1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

План действий Кремля: отказ от реформ и курс на Восток

Как будет реагировать Кремль на экономический спад? Что изменится во внутренней и внешней политике? DW побеседовала с российскими экспертами.

"Напишите текст, состоящий из одних вопросов" , - советует профессор департамента государственного и муниципального управления ВШЭ Симон Кордонский. "Чем кончится валютный кризис? Когда он кончится? Будут ли массовые забастовки? Ведутся ли переговоры о прямых поставках холодильников из Китая? Есть ли у кого-то в правительстве планы выхода из кризиса? Сообщат ли нам об этих планах?" Вопросы можно продолжать до бесконечности, считает эксперт, и никаких внятных ответов на них из поведения официальных лиц не прочитывается. Поэтому политологи строят свои предположения, основываясь, главным образом, на наблюдениях прошедшего года.

Внутренняя политика: реформ не будет

Дмитрий Тренин

Дмитрий Тренин

Пока что стратегия Кремля выглядит как выжидательная, считает политолог, директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин. "Из пресс-конференции Путина складывается впечатление, что он надеется переждать тяжелые времена и считает, что через два-три года цены на нефть поднимутся, и все будет как раньше", - отмечает политолог. Но ведь этого может и не произойти, и правильной реакцией были бы реформы, направленные на избавление от нефтяной зависимости. А для этого нужна политическая воля, - подчеркивает Тренин. "Зная людей, которых мы видим во власти последние 15 лет, трудно предположить, что эта воля появится. Будут затыкать дыры в бюджете, пытаться соблюдать базовые социальные обязательства, следить, чтобы никто не бузил и не голодал. Но на то, чтобы предложить стране реальную стратегию развития, скорее всего, не будет воли. Я бы очень хотел ошибиться", - говорит эксперт. По его мнению, президент РФ видит себя в роли охранителя и стабилизатора, но никак не реформатора. "Путин - не Дэн Сяопин", - констатирует Тренин.

Но не факт, что в сложившихся обстоятельствах Кремль сможет выполнять свои социальные обязательства, считает Симон Кордонский. По его словам, сейчас власть "шарит по карманам, чтобы закрыть кассовый разрыв". "Эмиссии они боятся - все понимают, что такое инфляция, - отмечает эксперт. - Поэтому Минфин и Минэкономики думают, что можно урезать. Медицину урезают на 30 процентов, уже начались задержки по зарплатам. Может быть, перестанут платить пенсии российским гражданам, живущим за границей“. Но что точно не будет урезано - так это военные расходы, уверен Кордонский.

Внешняя политика: лицом к Востоку

В России начались процессы, направленные на снижение финансовой зависимости от Запада, говорит глава Совета по внешней и оборонной политике (СВОП) Федор Лукьянов. "Прежде всего, это курс, который был провозглашен до кризиса - "деоффшоризация", "национализация элит", возвращение денег из-под западных юрисдикций. Плюс все разговоры о национальной платежной системе - все это выстраивается в довольно последовательную линию", - считает Лукьянов.

По его словам, в связи с этим будут меняться и отношения с Евросоюзом в газовой сфере. "Газпром" более не намерен интегрироваться и выходить на европейский рынок, - говорит политолог. - И недавний отказ от обмена активами между "Газпромом" и BASF - прямое следствие такой политики". Модель российско-европейских газовых отношений, которая была определяющей почти полвека, меняется на наших глазах, отмечает Лукьянов. А на следующие полвека может возобладать такая же модель отношений с Китаем, с которым РФ будет связывать "глубокая энергетическая взаимозависимость". "До сих пор Россия ставила перед собой задачу укрепления связей с Западом, - говорит глава СВОП. - Похоже, в этой области мы достигли предела. Более тесными эти связи уже не будут".

Что касается Украины, то Россия, по словам Лукьянова, четко дала понять, что не заинтересована в дальнейшей эскалации конфликта. "Каких-то драматических изменений в этой сфере я бы не ожидал, потому что в Кремле не понимают, какой в этом смысл, - говорит эксперт. - Если Россия серьезно изменит курс по конфликту в Донбассе, какие-то санкции могут быть отменены. Но вопрос Крыма нерешаем, соответственно повод для санкций останется“. Но, даже если санкции будут сняты, неформально отношение к России на Западе уже радикально изменилось. "Все равно под теми или иными предлогами работа с РФ будет идти не так, как раньше. Запад будет ставить другие условия, менее выгодные", - утверждает Федор Лукьянов.

Политический режим: ужесточение или либерализация?

Кирилл Рогов

Кирилл Рогов

По мнению Кирилла Рогова, политического обозревателя, сотрудника Института экономики переходного периода, сейчас Россия находится лишь в самом начале кризиса. "Падение рубля - это только пусковой механизм. Если цены на нефть останутся на уровне 60 долларов и ниже, нас ждет еще несколько уровней негативных эффектов: падение доходов населения, сокращение производства".По словам Рогова, жизнь с почти вдвое уменьшившейся ресурсной базой - это вызов для авторитарного режима. "Но это не значит, что народ сразу выйдет на улицу - есть много промежуточных стадий. Снижается лояльность, режим становится менее эффективным, элиты - менее управляемыми, и так далее".

Поэтому, полагает эксперт, в ближайшие несколько месяцев основной целью Кремля будет не спасение экономики, а спасение политического режима и его адаптация к низким ценам на нефть. "И это будет вовсе не то, что кажется рациональным экономистам", - добавляет Рогов.

Главный инструмент, которым сейчас пользуется Путин - это заклинание "все будет хорошо", указывает Кирилл Рогов. "Идет борьба за ожидания. Главное, чтобы элита и население верили, что сейчас мы переживаем всего лишь временный шок", - объясняет эксперт. По его словам, опасность возникает, когда эта вера пропадает. И тогда режим начинает меняться либо в направлении либерализации, либо от мягкого авторитаризма к жесткому - по модели Ирана или Северной Кореи. "Такие переходы для режимов всегда очень трудны, - утверждает Рогов. - Люди привыкли мириться с авторитаризмом в мягкой форме, но, когда режим становится более репрессивным, это часто не срабатывает".

Другой варант - это либерализация, которую Путин считает "противным для себя делом", хотя и вынужденно может признать ее необходимоисть, - говорит эксперт. По его мнению, либерализация вряд ли будет первой моделью, которой воспользуется Путин. "Но все зависит от того, как долго цены на нефть будут низкими. С течением времени аргументы в пользу либерализации начнут расти", - полагает Рогов.

Смотреть видео 09:06

Геофактор 18.12.2014: Западные эксперты о Путине в экономическом тупике

Аудио- и видеофайлы по теме