1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Пиррова победа профсоюзов

16.05.2002

«Мне очень жаль, что мы не можем порадовать вас тёмными кругами под глазами и трёхдневной щетиной, как это обычно бывает на завершающем этапе тарифных переговоров. Как видите, нам удалось найти компромисс достаточно быстро», - заявил, обращаясь к журналистам, Бертольд Хубер, руководитель делегации профсоюза металлистов федеральной земли Баден-Вюртемберг, по окончании переговоров с работодателями. О том, чего достигли в этой борьбе профсоюзы и какие последствия это будет иметь для экономики страны в целом, и пойдёт речь в сегодняшней «Теме дня».

Итак, на юго-западе Германии тарифное соглашение между профсоюзом работников металлургической, металлообрабатывающей и электротехнической промышленности и объединением работодателей этой отрасли обрело, наконец, черты, устраивающие обе стороны. Этому компромиссу предшествовал долгий конфликт, вылившийся в забастовки. Через десять дней после начала стачек стороны вернулись за стол переговоров и всего лишь за семь часов достигли соглашения. В чём же оно состоит? Бертольд Хубер кратко сформулировал его так:

«С 1-го июня мы получаем повышение тарифных ставок в общей сложности на 4 процента, а с 1-го июня 2003-го года – ещё одно повышение на 3,1 процента. Это соглашение действует до 31-го декабря 2003-го года».

Тут следует добавить, что это повышение не распространяется, как это нередко бывает, задним числом на март и апрель, а за текущий месяц май каждый сотрудник отрасли вне зависимости от своей тарифной ставки получит единовременную выплату в размере 120 евро.

Отмар Цвибельхофер, председатель Объединения работодателей отрасли юго-запада Германии, указал на то, что это соглашение означает чувствительный рост производственных расходов для предприятий, и пояснил:

«В народнохозяйственном отношении – и экономисты нам это наверняка подтвердят цифрами – мы превысили примерно на 1 процент тот предел, за которым кончается тарифная политика, направленная на сохранение рабочих мест. Мы не вправе это замалчивать и приукрашивать ситуацию. Иными словами, достигнутое соглашение никак нельзя считать вкладом в снижение напряжённости на рынке труда, в борьбу с безработицей. Предприятия будут вынуждены скорректировать с учётом нового тарифного соглашения свои программы снижения себестоимости продукции. Это означает рационализацию и более активный поиск дешёвых поставщиков комплектующих за границей. Ведь покупатели конечной продукции не готовы оплачивать достигнутое тарифное соглашение из своего кармана».

Эту точку зрения разделяет и председатель Общегерманского объединения работодателей металлургической, металлобрабатывающей и электротехнической отрасли Мартин Каннегисер:

«Дополнительное бремя расходов, которое ляжет теперь на плечи предприятий нашей отрасли, безусловно не будет способствовать росту занятости. Однако, рассматривая достигнутое соглашение в целом, можно считать, что оно всё же не перешло грань приемлемого».

Понятно, что профсоюзные лидеры оценивают соглашение совершенно иначе. Клаус Цвиккель, глава Общегерманского профсоюза металлистов, заявил:

«Этот материальный результат практически означает, что у работников наконец-то снова появится больше денег в кармане, а это само по себе безусловно будет способствовать экономическому подъёму в стране».

Более того, Цвиккель подчеркнул, что новое тарифное соглашение далеко не у всех металлистов вызовет восторг – ведь изначально профсоюз требовал прибавку в 6,5 процентов:

«Часть наших членов и работников отрасли наверняка рассчитывали на большее, соответственно и отношение к достигнутому компромиссу у них будет более критическим».

Однако если оценивать соглашение без эмоций, нужно признать, что добиться ещё каких-либо преимуществ для себя ни одна из сторон не могла. Вот как сформулировал это Мартин Каннегисер:

«Нам, работодателям, пришлось преодолеть себя в том, что касается 4-процентного повышения зарплат. Это было очень болезненно, мы смогли на это пойти с огромным трудом. А профсоюзам пришлось преодолеть себя в том, что касается более длительного, чем обычно, срока действия договора – 22 месяца. Думаю, им это тоже далось нелегко. Но иначе добиться соглашения было просто невозможно».

Надо сказать, что обе стороны явно хотели достичь взаимоприемлемого компромисса. Работодатели чувствовали, что новая тактика профсоюзов – устраивать короткие забастовки, но на как можно большем количестве предприятий, – весьма эффективна, поскольку бьёт не только по производственному процессу на данном заводе, но и по всем структурам логистики. Профсоюзе же опасались, что их забастовки могут подорвать начавшийся было подъём экономики, а тем самым – и позиции нынешнего канцлера Германии, социал-демократа Герхарда Шрёдера. А ведь с социал-демократическими правительствами у профсоюзов традиционно хорошие отношения. Так что понятно, что канцлер воспринял результаты тарифных переговоров с изрядным облегчением:

«Благоразумие возобладало с обеих сторон. Это лишний раз свидетельствует о том, что в Германии тарифная автономия вполне позволяет получать результаты, которые в других странах получить не удаётся. Поэтому призывы к ограничению тарифной автономии или даже к полной отмене единых отраслевых тарифных соглашений можно считать беспредметными в свете нынешних результатов переговоров».

Впрочем, нельзя забывать о том, что и профсоюзы, и работодатели, и политики – стороны заинтересованные, а потому вряд ли способные объективно оценить достигнутый компромисс. Тут нужно обратиться к нейтральному эксперту. Поэтому я связался по телефону со Штефани Валь, научной сотрудницей Боннского института экономики и общества, и попросил её прокомментировать тарифное соглашение.

«Я бы сказала, что это соглашение скорее препятствует экономическому росту. Германия сегодня занимает по экономическим показателям одно из последних мест среди других европейских стран, то есть уже исходное положение для тарифных переговоров было довольно трудным. Нынешнее соглашение негативно отразится на дальнейшем развитии по той простой причине, что закреплённый в нём рост тарифных ставок превышает ожидаемый в этой отрасли рост производительности труда. Стоимость рабочей силы возрастёт, и многие предприятия будут просто вынуждены перенести производство за границу. Конкурентоспособность Германии на мировой арене ещё больше понизится. И значит, шансы на экономический подъём уменьшатся».

И как это всё отразится на уровне безработицы?

«Назвать конкретные цифры, пожалуй, не получится, но с уверенностью можно сказать, что занятость в отрасли в целом, особенно на предприятиях среднего и малого бизнеса, сократится. И будет продолжать сокращаться – во-первых, потому что автоматизация и рационализация вообще приводят к уменьшения числа рабочих мест, а во-вторых, потому что производство уходит за границу – этот процесс мы наблюдаем уже давно. Крупные концерны, вероятно, кое-как ещё потянут такое повышение тарифов, но средние и мелкие предприятия с этим бременем вряд ли справятся. А значит, не только ни о каком создании новых рабочих мест не может быть и речи, но и число уже существующих рабочих мест будет сокращаться».

То есть, по Вашему мнению, то, что профсоюзы празднуют как победу, может в конечном счёте обернуться поражением?

«Это пиррова победа – очередная, надо сказать. Потому что если обратиться к прошлому, то станет очевидно, что все победы профсоюзов – это пирровы победы. За последние 20 лет номинальные доходы рабочих и служащих выросли в среднем всего на 10-12 процентов, хотя экономический рост в стране в целом за тот же период был значительно больше. Если же посчитать реальный доход, то есть те суммы, которые работник получает на руки, то здесь вообще никакого роста не было. Иными словами, для трудящихся профсоюзы ничего не добились, а вот количество рабочих мест всё время идёт на убыль. Единственное достижение профсоюзов – это сокращение продолжительности рабочей недели, то есть почасовые тарифные ставки кое-где действительно выросли, но многие не смогли этим воспользоваться, поскольку вообще потеряли работу.

Однако надо сказать, что в достигнутом соглашении есть и два положительных элемента. Во-первых, наконец-то устранена разница в оплате труда между рабочими и служащими. А во-вторых, соглашение допускает ряд исключений для предприятий, находящихся на грани банкротства: они получают право временно оплачивать труд своих сотрудников ниже тарифных ставок – при условии, что на предприятии имеется программа санации и что увольнения персонала не допускаются. Это первый, хотя и очень робкий, шаг в правильном направлении».

Таково мнение Штефани Валь, научной сотрудницы Боннского института экономики и общества.

В начале следующей недели в первичных профсоюзных организациях отрасли начнётся голосование по вопросу о том, следует ли принять достигнутое соглашение или нужно продолжать забастовки. Судя по всему, соглашение будет принято. Поскольку же оно носит пилотный характер, то скорее всего, будет перенято в остальных тарифных зонах, прежде всего – в Берлине-Бранденбурге, где пока забастовки продолжаются.