1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Питьевая вода и политика

Во вторник в Киргизии на заседании Совета по экономической политике при правительстве республики обсуждался проект так называемого «Водного кодекса».

default

Проблемы пользования водой уже вызывают конфликты с Узбекистаном и Таджикистаном

Как заявил министр сельского и водного хозяйства Александр Костюк, его ведомство разработало 4 варианта этого документа с целью установления единых юридических основ использования питьевой воды, которая в климатических условиях Центральной Азии становится с каждым годом всё дефицитнее.

«Нам необходимо установить единые правила игры на длительный срок. Этот «Кодекс» по своему статусу стоит выше законов. Проблемы пользования водой уже вызывают на юге Киргизии конфликты с Узбекистаном и Таджикистаном, так как воды не хватает и никто не решает эти вопросы справедливо», - отметил министр. По словам Александра Костюка, окончательный вариант «Водного кодекса» согласован с Международным деловым советом и его реализация позволит привлечь в Киргизию инвестиции, как иностранные, так и внутренние за счет рационального использования водных ресурсов республики, которая обладает богатыми водными ресурсами и не первый год поднимает проблему перед соседними государствами о необходимости продажи им воды в качестве товара. Реализация «Водного кодекса» включает в себя несколько проектов по обеспечению питьевой водой городов и сел, особенно страдающих от недостатка дефицитной влаги. По данным официального Бишкека, 786 тысяч киргизстанцев из 800 сел страны не имеют доступа к чистой питьевой воде. 40 процентов водопроводов и оборудования, построенных еще в советские годы, изношено и пришло в негодность. Треть населения страны пользуется водой из колодцев и цистерн, за которыми с рассвета выстраиваются длинные очереди. В некоторых селах 2 лепешки меняют на 40-литровую канистру с водой. Треть имеющихся водных ресурсов в Киргизии теряется из-за нерационального использования.

О ситуации с распределением водных ресурсов в Центральной Азии и связанными с этим межгосударственными конфликтами говорит профессор университета города Гиссен Эрнст Гизе:

Киргизия и Таджикистан владеют более чем 80 процентами всех запасов пресной воды в Центральной Азии. Эти резервы складываются из осадков, ежегодно выпадающих на Памире и Тянь-Шане и ледников в высокогорье. С начала 70-х годов, в связи со всеобщим потеплением климата, наблюдается активное таяние этих ледников, что в краткосрочной перспективе увеличивает сток рек в регионе, однако в долгосрочной перспективе может привести к значительному снижению уровня воды в них. В то же время в Киргизии и Таджикистане нет существенных запасов нефти и газа. Поэтому названные государства приступили к строительству плотин для производства электроэнергии. Упомяну лишь Капчагайское водохранилище. В связи с тем, что наибольшая потребность в электроэнергии ощущается зимой, воду накапливают загодя летом, ограничивая сток, что препятствует её использованию в сельском хозяйстве. Это создаёт почву для конфликта, к примеру, между Киргизией и Узбекистаном. В советские времена между республиками, богатыми энергоресурсами и водными запасами, существовал разумный товарообмен без использования денежного эквивалента. Теперь Узбекистан требует оплаты своих поставок нефти и газа. При этом Киргизия и Таджикистан достаточно бедные страны и оплачивать поставки энергоносителей для них нелегко. Поэтому они постепенно начинают требовать деньги за использование водных потоков, берущих начало в горных областях этих стран. Рано или поздно такое столкновение интересов неизбежно приведет к конфликту. Однако существуют и мирные возможности его разрешения. Необходим целый комплекс двусторонних соглашений между заинтересованными сторонами, регулирующих использование водных ресурсов. Для этого необходимо создать механизмы контроля, отвечающие не только за количество используемой воды, но и за её качество. И наконец, потребителям придется смириться с тем, что вода в будущем не будет являться бесплатным «даром свыше», а станет рассматриваться в качестве товара. Для таких стран как Узбекистан и Туркмения, с господствующим там старым советским мышлением, это в настоящий момент немыслимо. Поэтому ситуация вокруг проблемы водоснабжения и водопользования в Центральной Азии становится всё более критической. Конфликтный потенциал этого региона столь значителен, что мы обязаны считаться с возможностью возникновения в будущем войн за господство над водными ресурсами. Связанные с этим пограничные конфликты, к примеру между Туркменией и Узбекистаном, уже случались.

По мнению координатора проекта экономической и экологической реструктуризации земле- и водопользования в Хорезмском регионе Узбекистана Кристофера Мартиуса, дефицит воды в Центральной Азии вызван не только неравномерным распределением водоресурсов в регионе:

Сразу же нужно сказать, что во всех государствах Центральной Азии отмечается чрезвычайно высокий уровень расхода воды на душу населения. Потребление воды здесь в 10-20 раз выше, чем в развитых индустриальных странах. Существенной проблемой является также развитая ирригационная сеть, созданная в советские времена для нужд сельского хозяйства. Комплекс всех этих причин приводит к значительному дефициту пресной воды в регионе.

Вновь активно обсуждаемая идея поворота части стока сибирских рек в Центральную Азию, по мнению, Кристофера Мартиуса, только усугубит экологические проблемы региона:

Именно создание в последние 60 лет значительных поливных площадей в Центральной Азии, которые вызвали колоссальную экологическую катастрофу в районе Аральского бассейна, должно навести нас на мысль о том, что крупномасштабные эксперименты над природой не остаются безнаказанными. Мне кажется, решение проблемы дефицита пресной воды в Центральной Азии заключается в грамотном управлении имеющимися водными ресурсами. К примеру, есть значительные резервы, позволяющие снизить расход воды как в индивидуальных хозяйствах, так и в индустриальном производстве.