1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Пираты, воры, плагиаторы

02.04.2002

Сегодня мы поговорим о плагиате. Слово «плагиат» происходит от латинского «plagio» («похищаю») и, как определяет энциклопедический словарь, означает «умышленное присвоение чужого авторства, выдача чужого произведения литературы, науки, искусства, чужого изобретения за своё собственное». За плагиат во многих (да практически во всех!) странах мира предусматривается уголовная, гражданская и финансовая ответственность.

Мы же несколько расширим эту тему и расскажем также о плагиате, так сказать, промышленном, то есть о выпуске низкокачественной продукции с чужим товарным знаком, с маркой фирмы, которая пользуется хорошей репутацией. Такие подделки, фальшивки и пиратские копии наводнили сегодня российский рынок, ими завалены магазины и ларьки других постсоветских стран. А против Украины за попустительство её властей производству пиратских копий музыкальных компакт–дисков и компьютерных программ американцы приняли экономические санкции. И хотя размеры убытков, которые нанесут ей американские экономические санкции, значительно преувеличены, но всё равно: плагиат дорого обойдётся Украине. Из Киева – наш корреспондент Александр Савицкий:

САВИЦКИЙ. Принятый парламентом закон о государственном регулировании производства компакт-дисков вступит в силу 3 мая этого года. Он существенно ограничивает производителей этой сверхприбыльной продукцией жесткими условиями лицензий. Однако действие закона не распространяется на те компакт-диски, которые перевозятся через территорию Украины транзитом, ввозятся или вывозятся гражданами для личного пользования.

Американская сторона заявила о своем разочаровании слишком мягкими, по ее мнению, формулировками закона и ввела ограничения на украинский экспорт, который ударил, прежде всего, по интересам украинских экспортеров металла и минеральных удобрений.

По оценкам официального Киева, общие убытки Украины от американских санкций составят до 470 млн. долларов в год и все это угрожает потерей 40 тыс. рабочих мест.

Сторонники мягкого варианта ограничений на производство дисков говорят, что именно на территории Украины в семидесятые годы был создан первый в мире компакт-диск, а значит ликвидировать индустрию производства носителей для лазерных систем считывания сегодня было бы исторической несправедливостью. По другим оценкам, причина украинского упрямства более прозаична: торговля компакт-дисками приносит сверхприбыли тем, кто ее контролирует.

По итогам очередного раунда переговоров о вступлении Украины во Всемирную торговую организацию замминистра экономики Сергей Гончарук заявил, что венский этап диалога едва не был сорван из-за позиции Соединенных Штатов, которые сомневаются в эффективности принятого Украиной закона. По словам Гончарука, Вашингтон хочет посмотреть, как этот закон будет применяться на практике и только потом сделать окончательный вывод о целесообразности введенных санкций. Но особого прогресса в преодолении главного препятствия — борьбе с пиратскими аудио и видеодисками пока не наблюдается.

Хотя власти регулярно собирают журналистов и устраивают показательные уничтожения десятков тысяч контрафактных дисков под гусеницами бульдозеров, в стране продолжается бойкая торговля всеми видами лазерных дисков самого различного происхождения. Иногда лоточники исчезают с улиц городов, но через несколько дней их мобильные прилавки снова появляются на привычных местах.

Единственными последствиями принятия нового закона стало лишь повышение цены и некоторое расширение сегмента лицензионных компакт-дисков. Ранее цена пиратского сборника песен из горячей десятки европейских хит-парадов колебалась в пределах суммы, эквивалентной одному евро. Сегодня альбом популярнейшей группы «Брейн сторм» или Кайли Миноуг, в центра Киева продаются ровно в два раза дороже.

Специалисты говорят, что подорожание пиратских дисков обусловлено тем, что теперь в цену каждого диска входят дополнительные накладные расходы, поскольку четыре из шести украинских заводов по производству компакт-дисков уже перенесли свое производство в более спокойную Россию.

Пиратский рынок продолжает необыкновенно оперативно реагировать на ситуацию. Так уже в январе киевляне раскупали диск с фильмом Питера Джексона «Властелин колец», вышедший на европейский киноэкран в декабре минувшего года. А оживленные стайки школьников в складчину на сэкономленные гривны раскупают свежайшие версии компьютерных игр «Квейк» и «Ренегад».

Для фанатов компьютерных «стрелялок» или поп-музыки экономически оправданно рискнуть несколькими гривнами ради приобретения дешевого пиратского компкт-диска, большинство из которых все же вполне отвечает стандартным требованиям качества.

Два важных добавления. То, что именно на Украине выжгли в своё время первый компакт-диск, - это, мягко говоря, преувеличение (того же рода, что и первый паровоз братьев Черепановых, первый грейпфрут Мичурина или первый самолёт, созданный неизвестным крепостным умельцем). И второе. Я лично с большей осторожностью отношусь к заявлениям по поводу того, что «пиратские» диски обычно не уступают по качеству дискам оригинальным.

«Товарный» плагиат опасен не только тем, что наносит чувствительный ущерб фирмам, продукцию которых подделывают. Он может, как говорится, «в копеечку» обойтись и тем, кто соблазнился дешевизной поддельных часов «Ролекс» или джемпера с крокодильчиком «Лакоста» и, явно зная, что речь идёт о подделках, всё же купил их. Если подобные вещи обнаружат, например, на таможне в Германии (что бывает, кстати говоря, нередко), то их конфискуют. А если таких вещей окажется много, то могут и оштрафовать на солидную сумму.

Кроме того, человек, пользующийся украденной чужой интеллектуальной собственностью, может пострадать и непосредственно от плагиаторов. Так, например, около двух лет назад в пиратских копиях операционной системы Microsoft Windows 98 был обнаружен так называемый «троянский вирус». Он должен был активизироваться при наступлении 1 января 2000–го года и стереть все файлы с жесткого диска компьютера, на котором была установлена пиратская копия Windows.

Наверняка, немало наших слушателей в России и на Украине пользуется нелегальными копиями компьютерных программ. И, наверняка, у всех возникали достаточно серьёзные проблемы не только с этими, но и с другими программами. Можете быть уверены: причиной многих (если не всех) этих проблем являются пиратские копии.

Но и честным, законопослушным гражданам России, Украины, других постсоветских стран от подделок, фальшивок, фальсификаций уберечься, к сожалению, практически невозможно. Несколько месяцев назад Торгово–промышленная палата России сообщила, что доля фальшивой продукции в товарообороте страны достигла тридцати процентов. Причём, опасность подпольных «разливочных» в подвалах, где делают «самопальную» водку, оказывается, сравнительно невелика. На интернетовском сайте www.aferizm.ru приводится топ–десятка фальшивок. Она выглядит так. Первое место – сливочное масло. Затем идут минеральная вода, автомобильные запчасти, кофе, чай, стиральные порошки, шампуни и моющие средства, одежда, сигареты и колготки. В последнее время всё чаще стали подделывать и лекарства. Тут по понятным причинам надо быть особенно осторожным, чтобы не попасться на «липу».

Мы бы с удовольствием дали вам несколько советов поводу того, как распознать хотя бы некоторые подделки. Но это не наша задача. Поэтому советуем обратиться в общество потребителей (там, наверняка, помогут). А тем, у кого есть доступ в Интернет, назову несколько адресов, ссылки на которые вы найдёте и на сайте «Немецкой волны». Это названный уже www.aferizm.ru, затем www.clock.ru – прекрасный сайт для тех, кто собирается купить часы и не хочет, чтобы ему подсунули подделку (интересно, что подделывают любые – от «Сейко» до «Командирских»), и сайт www.greystone.ru , на котором идёт речь об украшениях и бижутерии.

Но, естественно, не только создатели компьютерных сайтов занимаются защитой оригинальной продукции и оригинальных товарных знаков. В Европейском Союзе есть специальный отдел, который регламентирует европейское законодательство в этой области и очень серьёзно контролирует его соблюдение. Из Брюсселя – Леонид Сокольников:

Если простого европейца спросить: можно ли встретить на европейских дорогах российский автомобиль "Москвич", то ответ скорее всего будет: "Почему бы нет?". Если тот же вопрос задать представителю комитета по торговле и антимонопольной политике Евросоюза, то ответ будет категоричен: "Это совершенно исключено!". Потому что еще в 1990 году Комитет экспертов решил: автомобиль "Москвич" - скомпроментировавшая себя марка машины. Не отвечающая (по крайней мере в то время) ни конструктивным, ни динамическим, ни другим необходимым характеристикам для эксплуатации на европейских дорогах. И даже если "Москвич" сегодня будет изготавливаться по космической технологии, в зону ЕС ему въезд закрыт. Торговая марка - важнейший фирменный знак товара, его репутация, его ценность на рынке, его, в конечном итоге, - Судьба. На страже стоят судебные органы, полиция, бесчисленные комиссии и патентные бюро. И не удивительно, что привычный Красный крест, часто горящий над аптекой в России, в Европе не увидеть. Синие, зеленые пожалуйста. Потому что красный, - тоже "торговая марка" и принадлежит она обществу "Красного Креста". За использования марки -цена, которая здешнему аптекарю не по карману. Но перед неугодными машинами проще опустить шлагбаум. Куда сложнее бороться с товарами так сказать повседневного спроса. Согласно документам, почти при каждой проверке в портовых магазинах Антверпена, Гамбурга, Киля или Гренобля из подвалов вывозятся целые грузовики "фирменных" (в кавычках) костюмов и кроссовок "Адидас", "Пума", "Найк", которые нелегально шьются в полутемных цехах китайскими эмигрантами. А ремесленники ювелирные наводняют те же магазины роскошными, сверкающими бриллиантами "Роллексами", внутри которых банальные штампованные часовые механизмы. Срок службы - как повезет. В любом случае - не больше месяца. Но самые громкие дела связанные в Еврососюзе с незаконным присвоением торговой марки касаются продуктов питания. И тут конфликты с йогуртами, макаронами, мороженным, шоколадом и сырами не идут ни в какое сравнение со смертельными схватками, которые бушуют на алкогольном фронте. Главный штаб ожесточенной борьбы - Комитет по торговле и антимонопольной политике ЕС. Его возглавляет коммерческий Комиссар Евросоюза Паскаль Лами. Правда сражениями с вульгарным наклеиванием этикеток известных водок на бутылки с разбавленным спиртом "Рояль" он не занимается. Но полтора года назад в Бельгии был проведен полицейский налет на огромный подпольный цех по разливу юбилейного шампанского "Миллениум". Его, по правилу, изготавливают только в подвалах на французских виноградниках. Но в промышленной зоне бельгийского городка Вервьев три смены разливали из цистерн шипучий напиток неизвестного происхождения в красивые юбилейные бутылки. Суд был скорым. Организаторов производства отправили на семь лет в тюрьму с полной конфискацией имущества, а крупнейшие универсамы, бойко торговавшими огромными партиями подпольного шампанского накануне 2000 года, после расследования объявили, что принимают обратно весь «Миллениум» и даже за пустые бутылки платили неслыханные деньги.

От плагиата никто не может быть застрахован. И «Немецкая волна» – тоже нет. Совсем недавно, готовя один из выпусков радиожурнала «Европа и европейцы», я искал информацию в Интернете. И совершенно случайно наткнулся на текст одной из своих давних передач, подписанный чужим именем. Имя мне это ничего не говорило: Борис Шлаен. Я стал искать уже этого Бориса Шлаена на сайтах различных средств массовой информации и к своему изумлению нашёл больше полусотни текстов наших передач, которые Шлаен опубликовал под своим именем в американских, израильских и российских изданиях. Это выходящие на русском языке американские газеты «Вечерний Нью-Йорк», «Горизонт» (Денвер, штат Колорадо), «Кстати» (Сан-Франциско), «Вестник» (Балтимор), московская газета «Алфавит» и так далее. Технология плагиатора была проста: он копировал текст передачи с сайта «Немецкой волны», менял лишь подпись под ним, ставя своё имя, и отправлял в соответствующее издание. Там, естественно, не знали, что их парижский корреспондент (Борис Шлаен живёт в Париже) крадёт репортажи, очерки, рецензии на сайте «Немецкой волны». И исправно платили ему гонорары (хотя, между прочим, могли публиковать наши материалы совершенно бесплатно). Причём, в нескольких случаях Шлаен продавал краденое несколько раз – разным русскоязычным газетам в разных странах.

Когда всё это вскрылось, мы тут же связались с редакторами всех этих изданий. Они были просто потрясены и, естественно, прекратили сотрудничество со Шлаеном. В Интернете появились комментарии к опубликованным под именем Шлаена нашим текстам: это – плагиат, на самом деле речь идёт о такой-то передаче «Немецкой волны» такого-то автора, вышедшей в эфир тогда-то.

В один из дней у нашей секретарши вдруг раздался телефонный звонок. Голос на другом конце трубки сказал, что это звонит друг Бориса Шлаена, что сам Шлаен попал несколько месяцев назад в тяжелейшую автомобильную катастрофу, что у него переломаны руки и ноги, он – в больнице, прикован к постели... А за эти несколько месяцев какой-то негодяй под его именем напечатал в каких-то американских газетах материалы «Немецкой волны».

Но, во-первых, тексты передач «Немецкой волны» появлялись под именем Шлаена на протяжении пяти лет, а не нескольких месяцев. А, во-вторых, у нас уже был к тому времени парижский адрес и телефон плагиатора. Я тут же позвонил по этому телефону и, не назвавшись, попросил Бориса Шлаена. «Шлаен слушает», - ответил тот же голос, который за пять минут до этого рассказывал жуткую историю про несчастного обманутого инвалида в больнице. «Ах, так вы дома? – сказал я. – А кто ж тогда в больнице лежит, в коме, с переломанными конечностями?» Пауза. Потом быстрый ответ: «Я лежал. Но вот буквально пять минут назад меня привезли из больницы домой».

Такой вот субчик.

Наверняка, вас интересует, а как же будет наказан вор? Будет. Плагат и по немецким, и по французским законам – уголовное преступление. Не правонарушение, а именно преступление. Юрисконсульт «Немецкой волны» уже отправил Борису Шлаену в Париж соответствующие документы. Одна из бумаг – это обязательство впредь не публиковать под своим именем материалы «Немецкой волны». Шлаен должен его подписать. Если не подпишет, дело будет передано в уголовный суд. Если подпишет, то все те, кто платил Шлаену гонорары за украденные им чужие тексты, могут на основании этого обязательства подать иски в суд гражданский: чтобы потребовать возвращения этих гонораров. В общем, выбор у плагиатора – не позавидуешь: между уголовным судом и гражданским.