1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Перспективы экономики России в 2007 году

10.01.2007

Сегодня мы поговорим о перспективах экономического развития России в наступившем 2007 году. Вы услышите интервью с экспертом Организации экономического сотрудничества и развития Биллом Томпсоном – и узнаете, как он из Парижа оценивает уровень государственного управления в России, инвестиционную политику Кремля и готовность правительства в Москве принять новые вызовы времени. Но сначала речь у нас пойдёт о немецкой реакции на российско-белорусский нефтяной конфликт.

«Баррозу и Меркель жёстко критикуют Путина». Под таким заголовком вышла в эту среду ведущая немецкая экономическая газета Handelsblatt. Газета подробно рассказывает о состоявшейся накануне в Берлине пресс-конференции главы Еврокомиссии Жозе Мануэля Баррозу и канцлера Германии Ангелы Меркель. На этой пресс-конференции Меркель, которая в данный момент председательствует в Европейском Союзе, высказалась в адрес российского руководства, допустившего прекращения поставок нефти в Германию по трубопроводу «Дружба», необычно жёстко. «Надо уж по меньшей мере проводить консультации, когда возникают сложности», - с явным раздражением заявила федеральный канцлер, которая, видимо, сильно обиделась на Путина, в частности, за то, что он даже не предупредил её о возможных последствиях нарастающего конфликта с белорусским президентом Александром Лукашенко и ничего не сказал ей о прекращении поставок российской нефти. Впрочем, хозяин Кремля, видимо, и сам не ожидал подобного развития событий во взаимоотиношениях с Минском – но это проблема Путина, а не Меркель. Она же сочла нужным публично напомнить, что Россия даже во времена холодной войны была надёжным поставщиком энергоносителей. А нынешний срыв поставок разрушает доверие, отметила канцлер ФРГ и добавила фразу, которую в эти дни в Германии произносят практически все политики: мол, надо добиваться большей незвисимости страны от импорта энергии. Вот, например, какое заявление сделал германский министр экономики Михаэль Глос:

Это просто неприемлемо, когда возникают подобные перебои в поставках, и они показывают, что в деле обеспечения страны энергией нельзя фокусироваться на одном лишь восточном направлении.

Федеральному министру экономики вторит его коллега на земельном уровене – министр экономики земли Бранденбург Ульрих Юнгханс:

Подобная зависимость, а также подобное использование другой стороной собственного монопольного положения в деле снабжения нефтью просто неприемлемы.

Министр экономики земли Бранденбург Ульрих Юнгханс публично задается вопросами, которые волнуют сегодня растущее число немцев:

А являются ли партнёры, поставляющие нам нефть, действительно солидными партнерами, придерживаются ли они достигнутых договоренностей или же они злоупортебляют своим положением? Соответствует ли духу подписанных соглашений, что от нынешнего конфликта страдаем мы, третья сторона, и что нас даже не предупредили?

«Германия не может каждую зиму оказываться на линии огня в энергетических войнах между странами СНГ» - подчеркивается в заявлении фракции левых, то есть бывших коммунистов, в бундестаге. В общем, вся политическая элита Германии возмущена тем, что Россия, говоря словами комментатора газеты Handelsblatt, весьма безответственно подходит к своей возросшей глобальной роли, что она не умеет вовремя договориваться со своими непосредственными соседями и второй год подряд допускает ЧП в снабжении Запада энергией.

Ну, а теперь от этого острого актуального конфликта, который, кстати, еше неизвестно как скажется на всей российской экономике, - так вот, от этих сиюминутных событий перейдём теперь к среднесрочным перспективам народнохозяйственного развития России. О них моя коллега Марина Борисова беседовала в Париже в штаб-квартире Организации экономического сотрудничества и развития с ее экспертом Биллом Томпсоном. В ОЭСР входят 30 индустриально наиболее развитых стран Европы, Северной Америки и Азии. И как раз в этом году исполняется десять лет с момента подписания Протокола о создании специального Комитета по связям между Организацией экономического сотрудничества и развития и Российской Федерацией. Так как же оценивают в этом влиятельном международном «мозговом центре» сегодняшний и завтрашний день российского народного хозяйства?

ТОМПСОН: Сейчас Россия имеет огромные возможности принять те меры, которые необходимы для поддержания долгосрочного роста.

БОРИСОВА: Вот так определяет повестку 2007-го года эксперт Организации экономического сотрудничества и развития Билл Томпсон. Таким образом, российскому руководству предстоит теперь решать задачу совсем иного уровня сложности. Ведь до сих пор, по сути, динамика экономического роста во многом определялась внешними факторами.

ТОМПСОН: В последние годы экономика России растет очень быстрыми темпами, отчасти из-за постоянных драматических улучшений условий внешней торговли.

БОРИСОВА: Другими словами, цены на экспортные товары росли стремительными темпами, а импорт дорожал лишь умеренно. Такое благоприятное для России соотношение не замедлило сказаться на всей экономике.

ТОМПСОН: Огромный положительный внешний шок произошел в 2003, 2004, 2005 годах и еще в 2006 году. И, если сравнить изменения условий внешней торговли в России, то они больше, чем нормальные. Например, два года подряд, а может и три, в среднем условия внешней торговли повысились на 10-15 процентов. А в Соединенных Штатах Америки за мои 40 лет опыта условия торговли лишь однажды изменились на 15 процентов, однажды! После первого нефтяного шока 1973 года.

БОРИСОВА: Однако такое везение не может продолжаться вечно, и в своих прогнозах на 2007 год западные эксперты уже проявляют определенную сдержанность.

ТОМПСОН: В этом году мы не предвидим таких больших изменений. Мы не предвидим серьезного ухудшения, но даже при стабилизации темпов изменений условия внешней торговле на нынешнем уровне, темпы экономического роста естественно будут замедляться. В этом году – 2007 году – рост уже будет на уровне шести процентов.

БОРИСОВА: Впрочем, дело даже не в самих показателях роста. Ими-то российское правительство сможет быть довольным и впредь.

ТОМПСОН: Краткосрочные меры для поддержания экономического роста не особенно нужны. Так как рост остается сейчас на достаточно высоком уровне. Что касается долгосрочных перспектив, то это все те фундаментальные реформы, которые постоянно обсуждаются и в России, и за рубежом.

БОРИСОВА: То есть, создание здорового инвестиционного климата, структурная перестройка, обеспечение верховенства закона и так далее… При решении этих задач Россия уже накопила немалый опыт, ценный и для других стран, подчеркивает Билл Томпсон, эксперт Организации экономического сотрудничества и развития, объединяющей 35 ведущих промышленных государств мира.

ТОМПСОН: Самым интересным для меня является тот факт, что российский опыт и знания некоторых экономических проблем сейчас уже становятся очень актуальными и очень полезными для наших стран-членов. Если 10 лет назад мы пригласили сюда русских, чтобы они слушали, учились, уже сейчас приезжают команды от Российской Федерации, что, к сожалению, происходит редко, но когда приезжают, они всегда создают очень большое впечатление.

БОРИСОВА: Тем не менее, Билл Томпсон считает нужным добавить в бочку с мёдом ложку дёгтя.

ТОМПСОН: Государственное управление в России остается на очень низком уровне, по всем показателям. Это не только проблема коррупции, но и неэффективности аппарата в целом.

БОРИСОВА: Именно в этой сфере и необходимо провести наиболее серьезные реформы.

ТОМПСОН: Самое главное для улучшения инвестиционного климата – это реформирование самого государственного аппарата. Это будет долгосрочный проект.

БОРИСОВА: Пока же реализации этого «проекта государственной важности» сопутствуют явные негативные тенденции.

ТОМПСОН: Тенденцию к расширению государственной собственности и больше прямого вмешательства в экономические процессы мы однозначно оцениваем негативно. Мы не ожидаем никаких хороших результатов от этого.

БОРИСОВА: Не без удивления отмечает эксперт Организации экономического сотрудничества и развития Билл Томпсон и продолжает.

ТОМПСОН: Причем это не только вопрос нефтяного сектора. Мы наблюдаем, как везде и очевидно не совсем плановым образом государственные компании скупают активы. Очень часто против политики самого правительства.

БОРИСОВА: Хотя толкование самого этого термина остается в России весьма расплывчатым.

ТОМПСОН: Понятие «стратегический» в России последнее время оказывается на редкость эластичным.

БОРИСОВА: Не без иронии отмечает Билл Томпсон и для того, чтобы разъяснить свою мысль, совершает небольшой исторический экскурс.

ТОМПСОН: Я помню, когда полтора года назад президент сказал, что стратегические отрасли это те, которые обеспечивают национальную безопасность. Вроде бы достаточно четкое понятие. После этого целый ряд министров и чиновников стали объяснять, почему их отрасли являются стратегическими, по определению президента. И лоббисты сразу поняли, что надо делать. Пока никто не сказал, что текстильная отрасль является стратегической, но не знаю, Россия очень холодная страна, одежда – это очень важная вещь. Но вот когда речь идет о банках, страховке... Общий смысл понятен. Мы хотим иностранные деньги, но чтобы они пошли туда, куда мы хотим.

БОРИСОВА: Подобные «двойственные» стандарты западные эксперты обнаруживают и в инвестиционной политике России.

ТОМПСОН: Формально российские власти приветствуют. На самом деле главный вопрос на политической повестке дня, это не как нам поощрять приток иностранных инвестиций, а как нам лучше мешать иностранцам.

БОРИСОВА: Тут, правда, эксперт Организации экономического сотрудничества и развития самокритично добавляет.

ТОМПСОН: Я не могу сказать, что поведение наших стран-членов является безупречным. Безусловно, мы видим и протекционизм, и экономический национализм время от времени. Именно поэтому существует наша организация, ВТО и так далее, чтобы на самом деле спасти самих от себя. Мы понимаем, что у нас у всех бывает искушение защищать свое, одновременно, требуя доступ к чужому.

БОРИСОВА: В основе долгосрочной инвестиционной политики должно лежать четкое осознание следующего факта.

ТОМПСОН: Под инвестициями имеются в виду не только деньги, но и производственные технологии, а также технологии управления. Эти положительные побочные эффекты от иностранных инвестиций способствуют появлению на рынке новых игроков с новым знанием. Россия не должна лишать себя таких возможностей.

БОРИСОВА: Пока же в России предпочитают скорее «почивать на лаврах».

ТОМПСОН: Очень много возможностей, на наш взгляд, уже упущено. Структурная политика после начала 2004 года стала значительно менее активной. Когда начали думать, что у нас будет, так называемый super cycle с ценами на нефть, что они будут на уровне 70 и даже 100 долларов, в ближайшей перспективе и, причем, надолго, то чувство срочности, конечно, снизилось. Те реформы, которые вчера казались неотлагательными, сегодня можно отложить.

БОРИСОВА: Тем не менее, свой прогноз развития российской экономики в 2007 году Билл Томпсон, эксперт Организации экономического сотрудничества и развития, завершает на оптимистической ноте.

ТОМПСОН: Нельзя жить вечно за счет нефтяной торговли, нефтяной ренты. Есть понимание того, что нужно делать. Поэтому я могу только желать удачи моим московским клиентам, которые сейчас пытаются обновить реформы и идти дальше.