1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

«Петербургский диалог»

09.04.2002

«Петербургский диалог» - весьма представительная встреча видных общественных деятелей Германии и России, которая началась в Веймаре в понедельник в преддверии очередного раунда немецко-российских межгосударственных консультаций, сегодня подходит к концу. Ей и посвящён этот выпуск передачи «Тема дня»

Сегодня в «городе Гёте» - Веймаре - завершается очередной немецко-российский диалог общественности, получивший название «Петербургский форум». Этот форум был учреждён ровно год назад по инициативе канцлера Германии Герхарда Шрёдера и российского президента Владимира Путина. Первая подобная встреча была посвящена теме «Россия и Германия на рубеже XXI века. Взгляд в будущее». Цель, которую преследует «Петербургский диалог», - сблизить народы обеих стран, развивать взаимопонимание между ними, укреплять дружеские отношения.

- После ужасов Второй мировой войны и после противостояния времён «холодной войны» мы открыли новую главу в немецко-российских отношениях. Её отличают взаимное доверие, дружба и сотрудничество. Как однажды выразился Михаил Горбачёв, наши страны просто обязаны сблизиться.

Эти слова произнёс премьер-министр федеральной земли Тюрингия Бернхард Фогель на торжественном открытии форума «Петербургский диалог».

Важность расширения контактов между немцами и россиянами подчеркнул и президент бывшего СССР Михаил Горбачёв, который является сопредседателем координационного комитета «Петербургского диалога»:

- Активность политическая, подкрепляемая новыми контактами и развитием человеческих отношений, - это то, чего не хватает нашим отношениям...

Немецкий сопредседатель координационного комитета Петер Бёниш в свою очередь отметил, что устроители «Петербургского диалога» расценивают своё детище именно как гражданскую инициативу. Петер Бёниш заявил также: устроители убеждены в том, что подлинная дружба народов не может возникнуть по приказу правительств: её рождают и живут ею сами люди.

Тем не менее, как признал германский координатор, контакты немцев и россиян в неполитической, общественной сфере по-прежнему не так широки, как того хотелось бы. Чтобы изменить положение к лучшему, устроители намерены, в частности, активизировать обмен школьной и студенческой молодёжью, наладить новые партнёрские связи между городами. Сейчас, например, всего 89 городов Германии имеют побратимов в России, тогда как более 1000 - во Франции и Великобритании.

Премьер-министр федеральной земли Бранденбург Манфред Штольпе посетовал на то, что и экономические контакты России и ФРГ оставляют желать лучшего. По словам Штольпе, отношения, существовавшие некогда между ГДР и Советским Союзом, в наши дни почти прекратились, поэтому необходимо решать вопрос, как по-новому координировать экономическое сотрудничество двух стран, из каких средств его финансировать.

Всего на встречу в Веймар, проходящую под девизом «Германия и Россия в условиях формирования нового мирового порядка», прибыли около 150 участников. Среди них - известные деятели политики, экономики, науки, культуры, представители правительственных структур и неправительственных общественных организаций, журналисты.

Дискуссии состоялись в нескольких рабочих группах, каждая группа обсуждала собственную тему. Так, участники бесед вели речь о предотвращении кризисных ситуаций, оптимальном планировании миротворческой политики, о роли и задачах гражданского общества и о свободе средств массовой информации. Более подробно о дебатах вокруг СМИ расскажет мой коллега Никита Жолквер.

Заседание «Петербургского диалога» проходит в шести рабочих секциях. Одна из них посвящена роли СМИ в новых отношениях немцев и русских. Но в центре дискуссии вновь оказался вопрос о свободе печати, причем по инициативе российских участников диалога. Председатель ВГТРК заявил, что хуже всего обстоят дела со свободой печати в российских регионах: «Здесь губернаторы и глав администрация полностью контролируют местные СМИ. Главная проблема российской печати – бедность журналистов, нехватка средств для газет и журналов. А о какой свободе печати можно говорить, если журналист зарабатывает в месяц 100-150 долларов?» Алексей Венедиктов привел на заседании секции одну очень интересную цифру. По его подсчетам, 89% региональных СМИ находятся в полной зависимости от местных властей. По мнению Венедиктова, вопрос о свободе печати по-прежнему актуален для России, пусть даже его собственный независимый канал получил частоту вещания. Проблема гарантии свободы печати, как убежден Венедиктов, тем не менее, остаются нерешенной. Член общественного совета по свободе СМИ Михаил Федотов заявил, что Владимир Путин видит в Германии образцовую модель обеспечения свободы печати. Участники дискуссии задались в этой связи вопросом, какую Германию имеет в виду российский президент. Уж не бывшую ли восточную, где свободу печати понимали так же, как и в СССР.

Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, прибывший на форум в Веймаре по приглашению «Немецкой волны» и участвовавший в работе группы «Средства массовой информации», подверг резкой критике принцип, по которому была составлена российская делегация. Об этом, а также об оценке Венедиктовым нынешнего «Петербургского диалога», - в его интервью Никите Жолкверу.

- Алексей, вы единственный, кто сорвал аплодисменты. Это был замысел?

- Нет. Я это сделал не театрально. Меня просто возмутило, что все острые вопросы, которые реально существуют между Россией и Германией на сегодняшний день в выступлении руководителей секций не упоминались вообще. В данном случае оказалось, что я, который сидел на галерке, в большей степени являюсь представителем гражданского общества, нежели эти председатели комитетов. Потому что я знаю, что людей волнует на самом деле не разговоры о командировках для 20 студентов туда или сюда, а вообще развитие российско-германских отношений. Мы, наконец, стали партнерами, а дух 20-го века, две мировые войны по-прежнему нас разделяют. Я думаю, что «Петербургский диалог» должен это обсуждать, а не вопросы о командировках.

- Ну а все-таки конкретно, какие вопросы должен обсуждать «Петербургский диалог»?

- «Петербургский диалог», на мой взгляд, очень любопытная структура, которая может обсуждать самые острые вопросы и вырабатывать рекомендации. Предложить публично свои рекомендации, чтобы их обсуждало общество, чтобы общество заставляло президента и канцлера двигаться в этом направлении.

- Например, решать проблемы долгов?

- Например, решать проблемы исторической памяти, проблемы блокадников Ленинграда, подписи на Рейхстаге. Эти проблемы вызывают очень болезненную реакцию в России. Когда мы говорим о том, что в России сокращается количество желающих изучать немецкий язык, задайте вопрос, почему оно сокращается? Может быть, это память о войне, может быть - желание убрать подписи советских военных с Рейхстага, может быть, именно в этом причина, а вовсе не в том, что не хватает денег на открытие школ или найма одного учителя. Вот какие аспекты должен обсуждать «Петербургский диалог». Иначе, это – парадное, декоративное мероприятие. И тогда, это мой последний «Петербургский диалог».

- Вы сказали, выступая на пленарном заседании, что диалог грозит выродиться в гарнир встречи лидеров двух государств. Насколько велика эта угроза?

- Такая угроза велика, поскольку, насколько мне известно, в повестке дня президента и канцлера стоят все те острые вопросы, которые они не боятся обсуждать, а мы боимся. Тогда мы здесь существуем только для того, чтобы встретить президента и канцлера и вежливо поаплодировать их речам. Они примут решение без нас, ну так отпустите нас домой, в конце концов.

- Вы допускаете, что «Петербургский диалог» может умереть, если в его рамках или параллельно с ним не будут происходить встречи в верхах?

- Нет, я считаю, что встреча в верхах должна давать импульс диалогу, но диалог является самостоятельной структурой. Он действует между встречами в верхах. Он предлагает задуматься над реальными проблемами, в том числе и президенту и парламенту, и обществу, наконец, которое давит на президента и на парламент. Вот это – главная задача.

- Еще одна проблема – это состав участников. Некоторые злые языки, говорят, что «Петербургский диалог» превратился в ярмарку тщеславия.

- Я думаю, что это не правда. «Петербургский диалог» не так широко освещается в прессе, чтобы превратиться в ярмарку тщеславия. Правда есть другое, российская часть делегации выбирается очень жестко. Политические силы, которые представлены в «Петербургском диалоге», на прошлых выборах получили всего 23% голосов, а 77% избирателей не представлены в «Петербургском диалоге». В этом главная проблема.

- Как, вы считаете, должен происходить отбор участников?

- Во-первых, должны быть представлены все политические силы общества, конструктивные. Затем, должны быть представлены культурные, общественные организации, которые представляют не только себя, не свой институт, не только свое мнение, а целый слой населения. Тогда диалог пойдет. Если здесь будут лоббироваться интересы одного, пусть самого великого музея, одного, даже самого большого, завода – это ни к чему не приведет.

Как бы то ни было, и продолжение «Петербургского диалога» и то, что его рамки существенно расширились, - тенденция, безусловно, положительная. Помимо уже упомянутых вопросов, в Веймаре были затронуты проблемы выплаты компенсаций российским жертвам нацизма, возвращения в Германию вывезенных из неё после Второй мировой войны культурных ценностей, выдачи въездных виз студентам и научным работникам, признания дипломов об образовании и ряд других.

Программой форума предусмотрено также участие канцлера ФРГ Герхарда Шрёдера и президента России Владимира Путина в заключительном совещании «Петербургского диалога». Главная же цель визита Путина - которого, кстати, жители Германии считают сегодня самым привлекательным зарубежным политиком, - очередной раунд немецко-российских межгосударственных консультаций. В его ходе германский канцлер и российский президент намерены, в частности, окончательно решить вопрос выплаты долгов Советского Союза бывшей ГДР. В переговорах на высшем уровне примут участие также министры внутренних дел и главы внешнеполитических ведомств обеих стран.