1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Плохой деловой стиль Путина

17.01.2007

Сегодня мы поговорим о плохом деловом стиле Путина и надёжности России как поставщика энергии.

Вы услышите интервью с председателем Восточного комитета немецкой экономики Клаусом Мангольдом и узнаете, как одна из ключевых для германо-российского экономического сотрудничества фигур оценивает имиджевые последствия нефтяного конфликта между Москвой и Минском. А затем речь у нас пойдёт о немецком туристическом бизнесе – и о том, как он меняется под влиянием бурного развития Интернета и авиакомпаний-дискаунтеров.

После трехдневной нефтяной блокады Белоруссии Россия еще на прошлой неделе возобновила поставки в Германию важнейшего энергоносителя. Однако вся эта история на этом далеко не закончилась. Тот факт, что Москва фактически перекрыла своим немецким партнерам кран, хотя конфликтовала она при этом с Минском, а вовсе не с Берлином, произвел на здешнюю общественность очень сильное впечатление. Имидж России как надёжного поставщика энергоносителей и вообще как солидного делового партнера серьёзно пострадал, и для того, чтобы исправить положение, понадобяться время - и усилия с обеих сторон. В этом смысле интервью, которое вы сейчас услышите, весьма характерно. Его дал общегерманской общественно-правовой радиостанции Deutschlandfunk Клаус Мангольд, председатель Восточного комитета немецкой экономики – организации, представляющей интересы всех немецких фирм, бизнес которых связан с Россией. То есть Клаус Мангольд по долгу службы является лоббистом двустороннего экономического сотрудничества и активно содействует его дальнейшему развитию как в берлинских, так и в московских коридорах власти. Поэтому политику Кремля он чаще всего хвалит – например, он в своё время поддержал «дело ЮКОСА», а если иногда и критикует Москву, то очень осторожно. И то интервью, которое вы сейчас услушите, он дал радиостанции Deutschlandfunk для того, чтобы, в принципе, успокоить немецкую публику. Но вы сейчас сами убедитесь в том, что в нынешеней ситуации даже Клаус Мангольд не может скрыть своего разочарования и своего раздражения по поводу действий Кремля. Итак, включаю переведённую нами на русский язык запись беседы, которую корреспондентка радиостанции Deutschlandfunk Мари Загеншнайдер начала со следующего вопроса:

Господин Мангольд, Вы тоже начали сомневаться в надёжности России?

У меня нет принципиальных сомнений в надёжности России, однако меня тоже не устраивает тот стиль, к которому прибегли во всей этой истории. Мне кажется, мы должны разделять, с одной стороны, вполне оправданное прекращение поставок через Белоруссию и, с другой стороны, то, как именно это было сделано. Когда партнёров даже не ставят в известность, когда с ними предварительно не консультируются – такая манера поведения, на мой взгляд, просто неприемлема.

Потому что это не соответствует общепринятым правилам деловых взаимоотношений, поскольку клиента не поставили в известность о том, что заказанный им товар не будет поставлен так, как договаривались?

Да, совершенно верно. Общепринятые правила деловых взаимоотношений предполагают, в частности, диалог, то есть стремление вызвать у другой стороны понимание собственной позиции. Россия этим правилом в данном случае, к сожалению, непростительным образом пренебрегла, что, соответственно, отрицательно сказалось на её имидже. И от этого, на мой взглад, пострадали все – и немецкие деловые круги, и международное деловое сообщество, и, конечно же, сама Россия.

Господин Мангольд, а почему Путин поступил именно так, как поступил? Что это – высокомерие?

Знаете, я думаю, что это просто плохой стиль. И ещё я считаю, что всё произошло потому, что не было чёткого разделения между вполне оправданным, на мой взгляд, раздражением по поводу того, что Белоруссия просто так взяла и откачала тысячи тонн нефти, и предусмотрительным отношением к своим партнёрам, с которыми поддерживаешь деловые отношения вот уже десятки лет.

Мне кажется, вот именно этого в России так и не поняли! О чём мы и должны теперь говорить друг с другом, но не перегибая палки. Нам нужен диалог с российскими парнёрами – а они на самом деле партнёры надёжные. В ходе этого диалога мы должны разъяснить им, каковы, на наш взгляд, интересы и Запада, и России, и где та грань, за которой начинаются ошибки.

Россия ведь в принципе не очень-то шепетильна при отстаивании своих интересов. Мы убедились в этом, например, в прошлом году, когда она прекратила поставки нефти в Литву из-за того, что литовский нефтеперерабатывающий завод был продан не российским, а польским покутелям. Так что Россия использует все имеющиеся средства давления, прежде всего – в области энергетики. Это, наш Ваш взгляд, принципиальная проблема - или речь всё же идёт скорее об исключительных происшествиях?

Нет, для меня это все же принципиальная проблема. Правда, я считаю, что Россия имеет право использовать те средства экономического влияния, которыми она располагает – у нее много нефти, много газа, других полезных ископаемых. Однако использовать подобные средства следует с большой осторожностью. В нынешней ситуации Россия, на мой взгляд, действовала необдуманно, и это приведёт к тому, что и европейские, и американские инвесторы станут теперь смотреть на нее другими глазами. Я очень надеюсь, что это окажется временным явлением. Но на данный момент имидж России пострадал, а потому сейчас следует активно взяться за дело, чтобы поскорее исправить положение.

Как Вы считаете, Европейский Союз правильно поступил, дав происшедшему весьма недвусмысленную оценку? Ведь дело фактически дошло до косвенных угроз отказаться от определённых инвестиций. При этом Германия является одним из крупнейших кредиторов России, а Евросоюз – её важнейшим торговым партнёром.

Я полагаю, что реакция как госпожи федерального канцлера, так и господина Баррозу на их совместной прессконференции в Берлине была, безусловно, оправданной. Однако я хочу ещё раз подчеркнуть: одно дело – чьё-то поведение в конкретной ситуации, совсем другое дело – принципиальная оценка его надёжности. Я считаю, что сомневаться в надёжности России нет никаких оснований. Она до сих пор всегда выполняла свои обязательства - и на сей раз будет то же самое. Я убеждён, что и в нынешней ситуации у России не было и мысли прервать поставки на длительный срок. И, действительно, нефть не поступала всего два дня, так что никакого экономического ущерба нам нанесено не было.

Так какой же урок должен извлечь из всего этого Европейский Союз? Может быть, тот, что впредь следовало бы усилить роль других поставщиков?

Я полагаю, что мы, говоря без обиняков, не сможем обойтись без России как энергетического партнера. Она им останется навсегда. Другое дело, какова будет доля импортируемых из России нефти и газа – 35 процентов или, скажем, только 30. Однако нельзя вновь и вновь жаловаться на то, что мы оказались в слишком зависимом положении – надо, в конце концов, делать выводы, причём самые разные. Во-первых, нам следовало бы более активно, чем до сих пор, поддерживать развитие альтернативных источников энергии. А во-вторых, нам необходимо по-новому взглянуть на ядерную энергетику. На этот аспект совершенно справедливо указала сейчас госпожа Меркель. Германия в долгосрочной перспективе не сможет обеспечивать энергией свою промышленность и своих граждан без использования ядерной энергетики. В этом вопросе нам нужно пересмотреть свою позицию. Если мы так жалуемся на чрезмерную зависимость, то надо быть последовательными и сказать себе: так давайте всерьёз задумаемся над альтернативными источниками энергии включая ядерную энергетику.

Такова точка зрения Клауса Мангольда, председателя Восточного комитета немецкой экономики. Напомню, что вы слушали интервью, которое он дал общегерманской общественно-правовой радиостанции Deutschlandfunk.

А теперь обратимся к туризму. В этой области немцы по-прежнему остаются чемпионами мира. Это подтверждают данные, опубликованные в Штутгарте в рамках проходящей в этом городе туристической ярмарки CMT. В прошлом году расходы жителей Германии на заграничные поездки вновь выросли и превысили 60 миллиардов евро. Однако растущая часть этих денег достаётся ныне не традиционным турагентствам, а авиакомпаниям-дискаунтерам и фирмам, продающим путевки и туры через Интернет. Эти новые конкуренты стремительно меняют лицо всей туристической отрасли – таков главный вывод исследования, результаты которого были обнародованы на ярмарке в Штутгарте. Корреспондент Deutsche Welle Моника Ломюллер решила рассказать об этих изменениях на конкретном примере – и взяла интервью у владельца одного из туристических агентств в Бонне.

С одной стороны, растет значение Интернета – это совершенно очевидно. С другой стороны, спрос на туристические поездки по-прежнему весьма высок. В результате получается следующее: если клиент собирается, скажем, просто слетать на пару дней в какой-нибудь европейский город, воспользовавшись услугами авиакомпаний-дискаунтеров, то он бронирует полёт, а чаще всего и гостиницу, непосредственно в Интернете. Если же он готовится к более продолжительному отпуску или путешествию, то сначала собирает максимум информации в Интернете, но затем обращается всё же к нам, чтобы проконсультироваться и получить дополнительные рекомендации. И в таком случае он, как и прежде, бронирует поездку тоже у нас.

Как видим, Гильберт Кортендик, владелец одного из небольших боннских турагентств, настроен весьма оптимистично, поскольку сумел приспособиться к меняющемуся на глазах рынку. Главные козыри господина Кортендика – компетентность и надёжность. С одной стороны, он может дать своему клиенту множество полезных советов и выбрать для него из необозримого моря предложений именно то, которое в наибольшей степени соответствует его инидивидуальным потребностям и пожеланиям. С другой стороны, он сумел доказать свою солидность, и постоянные клиенты знают, что могут доверить ему свои деньги, порой весьма немалые. А вот в Интернете опасность нарваться на нечистоплотных дельцов достаточно высока.

У меня у самого четыре недели назад был такой случай: приходит один мой клиент и говорит, так, мол, и так, господин Кортендик, я в порядке исключения взял и забронировал отпуск в Интернете. Но я до сих пор не получил от них никаких документов. Я ему говорю: обычно их присылают за две недели до начала поездки. А вы уже все деньги перевели? Ну, в таком случае я бы взял и позвонил им…

И вот этот клиент вновь приходит ко мне и говорит: то турагентство, оказывается, обанкротилось. И тут же добавляет в сердацах: хотя что значит «обанкротилось»?! Они просто взяли и удрали с моими деньгами! Как видите, такое по-прежнему вновь и вновь случается!

И всё же основная часть предложений в Интернете, подчёркивает Гильберт Кортендик, обеспечивают клиенту нормальное соотношение цены и качества. Поэтому он считает, что стандартные туры и путевки жители Германии будут все активнее покупать именно в Интернете. Но это, по его словам, вовсе не значит, что традиционные турагентства, подобные его собственному, обречены. Просто они должны уметь приспосабливаться к быстро меняющимся условиям – и делать ставку на те нестандартные услуги, которые Интернет предоставить просто не может.

Деньги у людей есть, и в отпуск они по-прежнему ездят. Но уже не на три недели кряду, а так: выходные проведут в одном месте, потом на неделю слетают на Майорку, позднее еще куда-нибудь, но тоже только на неделю. Такова совершенно очевидная тенденция. С другой стороны – людей тянет в дальние страны. Будь то Таиланд - про цунами все уже забыли, будь то Австралия или Южная Америка – все эти направления пользуются большой популярностью. Кроме того, сохраняется устойчивый спрос на познавательно-образовательные поездки. В этой ситуации у тех турагентств, которые имеют ярко выраженную специализацию, дела идут превосходно.

Андрей Гурков «Немецкая волна»