость. То, что немцы отвергли войну в Ираке, и, прежде всего, то, как они её отвергли в ходе предвыборной кампании в бундестаг, оставило в Вашингтоне глубокий след. Буш лично обиделся на канцлера Шрёдера и даже почувствовал себя оскорбленным. В отношениях двух стран наступил ледниковый период. Министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер во время визита в Вашингтон прошлой осенью оказался перед закрытыми дверями. Однако, теперь не столько война осталась позади, сколько послевоенная ситуация ставит США в Ираке в положение, справиться с которым американцам ещё труднее, чем выиграть войну. Соединенные Штаты начинают понимать, что в одиночку они не смогут добиться своей цели в Ираке. Дополнительной проблемой для Буша является приближение избирательной кампании.

Приоритеты американских избирателей меняются

Сегодня только 27% американцев полагают, что борьба против терроризма является главной задачей их президента. В январе так думала половина американцев. Должна поменять свои приоритеты и американская администрация: часть бремени по восстановлению Ирака ей нужно переложить на чужие плечи. И в первую очередь – это плечи НАТО и Евросоюза. Ясно, что без Германии всего этого реализовать не удастся – как из-за временного членства Германии в Совете Безопасности ООН, так и, в первую очередь, в силу большой роли, которую Германия играет в ЕС.

Для политического стиля Джорджа Буша характерна его готовность к резкой смене занятой ранее позиции. Когда ему стало ясно, что многие положения его избирательной программы далеки от реальности, с которой столкнулся Белый дом, Буш просто выкинул их из программы. Эта тактика ведёт его и к исправлению германо-американских отношений. Роль самого могущественного политика в современном мире дала ему право первым объявить о перемене. За кулисами свою роль ледокола сыграл министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер.

Schröder und Fischer

Gerhard Schroeder, Joschka Fischer. 2002

В чём смысл политической сделки между США и ФРГ?

Однако, для того, чтобы отношения между США и ФРГ достигли довоенного уровня, потребуются большие дополнительные усилия. Возможно, однако, что федеральному канцлеру Шрёдеру предстоит пережить то, с чем столкнулись уже многие до него: Буш привечает тех, кто следует его воле, и наказывает тех, кто не готов безусловно следовать в кильватере его политики. Уважительно он ведет себя с очень не многими.

Как же следует отнестись Германии к этой похвале со стороны Соединенных Штатов? Прагматично – как к части изощрённо режиссируемого дипломатического процесса, в рамках которого снова – и без потери обеими сторонами лица – станет возможным продолжение сотрудничества. Своим соотечественникам Буш сообщает этим заявлением: Германия – на нашей стороне, и, хотя мы не видим немецких солдат в Ираке, всё же Германия вносит чрезвычайно крупный вклад в дело борьбы с терроризмом.

Похоже, смысл сделки состоит в следующем: Германия расширяет своё участие в делах Афганистана, направляя дополнительный контингент за пределы Кабула. В обмен на это никто больше не будет требовать от Германии отправки солдат в Ирак. А это, в свою очередь, укрепляет положение канцлера Шрёдера и министра иностранных дел Фишера. Ведь оба они давали личную гарантию того, что солдаты бундесвера ни при каких обстоятельствах не будут участвовать в иракской войне.

Итак, Берлин остался в выигрыше от того, что события в Ираке развиваются не по тому сценарию, на который рассчитывал и надеялся Белый дом. Как бы ни было важно нормализовать отношения между двумя странами, теперь ради допуска на лужайку перед Белым домом Шрёдеру не нужно идти на новые уступки.

Автор комментария: Ханс-Петер Ризе - вашингтонский корреспондент WDR.
Перевод: Гасан Гусейнов, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст