1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Писать – состояние наивысшего подъёма

Мартин Вальзер обладает уникальным стилем, который характеризуется сочувственной иронией и безжалостной точностью. Вероятно, поэтому критики называют его типично немецким писателем.

default

Интеллигенция должна призывать к благоразумию и сдержанности.

Вальзер родился в 1927 году в небольшом городке Вассербург у Боденского озера. Как и один из героев его романа, в детстве Вальзер был молчаливым мечтателем. В 12 лет он написал свои первые стихи. Школу Вальзер закончил лишь после войны и сразу же приступил к изучению литературы, истории и философии в Регенсбурге и Тюбингене.

Мартин Вальзер давно уже стал классиком. Его произведения изучают в школах, его пьесы с успехом идут в театрах. Герои таких романов Вальзера, как «Браки в Филиппсбурге», «Половина игры», «Единорог», «Крушение», уже заняли прочное место в истории немецкой литературы. По мнению Вальзера, популярность среди читателей и делает того или иного автора классиком. Никакие академии или критики не способны превратить писателя в классика.

Герои Вальзера - неудачники

Вальзер – плодовитый автор: его произведения составляют в общей сложности более 9 тысяч страниц. Впрочем, итог своему творчеству Вальзер подводить отказался:

«Я не люблю подводить итоги. У меня совершенно иное отношение к числам, чем того требует процесс подведения итогов. Писательство, как я его понимаю, не поддаётся сложению в сумму. Это – нечто непрерывное. Подытожить его невозможно.»

Критики неоднократно отмечали, что часто героями своих романов Вальзер выбирал неудачников. Связано ли это с его сложным отношением к властям, или же он считает неудачников людьми более порядочными?

«Во-первых, на мой взгляд, вся мировая литература имеет дело с неудачниками. Кроме того, каждый, перебрав в памяти своих знакомых, может констатировать, что люди интереснее, когда они терпят неудачу, чем когда они оказываются победителями. Неудача открывает поры, победа закупоривает их. Я думаю, этим и объясняется моя приверженность к героям-неудачникам.»

Делать записи - работа писателя

Будучи преподавателем поэтики в различных университетах Германии и США (он занимался этим в течение 10 лет – частично, чтобы заработать на жизнь, а частично из чистого энтузиазма), Вальзер пытался дать теоретическое обоснование такому литературному методу, как «ирония». Эти работы, однако, практически не позволяли заглянуть в его творческую мастерскую. Откуда же он брал идеи для своих романов?

«Никакой идеи не нужно. Мне, по крайней мере. У меня есть два метода писать: ежедневные записи – их я могу делать в поезде, в гостинице, где угодно. Это то же самое, что разработка пальцев для пианиста – ежедневно по 3, 4, 5 часов. И работа над совершенно определённым проектом. Делать записи и писать – это и есть работа писателя.»

Работе над записями Вальзер придавал огромное значение.

«У меня 44 тетради для записей. Это записные книжки для набросков. Как художник, прежде чем написать картину маслом, изготавливает целую кучу эскизов в альбомах и на бумаге и использует их затем в своей картине, так и я черпаю из своих записных книжек, работая над романами.»

Все свои книги Вальзер написал от руки. После этого его жена перепечатывала рукопись на компьютере, и только затем сам мастер вносил в распечатку исправления и дорабатывал её на компьютере. На вопрос, испытывает ли он творческие муки, является ли для него творчество тяжким бременем или же удовольствием, Вальзер отвечает без колебаний:

«Совершенно определённо, это – чистое удовольствие. Писать – это состояние наивысшего подъёма, какое вообще можно переживать. Ты вообще не замечаешь, как проходит время, потому что работа с языком так интересна.»

Вальзер всегда был очень чувствительным к критике, но реагировал на неё по-особому:

«Бёлль как-то сказал: после того, как его книга подвергалась разносу, он пару дней отлёживался. Когда я это услышал, я подумал: чёрт возьми, я себе такого позволить не могу. Но даже если бы я мог себе это позволить, это не по мне. Я тут же начал бы опять делать записи. Если кто-то говорит то, что мне кажется несправедливым, я начинаю писать «возражения» – просто для себя.»