1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

План спасения немецкой банковской системы

15.10.2008

Сегодня мы поговорим о немецкой банковской системе – и о плане ее спасения. Правительство Германии готово выделить в общей сложности 500 миллиардов евро на преодоление последствий всемирного финансового кризиса. На что конкретно пойдут эти астрономические полтриллиона? Мы попытаемся разобраться в том, как именно канцлер Ангела Меркель и ее министр финансов Пеер Штайнбрюк успокаивают в эти дни рынки и стабилизируют крупнейшую экономику Европы.

Это – самый тяжелый кризис, который мы когда-либо видели со времен 30-х годов. Дело в том, что мы столкнулись с совершенно новыми вызовами. Мы живем теперь в глобальном мире, в этом мире очень многие риски обрели форму ценных бумаг, и эти ценные бумаги покупали миллионы инвесторов повсюду на планете. Возникли очень комплексные структуры, и они породили проблемы, которые уже не решить прежними методами.

У нас пока нет подходящих решений для этих новых проблем, их еще только надо выработать. Прежде всего, самим банкам, поскольку мы, как отрасль, совершили много ошибок. Однако дело тут не только в банках, но и в банковской инфраструктуре, в тех рамочных условиях, в которых они действуют. Их для всей финансовой системы устанавливают государства. Эти рамочные условия тоже оказались не оптимальными.

Вот так говорит о кризисе, поразившем в этом году всю мировую финансовую систему, Йозеф Аккерман (Josef Ackermann), глава Deutsche Bank – крупнейшего кредитно-финансового института Германии. А вот как оценивает этот кризис, вызвавший на прошлой неделе крах практически на всех биржах планеты, Клаус-Петер Мюллер – президент Федерального союза немецких банков:

Мы имеем дело с системным кризисом, который охватил всю финансовую систему по всему глобусу. Рынки ведут себя совершенно иррационально.

И Йозеф Аккерман, и Клаус-Петер Мюллер в минувшие выходные находились в Вашингтоне, где сначала прошла экстренная встреча министров финансов Большой семерки, а затем – годовое собрание Международного валютного фонда и Всемирного банка. Эти два важнейших международных финансовых института полностью поддержали план действий из пяти пунктов, разработанный министрами финансов ведущих индустриально развитых стран мира. Этот план, в частности, предусматривает обязательное спасение от банкротства крупных финансовых институтов, обеспечение ликвидности на межбанковском рынке, поддержку банков, в том числе за счет государственных инвестиций, гарантии вкладчикам, помощь рынку ипотечного кредитования. Иными словами, в ситуации, когда выбитые из привычной колеи финансовые рынки просто впали в панику и фактически утратили дееспособность, Большая семерка выработала и согласовала в Вашингтоне основные принципы, которыми при тушении пожара будут руководствоваться ведущие страны Запада и Япония. Это произошло в ночь с пятницы на субботу. Затем эти принципы одобрили представители финансовых кругов 185 стран, собравшиеся на годовом собрании МВФ и Всемирного банка. И уже в воскресенье в Париже состоялась встреча глав государств и правительств еврозоны и Великобритании. На ней лидеры тех 15 стран, которые перешли на валюту евро, обсудили и утвердили "набор инструментов", которым они могут пользоваться при стабилизации своих национальных финансовых рынков. Такова хронология беспрецедентных совместных международных усилий по преодолению беспрецедентного международного финансового кризиса.

Теперь давайте попытаемся разобраться, что же это за финансовые инструменты, позволившие в понедельник переломить ситуацию и вызвавшие взлет курсов акций на важнейших биржах планеты. Некоторые из этих мер, по словам главы Deutsche Bank Йозефа Аккермана…

…могут отчасти даже шокировать, особенно в тех случаях, когда речь идет о растущем влиянии государства в той области, где работают с капиталами. Однако такие шаги необходимы.

Необходимы, потому что иначе крах отдельных финансовых институтов мог бы привести к обвалу всей мировой финансовой системы. Банкротство американского инвестиционного банка Lehman Brothers, больно ударившее, в частности, по его европейским партнерам и клиентам, стало своего рода "наглядным примером" и одновременно "последним звонком".

У нынешнего системного кризиса имеются и политические причины, поскольку это было не самое мудрое решение администрации США - допустить банкротство банка Lehman Brothers.

Как видите, Клаус-Петер Мюллер, президент Федерального союза немецких банков, не скрывает своего недовольства действиями США. Так, как он, думают многие банкиры. А потому одна из главных мер, о которой договорилась теперь Большая семерка, это ни в коем случае не допускать краха системообразующих банков. Тем не менее, обратите внимание: ни в Вашингтоне, ни в Париже не были приняты единые планы действий.

Нельзя распространять одни и те же конкретные шаги сразу на все страны. Ведь мы имеем дело с разными правовыми системами, разными банковскими структурами, разным государственным регулированием.

… подчеркивает председатель правления Deutsche Bank Йозеф Аккерман. С другой стороны, нельзя, чтобы меры, предпринимаемые в одной стране, наносили ущерб соседям – а такая опасность в последние недели появилась. Вот почему и Большая семерка, и страны еврозоны вместе с Великобританией согласовали между собой набор приемлемых мер, предоставив каждой стране свободу выбирать лишь те из них, которые она сочтет нужными.

У них – одна цель: они должны помочь возродиться доверию. Доверию между банками, доверию в экономике, доверию граждан. Ведь доверие – это и есть основная единица расчетов.

… заявила канцлер Германии Ангела Меркель, представляя в понедельник, 13 октября, национальный пакет экстренных мер по спасению финансового сектора. У этого пакета – астрономические объемы: 500 миллиардов евро, полтриллиона. Цифра эта не просто поражает, а прямо-таки потрясает, и именно на такой эффект она и рассчитана. Западные политики прекрасно поняли, что создать доверие, или, иначе говоря, переломить настроения недоверия, можно только эффектными жестами – и прибегли к магии больших чисел: 500 миллиардов евро! Из них львиная доля, 400 миллиардов, приходятся на гарантийный фонд для банков. Иначе говоря, Берлин предоставил всем действующим в Германии банкам – и отечественным, и иностранным, - поручительство на сумму в 400 миллиардов. Это – ключевая мера против одной из основных проблем, порожденных нынешним кризисом: против проблемы дефицита ликвидности. В ходе каждодневной работы у банков то и дело появляется потребность срочно занять деньги, чтобы осуществить ту или иную операцию. В обычные времена получить у других банков краткосрочный кредит на нормальных условиях не составляет ни малейшего труда. Однако в условиях кризиса, когда царит всеобщее недоверие, банки перестают одалживать друг другу деньги: они боятся, что заемщик окажется банкротом. В такой ситуации может закачаться даже самый здоровый финансовый институт. И вот, чтобы этого не произошло, государство выступает в роли своего рода страховой компании: оно ручается за безопасность кредитных сделок между банками до максимальной суммы в 400 миллиардов.

Государство своим авторитетом помогает кредитно-финансовым институтам вновь проникнуться доверием к финансовому круговороту, поверить в его надежность.

… объяснила Ангела Меркель, представляя своим соотечественникам разработанный правительством план спасения банковского сектора. Таким образом, основная часть полутриллионного пакета – всего лишь поручительство, эти 400 миллиардов государство на самом деле никому выплачивать не будет.

Чтобы подстраховать те риски, которое все же связаны с этим поручительством, мы предусмотрительно выделим в федеральном бюджете 20 миллиардов евро, то есть 5 процентов от общей суммы.

Вот та сумма, которая, по мнению экспертов правительства, может все-таки реально понадобиться в случае банкротства того или иного банка. Эти деньги могут оказаться полностью невостребованными – или, наоборот, их может не хватить. Тут – очевидный риск и для государства и, соответственно, для налогоплательщиков, но Берлин на это идет, и вот почему:

Финансовая система вносит важный вклад в функционирование всего народного хозяйства. Я бы даже сказала, что этот вклад просто неотъемлемый, без него немыслимы экономический рост и занятость населения. Отлаженная финансовая система обеспечивает гражданам и предприятиям доступ к кредитам. Она также позволяет гражданам надежно хранить и преумножать свои сбережения.

Так что пакет мер федерального правительства призван способствовать стабилизации финансовой системы. Он призван защищать жителей страны, а не интересы банков.

… подчеркнула Ангела Меркель, явно полемизируя с весьма распространенным среди простых людей в Германии мнением, что правительство больше думает сейчас об интересах банкиров, чем о народе. Банкиров-то как раз ждут не очень веселые времена. Если они обратятся за помощью к государству и, например, попросят его купить акции своего банка, чтобы тем самым увеличить его уставный капитал, то правительство будет ставить жесткие условия. Оно может, например, потребовать ограничить размеры зарплат топ-менеджеров или запретить выплату дивидендов. Из пакета в 500 миллиардов евро на прямую финансовую помощь банкам и покупку их акций выделено 80 миллиардов. При этом правительство Германии подчеркивает, что рассматривает покупку акций банков, то есть их частичную национализацию, лишь как временную меру. Как только ситуация на рынке нормализуется, государство продаст свои доли в финансовых институтах – по возможности, с хорошей прибылью.

Уже первые дни после обнародования плана спасения немецкого финансового сектора показали, что он достиг необходимого психологического эффекта: фондовый рынок и банковский сектор несколько успокоились. А ведь сам этот план еще даже не приобрел силу закона – это произойдет, скорее всего, в эту пятницу. Тем самым, по мнению Ангелы Меркель, будет сделан первый шаг по реформированию оказавшегося столь опасным для жизни экономики финансового сектора. После принятия мер на национальном уровне предстоит второй шаг – изменение международных правил деятельности банков. Для этого в ноябре планируется созвать внеочередную встречу Большой восьмерки и важнейших государств с развивающимися экономиками. Ангела Меркель убеждена, что в сложившейся ситуации необходимо укрепить Международный валютный фонд и усилить его надзорные функции на мировом финансовом рынке.

К моменту созыва саммита Большой восьмерки пик финансового кризиса, как надеются в Берлине, уже будет позади. Во всяком случае, немецкий министр финансов Пеер Штайнбрюк, который, естественно, сыграл ключевую роль при разработке плана спасения банков, считает, что как раз у Германии хорошие предпосылки для успешного выхода из кризиса.

Этот финансовый кризис очень обширный, очень серьезный, и он, естественно, отрицательно сказывается и на Германии. Однако нет никаких оснований сомневаться в стабильности немецкой финансовой системы. Сопротивляемость немецких кредитно-финансовых институтов существенно возросла. Немецкая система универсальных банков оказалась более прочной и менее подверженной рискам, чем американская банковская система. Американцы сейчас пришли к тому, что для нас давно уже является нормой, а именно - к системе универсальных банков.

У нас в Германии нет мыльного пузыря на рынке недвижимости. Возможно, найдутся даже специалисты, которые подскажут мне, что цены на недвижимость колеблются на уровне минимальных отметок за последнее десятилетие.

К тому же мы здесь в Германии по-прежнему не сталкиваемся – пока, во всяком случае, не сталкиваемся – с замораживанием кредитования. У нас наблюдается ухудшение кредитных условий. Однако нет оснований опасаться замораживания кредитования. Хотя и исключить его тоже нельзя.