1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Перемирие в секторе Газа глазами очевидца

Жители сектора Газа, воспользовавшись перемирием, возвращаются к разрушенным домам, чтобы спасти то, что осталось... Репортаж корреспондента DW Беттины Маркс.

Осторожные шаги по хрустящему гравию - это звук, который сегодня наиболее характерен для сектора Газа. Перемирие объявлено лишь несколько часов назад, и вроде бы оно соблюдается. Потому люди и отважились вернуться к своим домам. Они поднимаются на груды щебня и ищут остатки от прежней жизни. Предметы быта, матрас, одеяло или игрушка – вот в принципе и все. Айше, тем не менее, отнесла в безопасное место несколько горшков и пластиковую ванну, которая чудом уцелела. Ее кухня полностью разрушена, а в стене застряла неразорвавшаяся израильская ракета, длиной больше метра.

"Район бомбили утром в воскресенье, весь дом дрожал", - рассказывает Айше. Семья бежала вначале в больницу "Шифа", а оттуда в школу UNRWA (школы, созданные агентством ООН по оказанию помощи палестинским беженцам. – Ред.). "Слава Богу, моя семья выжила, но мой дядя и двое двоюродных братьев до сих пор под завалами", - говорит Айше.

Беттина Маркс, корреспондент DW

Беттина Маркс, корреспондент DW

После бомбежки целые улицы северо-восточной части сектора Газа Шейджайя превратились в руины. Вокруг высятся горы мусора со скрученными в пучки железными прутьями и камнями. Повсюду стоит неприятный запах, ведь под взорванными домами остались лежать тела погибших. В этих домах нельзя больше жить, и большинство беженцев нашли убежище в школах агентства ООН на западе сектора Газа.

Сон посменно

Здесь в тесноте они живут уже около трех недель, и конца этому так и не видно. Одеялами семьи беженцев отделили себе уголки для сна и хоть какого-то подобия частной жизни. Тем не менее для больших многодетных семей места не хватает, говорит Раида. "В этом маленьком углу живут 15 человек, - рассказывает она. - Мы спим по очереди. Одна половина семьи спит ночью, а вторая - днем".

Люди здесь живут в ожидании. "Мы слушаем новости и ждем, что будет дальше", - говорят Раида, ее родная и двоюродная сестры, три молодые женщины, которые ухаживают за своими младшими братьями и сестрами и родными детьми. "Утром нам приносят воду, - рассказывают женщины. - Мы умываемся и стираем одежду. Больше делать особенно нечего".

По школьному двору бегают дружелюбные и радостные дети. Торговец с тележки продает сладкий лимонад в крошечных стаканчиках. В углу детской площадки стоят три резервуара с водой и с несколькими кранами, откуда беженцы могут брать воду. Оборудованы несколько туалетов, возле каждого очереди. Всего в школе живут около 3000 человек. Тысяча беженцев уже покинула этот приют в поисках нового дома или чтобы попытаться восстановить свои старые жилища.

Переполненные больницы

В больнице "Шифа" после завершения боев стало тихо. Большинство пациентов, которые были доставлены сюда в последние несколько недель уже либо умерли, либо были переправлены в другие лечебницы.

В отделении интенсивной терапии еще лежат трое тяжелораненых от взрывов: маленькая девочка и два молодых человека с многочисленными ранениями. У девочки тяжелая черепно-мозговая травма. Из всей семьи в живых осталась лишь она, но врачи не могут ничего сказать о том, как отразятся травмы на ее здоровье в будущем.

Пластический хирург Гассан Абу Ситта работает в больнице "Шифа". Он приехал из Бейрута, чтобы помочь врачам в Газе в лечении раненых. Абу Ситта уже был здесь в 2008-2009 годах - помогал жертвам бомбардировок фосфорными снарядами, применявшимися тогда Израилем. В этот раз, по-видимому, используются снаряды малого радиуса действия с начинкой из плотного инертного металла, которые наносят тяжелые ранения и зачастую приводят к ампутации.

"Я приехал сюда около десяти дней назад, и каждый день у меня по пять-шесть операций", - рассказывает Абу Ситта. По его словам, большинство пациентов после лечения либо останутся инвалидами, либо будут страдать от увечий всю оставшуюся жизнь. "Это дети, женщины, молодые мужчины с тяжелыми ожогами лица, - говорит врач. - Был восьмилетний ребенок, потерявший оба глаза и половину лица".

По словам палестинского хирурга, в этой войне среди погибших и раненых особенно много малолетних. Он сам отец троих детей, поэтому переживает за малышей, потерявших всю семью. "Восьмилетний ребенок, потерявший зрение и оставшийся сиротой - что с ним будет? – вздыхает Абу Ситта. - Я не знаю, кто позаботится о таких детях. Просто не знаю".

Смотреть видео 01:52

Геофактор коротко: 06.08.2014 17:00 (мск)

Аудио- и видеофайлы по теме