1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Перспектива присоединения Турции к Европейскому Союзу

06.12.02

«Европа – это идея. И Европа нового века должна быть освобождена от оков истории и объединена общим видением будущего» – патетически написала сегодня британская газета «Гардиан», подтверждая этим необходимость присоединения Турции к Европейскому Союзу. По мнению газеты, основные аргументы против вступления этой страны в ЕС основаны на страхах, незнании реального положения дел и предрассудках. Что ж, эти факторы, наверное, тоже оказывают свое влияние – но каковы другие аргументы в диалоге Брюсселя с Анкарой? Какими будут последствия вступления Турции в ЕС? Сегодня, перед историческим саммитом Евросоюза в Копенгагене, дискуссии на эту тему разгорелись с новой силой.

Из выпусков новостей вы уже знаете о сегодняшнем довольно резком заявлении Реджепа Эрдогана, главы правящей в Турции Партии справедливости и развития. Эрдоган выразил недовольство совместным предложением Германии и Франции. Предложение сделано к саммиту, который состоится на следующей неделе в Копенгагене, и где будут приняты действительно исторические решение о принятии новых членов в Евросоюз. Так вот – суть германо-французского предложения состоит в том, что переговоры о присоединении Турции к ЕС начнутся не ранее 2005 года, что еще больше отодвигает для нее реальную перспективу войти в состав европейского клуба. Реакция Анкары на такую отсрочку понятна.

Прежде чем говорить о желаниях Турции, предлагаю уяснить позицию Брюсселя. Как видят ситуацию в Европейском Союзе? Сообщает наш брюссельский корреспондент Леонид Сокольников.

В отличие от других стран, желающих влиться в единую европейскую семью, Турция на протяжении всех предыдущих лет заявляла о том, что она готова вступить в ЕС только на своих условиях. И настойчивые требования провести в стране ряд демократических реформ наталкивались на жесткое сопротивление властей Анкары. При этом экономические отношения между ЕС и Турцией неуклонно развивались. Достаточно сказать, что турецкими танкерами сейчас перевозится до трети всей потребляемой Евросоюзом сырой нефти.

Но нежелание урегулировать курдскую проблему, окончательно отменить смертную казнь, прекратить преследование за критику деятельности госучреждений являлось серьезным барьером на пути в объединенную Европу. Кроме того, все кандидаты на вступление в ЕС должны проходить через сложную процедуру не только согласования своих внутренних основных законов с общеевропейскими, но и изменить десятки тысяч стандартов в народном хозяйстве. От ширины гнезд электророзеток до размеров полицейских дубинок. А свод только базовых положений для этих согласований – это 2,5 тысячи страниц убористого текста. И на эту процедуру отводится не меньше 3-4 лет. Но самую главную опасность европейские политики видят в том, что из 65 миллионного населения Турции (а это треть жителей всех стран, входящих в евро-валютную зону)– более 90 процентов мусульмане. И пустить их в европейский христианский клуб – не самая блестящая перспектива для политических консерваторов. Жискар Д’Эстен, руководитель Конвента по выработке новой общеевропейской Конституции заявил: «Вхождение Турции в ЕС было бы концом Европы. Это не европейская страна, если ее столица, ее население не находятся в Европе». Сами же турецкие лидеры не устают напоминать, что пора установить конкретные сроки для начала переговоров о вступлении в ЕС. Ведь кандидатом Турция была названа еще в 1999 году, но в том же году на саммите в Брюсселе лидеры стран-членов ЕС отказались назвать дату начала переговоров, сославшись на то, что Турция пока не соответствует критериям Евросоюза по нескольким параметрам, в том числе по ситуации с правами человека. Однако, не нужно забывать, что Турция - член НАТО, и она активно поддерживается Соединенными Штатами. И Белый Дом не раз заявлял, что он одобряет усилия нового правительства Турции, направленные на вступление в ЕС. Недавние заявления Великобритании также свидетельствуют, что и она будет настаивать на определении точной даты начала переговоров на копенгагенском саммите ЕС 12-13 декабря нынешнего года.

Брюссель меняет свою точку зрения и не случайно, что буквально через несколько часов после резкого заявления Жискар Д’Эстена, официальный представитель Еврокомиссии Жан–Кристоф Филори заявил: «Я не собираюсь играть в пинг-понг с господином Жискар Д’Эстеном. Станет ли вступление Турции в Европейский союз концом Европейского союза? Наш ответ: нет!»

Еще более определенно высказался председатель Европарламента Пэт Кокс: «Европа помолвлена с Турцией, - завил он несколько дней назад, - И мы не имеем права перечеркивать наше прошлое».

Такова палитра мнений в Европейском союзе. А какова реакция в Анкаре на германо-французское предложение?

«В турецкой столице предложение канцлера ФРГ Герхарда Шредера и президента Франции Жака Ширака было воспринято негативно. Ждать с началом переговоров до января 2005 года мы не намерены», – таков был смысл заявлений Реджепа Эрдогана, главы правящей в Турции Партии справедливости и развития. Дату начала переговоров Эрдоган хотел бы получить от ЕС уже в следующем году. Вместе с тем он не исключил неожиданностей на предстоящем саммите в Копенгагене. Подробностей Эрдоган не сообщил, подчеркнув лишь, что никаких условий для получения более близкой даты переговоров его страна выполнять на себя не намерена. В то же самое время глава правящей партии сообщил, что Анкара в любом случае будет стремиться выполнить критерии для стран-кандидатов, согласованные ЕС в 1993 году всё в том же Копенгагене. Но не потому, что это требование ЕС, а потому, что Турция и так стремиться улучшить жизнь в стране. Например, повысить материальный уровень жизни населения. Что касается других критериев – например, в сфере прав человека – то и их Турция собирается выполнить без всякой указки Европы. «Даже если они нас не примут, мы не останемся на месте и будем развиваться», - подчеркнул Реджеп Эрдоган.

В европейских столицах, судя по всему, никаких неожиданностей на предстоящем саммите не ждут. Во всяком случае, министр иностранных дел Германии Йошка Фишер заявил в пятницу, что германо-французский документ является вполне приемлемой основой для принятия решения на саммите.

А как в Германии вообще смотрят на перспективу присоединения Турции к ЕС? И среди жителей страны, и в политических кругах есть как сторонники, так и противники этой идеи. Что касается критических голосов по поводу вступления Турции в ЕС, то их число особенно велико в оппозиционных христианских партиях – Христанско-демократическом и Христианско-социальном союзах. Как объяснить эту критическую позицию? Говорит эксперт по вопросам внешней политики в партии ХДС Фридберт Пфлюгер.

Мы никогда не были принципиально против принятия Турции в ЕС. Наоборот, мы говорим, что стране нужно дать перспективу присоединения к Европе. Мы хотим сблизить Анкару с ЕС. Мы намерены поддерживать хорошие отношения с Турцией как с партнером по НАТО и углублять дружеские связи. Наши сомнения заключаются в том, целесообразно ли сейчас предлагать Турции конкретный срок начала переговоров о вступлении. Конечно, Турция – дружественная нам страна, но безответственно сейчас договариваться о конкретных сроках: ведь Турция сегодня не выполняет требуемые критерии и в ближайшее время не сможет их выполнить – несмотря на ряд позитивных изменений.

С другой стороны, господин Пфлюгер, нельзя не признать, что Турция имеет для запада большое стратегическое значение - там расположены военные базы НАТО. Кроме того, в последнее время Анкара пошла по пути реформ, требуемых Брюсселем. В проблеме Кипра тоже наметились позитивные сдвиги... Не заслуживают ли эти усилия поощрения?

Несомненно. Турция прилагает усилия, и мы высоко оценили реформаторские начинания последних недель. То же – и в отношении Кипра. И стратегическое значение для запада мы тоже полностью признаём. И, тем не менее, мы должны задать себе вопрос: что означает для Европейского союза вступление в него страны с более чем 60 миллионами человек? Это полностью изменяет структуру самой организации, о которой мы сейчас говорим на европейском Конвенте. Ведь Евросоюз - это не просто вольное объединение нескольких стран или зона свободной торговли, а тесный союз государств. И мы считаем, что Турция просто не выполняет необходимые для вступления в этот союз критерии. Для примера приведу проблемы в таких областях, как свобода вероисповедания, права меньшинств, недостаточный контроль за военными со стороны правительства и парламента. Наконец, не забывайте и об экономической ситуации в Турции. Словом, было бы абсолютной иллюзией и в то же время нечестностью по отношению к Анкаре давать какие-либо обещания, которые в ближайшие время мы не сумеем выполнить. Такие обещания не принесут нам и ожидаемой выгоды в геополитических вопросах.

Как вы расцениваете совместное заявление канцлера Шредера и президента Ширака, в котором Германия и Франция называют Анкаре предварительные сроки, в которые будут выработаны окончательные сроки начала переговоров? Как попытку выиграть время?

Именно так. При этом вы сами себя загоняете в угол. Сейчас мы называем предварительные сроки для выработки окончательных сроков, т.е. обещаем весной 2004 года назвать дату начала переговоров – в том случае, если процесс реформ в стране будет успешно продолжаться. И в этом случае отказать уже будет невозможно. В результате события приобретут собственную логику, и ЕС окажется в безвыходном положении. Ведь, начав переговоры, их нельзя посредине прервать, не вызвав при этом крупного конфликта с Турцией. Мы надеемся, что Реджеп Эрдоган и его партия действительно будут проводить про-европейскую политику и сдержат те обещания, которые дают сейчас. Но для столь решительного шага, как прием Турции в ЕС, время еще не пришло. И думаю, что как партнеры и друзья мы должны честно сказать об этом Турции.

Это была точка зрения внешнеполитического эксперта ХДС Фридберта Пфлюгера.