1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Переселенцы и религия

17.05.2007

Сегодня мы расскажем вам о российских немцах, которые посвятили свою жизнь служению Богу.

default

Гостями нашей передачи станут монашенка Катрина Блюм, которая уже 27 лет служит в католическом монастыре под Дортмундом и глава Преображенской (Западно-Сибирской) епархии Римско-католической церкви России Иосиф Верт.

Исповедовать религию в Советском Союзе было непросто. Касалось это всех граждан СССР, независимо от национального происхождения. Поэтому неудивительно, что послевоенное поколение советских немцев росло уже без традиционных богослужений и молитв, а детей если и крестили, то, в основном, тайно. Многие переселенцы только в Германии впервые открывают для себя религию и церковь. Тем удивительнее история российской немки Катарины Блум, которая вот уже 27 лет служит в католическом монастыре кармелиток в Виттене, недалеко от Дортмунда. Знают ее здесь под именем «сестра Анна Мария». С ней встретилась моя коллега Надежда Баева.

Сестра Анна Мария выглядит так, как можно себе представить католическую монахиню. Черная свободная ряса, на голове – ап остольник, закрывающий волосы и плечи. Лицо монахини не выражает ни печали, ни уныния – такие знакомые многим лица из книг и фильмов о черном духов енстве. Более того – сестра Анна Мария производит очень жизнерадостное впечатление. Она с удовольствием рассказывает о себе и о том, почему она решила уйти из мирской жизни.

«Мои родители родились на Волге и были католиками. И понятно было, что в то время не разрешалось открыто исповедовать религию, и поэтому мы всегда подпольно это делали. К нам приезжали ночью священники в дом, у нас была такая маленькая капелла, комната, где мы молились, и где служба проходила. И к нам приходили домой знакомые, соседи, которые тоже были католиками и хотели с нами вместе молиться».

Детство Катарины Блум прошло в религиозной атмосфере: богослужения и молитвы были частью ее жизни. Когда же девочка пошла в первый класс, то очень удивилась, когда услышала от учителей, что Бога нет, что это просто выдумка. Катарина не знала, кому верить и что делать дальше – читать Библию или стать пионеркой, как это делали все её одноклассники.

«И только после одной встречи с монашкой я поняла, что Бог действительно существует и меня любит. Я, конечно, в сердце всегда это знала, но была не так уверена в этом, поэтому у меня был период колебаний. И когда я с ней серьезно поговорила, я поняла, что Бог существует. И меня это очень взволновало и обрадовало, что я хотела всей своей жизнью ответить на эту любовь».

Так, в 18 лет Катарина Блум приняла решение стать монахиней. В середине 70-ых годов в Советском Союзе это казалось почти невозможным – действующих католических монастырей попросту не было. Поэтому российская немка вступила в Литве в подпольную монашескую организацию и стала ухаживать за больными. Через полтора года семья Блум переехала в Германию. Здесь на пути Катарины не стояло никаких преград, и она выбрала для себя женский орден кармелиток.

«Еще в России у нас дома была книга на русском языке «История одной души», которую написала одна француженка-кармелитка, она умерла в 24 года. Она прожила в монастыре девять лет. Она очень хорошо описывает свою монашескую жизнь. Это очень большое впечатление произвело на меня, и я думала, если я пойду в монастырь, то только в монастырь кармелиток».

Вот уже 27 лет сестра Анна Мария служит в монастыре кармелиток в Виттене. Ей пришлось отказаться от многих вещей, без которых многие себе жизнь даже представить не могут.

«Уйти в монастырь, значит, оставить профессию, свою семью, знакомых и друзей. Ты их, конечно, берешь с собой в сердце, но ты их оставляешь. Они приезжают, но я не могу поехать кого-нибудь навестить».

Несмотря на это, грусти сестра Анна Мария не испытывает. «К тому же день в монастыре насыщен до предела, и скучать - просто нет времени», – рассказывает монахиня. Неудивительно: все монастырское хозяйство лежит на плечах всего лишь четырнадцати сестер.

«У нас день наполнен. Мы семь раз встречаемся на молитву, потом рабочее время. У каждой сестры есть свое рабочее место. Я, например, работаю в пекарне, мы печем облатки для церквей. У нас пчелы есть, мы делаем мед и свечки. И еще покупаем свечки, разукрашиваем их и продаем. Это наша работа. Каждый человек решает, где его жизненный путь проходит. Я пошла в монастырь, потому что Бог позвал меня. Если бы этого призвания не было, я бы не смогла здесь столько лет прожить».

С сестрой Анной Марией встречалась моя коллега Надежда Баева.

Глава Преображенской (Западно-Сибирской) епархии Римско-католической церкви России Иосиф Верт родился 4 октября 1952 года в Караганде в многодетной семье католиков (11 детей). Его отец - поволжский немец, предки которого обосновались в России 250 лет назад, мать – из черноморских немцев. В 1971-1973 годах будущий епископ служил в Советской армии – в ПВО под Москвой. После демобилизации был церковным служителем в одном из католических приходов Литвы недалеко от Вильнюса. В этот же период стал послушником Общества Иисуса (иезуитский Орден), действовавшего в те годы в подполье. Окончил Каунасскую католическую семинарию и был посвящен в сан священника. Был пастором в городе Актюбинске (Казахстан). В 1987 году его назначили настоятелем католической общины в городе Маркс Саратовской области, а в апреле 1991 года Верт стал апостольским администратором для католиков Сибири, в епископский сан возведен 16 июня 1992 г. в Москве. В настоящее время он является председателем Конференции католических епископов России и главой Преображенской (Западно-Сибирской) епархии Римско-католической церкви России.

C Иосифом Вертом встретился мой коллега Александр Павлов.

Сегодня наиболее волнующий вопрос для паствы Его Преосвященства: не повторятся ли в России гонения на католиков?

«Конечно, нас это волнует. События недалекого прошлого, как раз и дают основания для такого беспокойства. Особо тяжелым выдался 2002 год, когда против верующих-католиков происходили организованные на самом высоком уровне атаки. Но сейчас, я надеюсь, а надежда умирает последней, такого больше не повторится. Если Россия хочет входить в сообщество цивилизованных стран, она должна вести себя соответствующим образом».

Гонения против представителей других религий в России, Его Преосвященство объясняет пережитками ХХ века, семидесятью годами атеистического режима.

Это, по его мнению, пост - коммунистический синдром.

Сейчас, по словам епископа Верта с подготовкой католических священников в России дело обстоит намного проще, чем в советские времена. В 1993 году в Москве была открыта семинария, чуть позже она переехала в Санкт-Петербург. А в Новосибирске Его Преосвященство основало так называемую предсеминарскую подготовку. После двух лет учебы в ней, семинаристы едут в Санкт-Петербург, где учатся еще шесть лет. Плюс год практики. Общий курс обучения длится девять лет. В свое время в Каунасе учеба длилась пять лет. По этому поводу Иосиф Верт улыбается:

«Можно сказать, что сегодняшние семинаристы могут лишь завидовать нам, что мы учились намного меньше. Зато теперь обучение куда более основательное».

Когда, в 1974 году Иосиф Верт поступал в Каунасскую семинарию, единственную в СССР, то ему следовало получить на это «благословение» КГБ. Каждого абитуриента обязывали пройти собеседование с сотрудниками спецслужбы. Из-за этого поступление затягивалось до пяти-шести лет. Когда Иосиф Верт, в первый год, подал бумаги, и лето уже заканчивалось, а в конце августа к нему еще не пожаловал сотрудник КГБ, это обстоятельство стало для него огромным разочарованием. Ведь, он знал, что без «собеседования» и речи не может быть о поступлении. Сотрудник КГБ объявился лишь на третий раз.

«Они беседовали с тобой два часа, и склоняли к сотрудничеству с ними. Поэтому нужно было вести так, чтобы и подпись не оставлять и их не разозлить. Кто-то ставил подпись, а кто-то нет. Чаще всего подписывались те, кого к этому разговору не подготовили настоятели. А агенты избирали весьма интересную тактику: «Представляешь, ты сейчас не дашь подпись, тебя не примут в семинарию, и католическая церковь потеряет священника! А сегодня такое трудное время, и каждый священник на счету!»

А что собой представляла такая беседа?

«Она начиналась примерно так: «Ты вот поступил в семинарию, и что будешь делать, если кто-то задумал антисоветскую акцию?» – «Как что? Сообщу «куда надо» – «Правильно!» – «Вот и подпишись, что сообщишь нам» – «Я и так сообщу, слово чести» – «А куда ты сообщишь?» – «В милицию»– «В милицию? Да, ты что! Там все продажные шкуры! Нам! только нам!» В таком ключе и происходила беседа».

Иосиф Верт родился в 1952 году в Караганде, куда были сосланы его родители. Всего в семье было 11 детей. Будучи ребенком, Иосиф Верт иногда играл роль священника в детских играх. Позже, под Москвой, отслужив в армии, Иосиф Верт решил посетить переехавших в Литву близких родственников. В Литве он впервые увидел настоящую церковь и священника в сутане, сказавшего ему, что, при желании, он тоже мог бы выучиться на священника. Иосиф вернулся в Караганду, а через год мысли о об этом уже не давали ему покоя. Поддержали его в этом решении и родители:

«У меня очень глубоко верующие родители. Мама была так называемым «домашним священником». Поэтому в глубине души, они были очень рады за меня. Но первой их реакцией стал шок. На дворе стоял 1974 год, и вдруг сын заявляет, что хочет принять сан. После трехминутной паузы отец сказал: «Да меня посадят же в тюрьму». Он работал бухгалтером, а бухгалтера в советское время всегда можно было за что-то посадить. Но вскоре они отошли от шока, став моими моральными помощниками в данном выборе. Я всегда чувствовал поддержку родителей, что облегчало этот путь».

Когда-то Иосиф Верт собирался переехать в Германию, где живут более половины его братьев и сестер. Однако подобные мысли посещали его лишь до того момента, пока он не стал священником.

«А до того момента, переезд в Германию являлся моим идеалом. Мне часто снился страшный сон, как я нелегально пересекаю госграницу СССР, и гэбэшники хватают меня за руку. Я просыпался в поту, испытывая облегчение от мысли, что это был всего-навсего сон. Но когда я понял свое призвание, то вопрос переезда в Германию для меня отпал. Даже был период, когда мы, молодые священники, ревностно говорили: «Зачем вам Германия? Вы пропадете там. Там сплошной материализм!» Это был конец 80-ых, и у нас начинались религиозные свободы. Но затем мы поняли, что данный исторический процесс необратим, и этих людей не следует ни отговаривать, ни осуждать. Каждый должен поступать по своей совести, сделать свой выбор».

Папа Иоанн Павел Второй в своё время посещал Казахстан. Возможен ли визит нынешнего Папы Бенедикта XVI в Россию? Иосиф Верт по этому поводу говорит:

«Предыдущий Папа Иоанн Павел Второй 15 лет пытался проторить к нам дорогу, но ему это не удалось. Новый Папа сохраняет преемственность, и я надеюсь, что ему удастся посетить свою паству в России. Ведь это не просто политический визит главы государства Ватикан в Государство Российское. Верховный пастырь католиков обязан посещать свою паству в разных странах. Как только спадет напряженность, он просто обязан приехать к нам».

Усопший Папа Римский Иоанн Павел Второй предостерегал молодых католиков в Восточной Европе от тлетворного влияния «благ» западного мира, в частности, потребительского отношения к жизни.

«Папа Бенедикт XVI, обращаясь к молодежи, сказал: «Это не правда, что молодые люди относятся к жизни потребительски и что они эгоистичны. Наоборот, молодежь стремиться к доброте. Просто этой молодежи нужно помочь найти себя».

После своего избрания Папа Бенедикт XVI сам превратился в субъект коммерческой деятельности. Его изображение можно увидеть уже в виде шоколадок.

«Этого невозможно избежать. Это же свободное общество. Однако, замечу, что это не совсем здоровый ажиотаж, имеющий мало общего с верой. В Риме на Площади Святого Петра толчется масса торговцев, но они тоже ничего общего с верой не имеют. Тут действуют законы капитализма. Я не читал «Капитал», и поэтому их хорошо не знаю. Но, видимо, спрос порождает предложение. Но те, кто действительно уважают Папу, не будут заниматься подобным. Они станут изучать энциклики, письма Папы Римского, его речи».