1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Дополнительный урок немецкого 2

Письма-отклики

28.01.2006

Владимир Иванович Зоря из города Черкассы прислал свои размышления об ответственности журналистов за свою деятельность:

«В чем состоит ответственность журналистов перед миллионами слушателей? Кого журналист представляет у микрофона: себя, организацию, страну? Или он представляет интересы миллионов слушателей, которые доверили ему право правдиво информировать их о важнейших событиях в мире?

Ответственность журналиста в том, что, являясь индивидуальностью, он обладает магическим даром слова, и он вынужден проявлять свою индивидуальность только по форме. Как только журналист почувствует себя судьёй, он перестает быть журналистом. Он теряет право представлять интересы слушателей. Индивидуальное «я» журналиста не в блеске его личного мнения, а в мудрости его информации, которая должна помочь людям сделать выводы самим. Право на личное мнение журналист получает в двух случаях: когда выключен микрофон и если он не согласен с информационной политикой радиостанции.

Радиостанция, представляющая микрофон журналистам для высказывания «личного мнения», поступает вопреки духу журналистики. Таким образом, журналист дистанцируется от информационной политики радиостанции. А учреждение «радиостанция» снимает с себя ответственность за то, что она выдает в эфир. При этом радиостанция перестраховочно подчеркивает: «Она здесь ни при чем». Полагаю, что радиостанция ни при каких обстоятельствах не должна дистанцироваться от ответственности за все, что прозвучало в эфире. Есть люди, которые имеют право на индивидуальное мнение. Специалисты, компетентные в своей области. Радиостанция в таком случае несет ответственность за:

Уровень компетенции, культуры, этических качеств данного специалиста. При этом профессиональных политиков тоже следует считать специалистами.

Конечно, есть темы, где индивидуальность журналиста внешне должна превалировать. В частности, в сюжетах об искусстве. Прекрасный вкус – божий дар. Для журналистов и их слушателей. Но даже там, где журналист может проявить максимум индивидуальности, на первом плане все же должна стоять профессиональная ответственность. Ответственность, скрытая в подтексте репортажа. Наверное, это высший пилотаж в журналистике: быть индивидуальным по форме. Особо следует подчеркнуть, что нельзя журналисту быть снобом. Слава Богу, радиостанция «Немецкая волна» имеет стойкий иммунитет против снобизма.

Возникает вопрос, почему я всё это пишу? По праву дружеского отношения к вашей радиостанции. К её высокой культуре, ответственности перед слушателями. Я надеюсь, что «Немецкая волна» и дальше будет держать эту высокую планку перед своими слушателями. С уважением Владимир Зоря».

По-моему, добавить к письму нашего слушателя нечего. Разве что поблагодарить Вас, уважаемый Владимир Иванович, за письмо и добрые отзывы в наш адрес. Что касается ответственности журналистов, то Вы совершенно правы. Это одно из самых главных условий качественного и профессионального журнализма. Еще раз спасибо, мы будем рады, если вы и дальше останетесь нашим критичным слушателем.

А теперь к другому письму.

Василий Дмитриевич Бородин прислал очень трогательное письмо-воспоминание. В этом же письме крик о помощи. Может быть, кто-то из наших слушателей может помочь Василию Дмитриевичу найти женщину, которую он любил, но с которой не смог быть вместе. Василий Бородин служил в Германии с 1945 по 1951 годы. Здесь, в Германии, он и полюбил немку Ингу. Итак, вот цитата из письма:

«Было это давно 69 лет назад, но до сих пор мне снятся сны из прошлого. Я готов пойти на край света, чтобы разыскать женщину, которую я любил в молодости. Вот моя история. После штурма берлина и окончания войны наш полк передислоцировали из Берлина в район города Риза и разместили в лесистой местности в деревянных бараках в двух километрах от деревни Цетхайн. Я работал шофером и возил овощи для своего полка. Утром возил солдат и офицеров на поле, на котором мы копали картошку, а днем увозил картофель в полк. Я часто опаздывал на обед. А женщина повар с двумя дочерьми-подростками оставляла мне еду, а я их потом отвозил домой в деревню Цетхайм. Так длилось весь год. Однажды ко мне в столовой подходит 18-летняя Инга и говорит: «Василий, их хаб дих либ». С тех пор мы начали встречаться. Я видел, что семья эта бедствовала. И однажды я на свой риск и страх привез им картошку с поля. Выгрузил у дома и дальше поехал. По дороге в полк я радовался, что сделал доброе дело семье и в то же время очень боялся, что начальство узнает об этом и отдаст под военный трибунал. Ведь это же было воровство. Но беда меня миновала. . Как раз в это шла демобилизация солдат 21-22 годов рождения. Меня к счастью не демобилизовали, а перевели водителем командующего артиллерийским корпусом в город РИЗА. Полковник меня часто под разными предлогами отпускал на встречи с моей любимой. В 1949 году полковника перевели в город Шверин и он меня взял с собой. Так я был разлучен со своей любимой Ингой. Вскоре я вернулся в СССР. Я переписывался с друзьями из моего полка, и однажды получаю письмо от друга, в котором он мне сообщил, что проезжал через деревню Цетхайн и видел Ингу с коляской. ОН знал её в лицо. Он остановил машин и посмотрел в коляску. Написал мне, что там был мой сын. Вот такие вести меня застали вдалеке от Инги. С тех пор прошло много десятков лет, а я никак не могу забыть свою Ингу. Мне так бы хотелось её встретить, увидеть своего сына. Живы ли они? Если кто-то знаком семьей Инги из деревни деревни Ценхайн, то был бы благодарен за любую информацию о подруге мой молодости, которая до сих пор приходит в мои сны. Я понял, что любовь старости не знает. С любовью умирают. С уважением Василий Бородин, город Ровно».

Вот такое письмо-воспоминание пришло к нам из города Ровно. Если кому-то из наших слушателей в Германии хоть что-то известно о судьбе немецкой девушке Инги, которая любила русского парня Василия, напишите нам, а мы перешлем ваше письмо в город Ровно Василию Дмитриевичу Бородину. Ведь не зря говорят: надежда умирает последней.

А вот письмо из Удмуртии от Сергея Петрова. В нем – просьба:

«В одной из передач Дополнительный урок немецкого, посвящённого вновь построенной Фрауенкирхе, речь шла о музыкальном коллективе Виртуозы Саксонии и выступающем в ансамбле с ним германском трубаче. Буду рад, если в музыкальной части программы прозвучит часть композиции в его исполнении. Сергей Петров Удмуртия».

Уважаемый Сергей, камерный оркестр «Виртуозы Саксонии» был создан чуть более двадцати лет назад – в 1985 году. Ансамбль играет на современных инструментах классические произведения

Создатель и руководит ансамбля Людвиг Гюттлер – знаменитый трубач. Предлагаю вашему внимание короткое произведение Capriccio № 5 G-dur.

Татьяна Ефимчук из Житомирской области в своем письме поднимает следующую проблему:

«Уже более шести лет назад я отослала свои документы на постоянное местожительство в Германию. Экзамен по немецкому языку я сдала и с тех пор ни ответа, ни привета. Я чувствую себя, как у разбитого корыта, не могу определиться, что мне делать. В германском посольстве мне советуют ждать. Посоветуйте, как мне быть?»

Дорогая Татьяна, мне трудно Вам что-то посоветовать, кроме того, чтобы Вы набрались терпения. Могу предположить, что время Вашего ожидания удлинилось из-за того, что у Вас нет доверенного лица в Германии. Это может быть родственник или знакомый, которому Вы письменно доверили представлять Ваши интересы в Германии. Фамилию и данные о доверенном лице федеральное административное ведомство вносит в банк данных, доверенному же лицу выдаётся информация о состоянии Ваших дел. Нам, журналистам, никто в этом ведомстве никакой информации не даст, согласно закону о защите частной информации. Совет тем, кто подал ходатайство о приеме в Германии в качестве «поздних переселенцев или контингентных беженцев, передавайте право ведение ваших дел родственникам в Германии. Они смогут систематически звонить в ведомство, в котором находятся Ваши дела и получать информацию о ходе рассмотрения ваших ходатайств. Это одновременно ускоряет рассмотрение дел. Напомню лишь, что по телефону с германскими чиновниками надо говорить на немецком языке.

Бывший остарбайтер Иван Полищук из города Ровно передает музыкальный привет подруге юности Ирме Бульст – дочери немецкого хозяина, у которого работал в годы войны 14-летний Иван. Ирме тогда было 12 лет. Иван и Ирма очень подружились и до сих пор поддерживают дружескую связь. В первой половине февраля Ирме Бульст исполняется 75 лет. С этим юбилеем Иван Полищук её и поздравляет. Желает здоровья и долголетия. Для Ирмы Бульст из немецкого городка Дорфринга поёт Elvis Presley,а песня называется - Mu ß i denn zum Städtele hinaus»