1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

"Песня о президенте": заседание первое

В Москве началось рассмотрение иска студента Анищенко к корреспонденту немецкой газеты TAZ - Tageszeitung.

default

"Это наш президент, это наш президент, Россияне его поддержали"

Эта на первый взгляд курьёзная история началась почти год назад, когда появились вот эти слова:

"... Все плохое уйдет, и вернется рассвет, / тот, который мы все долго ждали. / Это наш президент, это наш президент, /
россияне его поддержали. / Ты скажи мне, Россия, ты ответь на вопрос: / почему президенту ты веришь? / И смотря на него, ты не чувствуешь слез, /и душой за него ты болеешь?"

Автор этих стихов – челябинский студент Михаил Анищенко. В январе прошлого года эти стихи были положены на музыку, причём запись оплатил лично Анищенко. По информации газеты "Коммерсант", это обошлось ему в шесть тысяч рублей. Об этом газета написала ещё прошлой зимой, а спустя несколько месяцев, уже в мае, немецкая газета TAZ опубликовала статью своего московского корреспондента Клауса-Хельге Доната.

Die Tageszeitung Artikel Kim II Putin

Ровно год назад, пишет Донат, к власти пришёл новый российский президент. Культ его личности расцветает и порой дело доходит до курьёзов. Восторг не знает ни границ, ни классовых противоречий. Речь идёт о власти и патриотизме, а потому властитель смотрит на всё это с одобрением. "Песне о президенте" Михаила Анищенко немецкий автор уделяет лишь несколько строк: "Президент наслаждается неограниченной властью и готов оказать помощь каждому патриоту. Один из таких патриотов – беспартийный студент Михаил Анищенко из Челябинска, который посвятил своему идолу целую оду. Запись этой песни в сопровождении оркестра студент оплатил из собственного кармана".

Что не понравилось Анищенко не понятно, но он счёл себя оскорблённым и подал иск в суд.

  • Кто стоит за студентом Анищенко?

    Эльфи Зигль, член руководства Ассоциации иностранных корреспондентов в Москве рассказала о том, как началось рассмотрение иска:

    - Рассмотрения сути дела не было. После обмена репликами между истцом Анищенко и адвокатом Резником, который представляет интересы немецкого журналиста, заседание вскоре после его начала было закрыто. На 19 апреля по требованию истца приглашены представители редакции газеты из Берлина. Судья приняла это решение, несмотря на возражения адвоката ответчика. Аргументы Резника просты – газета TAZ Tageszeitung – это газета немецкая, выходит на немецком языке, не предназначена для распространения на территории России, а потому на неё никак не может распространяться российский Закон о средствах массовой информации. И если студент Анищенко имеет какие-то претензии не только лично к журналисту Клаусу-Хельге Донату, а к газете, то дело должно рассматриваться в Германии.

    Скорее всего, точно так же на вопрос о правомочности московского суда посмотрят и берлинские юристы, которых привлечёт редакция газеты TAZ. Через месяц этот вопрос, видимо, прояснится. Тайной, скорее всего, останется другое – кто стоит за студентом Анищенко? Где и как в Челябинске он смог прочитать статью из газеты, которую и в Германии-то не в каждом киоске найдёшь? Где студент нашёл деньги на оркестровку и запись музыкального произведения?

    Эльфи Зигль, которая является своего рода старейшиной иностранных корреспондентов в Москве, считает, что власти стремятся создать некий прецедент – до сих пор за всю историю ещё не было случая, чтобы простой гражданин России судился с иностранным журналистом.

    Безусловно у этого прецедента есть политический подтекст, ведь статья Доната расценивается истцом-студентом как критика президента Путина, критика создающегося в стране культа личности Путина .

    Сейчас в Москве на подобные критические высказывания реагируют очень болезненно. Студент Анищенко, который скоро заканчивает юридический факультет, считает оскорблённым себя лично, а потому требует удовлетворения в России. По словам Зигль, Анищенко доказывает, что поскольку он прочёл перевод статьи в Интернете, то может говорить о попытке распространения этого текста редакцией в России. Донат – автор статьи – доказывает, что редакция к появлению этого материала в Интернете не имеет никакого отношения, поскольку речь идёт о переводе, выполненном кем-то и где-то и не согласованном с редакцией. Такое наблюдается в России сплошь и рядом.

    • Власти пытаются создать прецедент

      Причём, в переводе той части статьи Доната, где он говорит о студенте – ничего нового, неожиданного для россиян нет. В российской прессе можно найти и более занятные пассажи. Более того, Донат нашёл историю Анищенко в московской газете "Коммерсант". Иными словами, всё, что появилось в TAZ, было раньше или позже в российских газетах. И тем не менее, Анищенко требует от Доната 300 тысяч рублей и опровержения, а от российского МИДа Анищенко требует закрытия коррпункта газеты Tageszeitung и лишения её корреспондента аккредитации – это вызывает тревогу. Эльфи Зигль видит в этом очень опасный прецедент, ведь если иск студента будет удовлетворён, каждый корреспондент может быть выслан из страны – всегда найдётся повод придраться – не к материалу, так к переводу.

      Ведь надо помнить, что восприятие любого литературного произведения зависит не только от его содержания, но и от менталитета, традиций, умственных способностей того, кто читает это произведение. Тем более, если между автором и читателем ещё есть переводчик. Кто, какой суд сможет разобраться в литературных и лингвистических особенностях произведения? Достаточно вспомнить, какой гомерический хохот стоял в стране, когда судья пыталась вникнуть в авторские тексты Сергея Доренко и понять ущемил он, или нет, честь и достоинство Лужкова, сравнив его с Дюймочовкой. В общем, у журналистов и не только иностранных, есть повод для беспокойства.

      Глава российского правозащитного фонда "Гласность" Сергей Григорян уверен в том, что инициатива судебного разбирательства с немецким журналистом исходит отнюдь не от челябинского студента Михаила Анищенко. Совершенно очевидно, что это инициатива российских властей, которые попросту используют Анищенко в своих целях. Сергей Григорян не исключает активного участия российских спецслужб, которые могли подсунуть Анищенко статью в "Тагесцайтунг". По его мнению, вся эта возня только подтверждает предположение немецкого журналиста о появлении очередного культа личности.

      Эльфи Зигль работает в Москве не менее 15 лет. По её словам, ситуация, в которой сегодня работают иностранные корреспонденты в России, стала намного сложнее:

      - Информации поступает много, но проверить её правдивость зачастую невозможно. Разные представители властных структур, разные министры дают разные, порой, противоречивые сведения. Всегда есть опасность получить неверную информацию. Раньше бывали случаи, когда иностранных корреспондентов вызывали в МИД и высказывали претензии то к содержанию статей, то к заголовкам. Но все эти вопросы можно было обсуждать. Корреспондент мог излагать свои аргументы. Затем были времена, когда корреспонденты, чьи материалы не нравились Кремлю, подвергались внезапному контролю со стороны налоговой полиции, у этого корреспондента могли возникнуть неожиданные проблемы с таможней – она могла не пропускать необходимую журналисту аппаратуру, или автомобиль. Сейчас, явно, наступила новая фаза. Россия претендует на звание правового государства, а потому в игру вступают суды – и я знаю как это непросто доказывать свою правоту в российском суде. К тому же все эти процессы долго тянутся и страшно дороги. Корреспонденты зачастую просто не могут себе позволить таких разбирательств.

      Обвиняемый Клаус-Хельге Донат, в свою очередь, считает:

      "Я выполнял мой долг, сообщая о том, что происходит в России. Этим я никого не мог обидеть и поэтому не собираюсь платить. К чему мы придем, если любой гражданин ради наживы будет подавать в суд на любого журналиста и, в конце концов, получать деньги. Это же курам на смех".

Ссылки в интернете