1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Первые шаги переселенцев в Германии (Консультационный пункт Unna-Massen)

10.02.2005

Сегодняшняя передача, надеюсь, вызовет интерес не только у тех из вас, кто собирается переселиться в Германию, но и e тех, кто хотел бы знать, как проходят первые шаги переселенцев на новой родине, как и кто помогает им освоиться на новом месте. Переселенцы из аэропорта попадают в приемные пункты, организованные министерством внутренних дел Германии. Это небольшие городки из нескольких десятков домов, с административным центром, в котором находятся бюро чиновников: филиалы биржи труда, юридические консультации, пункты регистрации переселенцев и так далее. В приемном пункте переселенцев Унна-Массен в Северной Рейн Вестфалии служба Красного Креста организовала специальные курсы по социальной ориентации. Здесь переселенцы и контингентные беженцы получают первую доверительную и объективную информацию о жизни в Германии. В Унна-Массене я встретился с руководителями и преподавателями этих курсов Марией Рисс и Виктором Цахариасом и расспросил о том, в чем конкретно заключается консультативная помощь для переселенцев. Предлагаю вашему вниманию запись этого интервью.

В. Вайц: Переселенец или еврейский иммигрант который оказался в приемном пункте в Унна – Массене, естественно, растерян, он получает «бегунок» и ходит по комнатам ведомств – от одного чиновника к другому. Они, в свою очередь, определяют его статус говорят , куда ему поехать, в каком месте он будет жить, то есть чиновники выполняют свою привычную работу. А вы от Красно Креста, каким образом вы помогаете переселенцам и эмигрантам?

М. Рисс: Дело в том, что у нас здесь есть бюро Немецкого Красного Креста и мы, помимо того, что проводим курсы, консультируем тех , кто сейчас находится в Унна-Массен. Что касается наших курсов, то как правильно вы сказали, когда люди приезжают, то они действительно бегают по «бегунку» и не знают, куда и что? Вот мы своими курсами пытаемся им как раз помочь разобраться в том, что происходит, чем занимаются все эти ведомства, на что следует обратить внимание, когда ты с этим ведомством дело имеешь? Вообще, вся информация, которую мы даем, помогает переселенцам сориентироваться в первые полгода.

В.Вайц: То есть получается, что люди в первую очередь обращаются к вам за помощью?

М. Рисс: Если они на наших курсах, то да Дело в том, что у нас шесть курсов по социальной ориентации, два из них проводится Красным Крестом, два организовала Каритас и два проводится Диоконией, поэтому таких курсов у нас шесть.

В.Вайц: Что собой представляет курс по социальной ориентации? Это несколько тем, которые вы охватываете? Вы практически каждый день встречаетесь с переселенцами. О чем вы им рассказываете? О жизни в Германии?

М. Рисс: По большом счету, это определенные темы, на которых мы останавливаемся. Например, все, что касается квартиры. Какие квартиры называются социальными, какие частными, на что надо обратить внимание, когда подписываешь договор о найме квартиры? Это, кстати, одна из очень больших тем, потом мы много рассказываем обо всем, что касается потребительского рынка: договоры, купли – продажи, страхование, кредиты,- все то, что в первое время людям не совсем может быть понятно, как и что функционирует. НО мы их вводим в курс дела. Очень большая у нас тема - работа. Какие возможности есть у людей при поиске работы, какие предпосылки существуют для того, чтобы ту или иную работу найти, какие профессии пользуются спросом, а какие нет? Это, в общем, то , что людям в первое время надо знать. Но мы следим на наших курсах и за тем, чтобы мы не просто давали нашим участникам какую-то отдельную информацию по той или иной теме, мы хотели бы и пытаемся сделать так, чтобы люди понимали, как функционирует это общество в целом, как взаимосвязаны эти явления, почему это так, а не иначе? Не просто так, дескать, надо пойди туда и сделай то-то, а зачем и почему нужно поступить именно так, а не иначе? Я думаю, что такой подход облегчит людям жизнь в этой стране не только в первые два-три месяца, но и в последующие годы.

В. Вайц: За то время, что человек находится в Унна-Массене, вы 30 часов ему рассказываете о проблемах жизни в Германии, вы, можно смело сказать, его практически готовите к новой жизни?

М. Рисс: Будем говорить так: это основная наша задача, но мы останавливаемся и на вопросах пошире. Очень часто мы говорим о разнице менталитетов. Мы пытаемся разобраться в том, почему люди здесь другие, почему у них другой менталитет? Да потому, что они в других условиях жили и живут! И вот это понять, и относиться к этому с пониманием - вот что важно для того, чтобы и в будущей жизни принять важные решения, а главное – правильные.

В.Вайц: Я представляю, как много вопросов задают переселены и иммигранты!

А какие вопросы встречаются чаще всего?

М. Рисс: У меня, например, в группах постоянный вопрос, какая самая низкая заработная плата в этой стране?

В.Вайц: А как Вы думаете, почему его так часто задают? Наверное, люди хотят понять, какую нишу они займут или от какой зарплаты нужно исходить, чтобы прокормить семью? Почему такой вопрос задается?

М.Рисс: Потому, что они хотят выяснить, на какие деньги здесь можно прилично жить? Они прекрасно понимают, что уровень жизни здесь намного выше, чем в тех странах, из которых они приехали, им нужно сориентировать, понять мерки, с которыми здесь придется жить, и поэтому им здесь хочется получить хоть какой-то ориентир, сколько надо зарабатывать, чтобы безбедно жить?

В. Цахариас: Дело в том, что наши курсы проводятся уже третий год, поэтому и в рассказе мы стараемся все те вопросы , которые уже поступали ранее от участников курсов, учитывать. Я всегда говорю: «дослушайте, пожалуйста, тему до конца, и если еще будут вопросы, то не стесняйтесь спрашивать. Обычно основное, что спрашивали раньше, я уже успел осветить.

В.Вайц: Исходя из опыта, который вы уже накопили, вы уже знаете как информацию подать, чтобы люди ее освоили, и какая информация важнее, а какая менее важная. И все же, насколько важна такая работа для людей, которые прибывают в Германию?

М. Рисс: Я думаю, что очень важна. Я даже наблюдаю по людям, которые к нам приходят. Какими они приходят в первый день: очень растерянные и потерянные. И вижу, какими они стали, когда уходят через пять дней. С одной стороны, они понимают, что может быть все не так, как они себе представляли, но с другой стороны, у них уже и уверенности в себе больше, потому что они знают, что и как надо решать, а это, в принципе, я думаю, для любого разумного человека очень важно. Мне кажется, что они начинают понимать, если ты хочешь до какой-то информации добраться, то не надо спрашивать соседей сверху или снизу, а обращаться в определенные ведомства, организации, которые этими делами занимаются. Если тебя что-то интересует, надо выяснить, кто этим занимается, и там узнать достоверную информацию, чтобы действительно принять правильное решение в жизни.

В.Вайц: А правда ли то, что сами чиновники в социальных ведомствах не дают как можно больше информации переселенцам потому, что здесь, в Германии, считается, что каждый должен искать выход сам, задавать вопросы и знать, что вот ему нужно подать заявление на такую-то помощь, например, на одежду или пропитание. Если человек подает заявление на социальную помощь, то сотрудник этого ведомства не будет ему рекомендовать сделать то, поступить так или иначе?

В. Цахариас: Да, Вы правы, иногда работники социального ведомства не дают информацию, но не потому, что не хотят ее давать, а потому, что люди действительно не спрашивают. А не спрашивают соответственно потому, что не знают о том, что есть определенные льготы, и не могут ими воспользоваться. Кроме того, очень странно стало в городах, что люди должны приходить в социальные ведомства по заранее назначенному времени. Представьте себе, люди приехали в город и едва разговаривают по-немецки, а уже должны договориться о назначенном времени, потом прийти на прием в социальные ведомства. Это для них очень непривычно, они часто испытывают неуверенность и страх.

В.Вайц: Вы наблюдаете людей. Отличаются ли переселенцы, которые приехали 10 лет назад от тех, кто приезжает сегодня? И какие типичные различия между этими людьми?

М. Рисс: Я думаю, что они очень сильно отличаются потому, что изменения, которые произошли в странах, из которых люди приезжают, очень ощутимы, и они сказываются на людях. Мне кажется, что люди, которые сейчас приезжают, более реалистичны. Когда вопрос касается, скажем, договора, то я думаю, что таких, как было лет 15-20, назад, когда люди не так много договоров в своей жизни подписывали и попадали в очень большие неприятности, сегодня гораздо меньше. Мне кажется, что люди, которые сейчас приезжают, уже это все знают, они уже это все проходили и поэтому в этом плане людям здесь легче, чем их предшественникам.

В. Вайц: А какие минусы у этих людей? Многие сетуют на то , что переселенцы, которые приезжают сегодня, очень плохо знают немецкий язык. Раньше люди, которые приезжали, могли элементарно объясниться, а сегодня у большинства нет этой способности. Им нужно сначала пройти курсы немецкого языка, а чиновники не говорят по-русски…

М. Рисс: Это однозначно так. Но, что касается языка, то, по моему, это общеизвестный факт, что когда люди приезжают по немецкой линии, этот «параграф четвертый», который предполагает, что люди знают язык, приезжает очень мало. В основном приезжает все семья, скажем, один человек с «четвертым параграфом» и привозит членов своей семьи. Это может быть пять и шесть, и семи - восемь человек.

В. Вайц: За три года работы ваших курсов количество переселенцев уменьшилось или ваши группы так же переполнены как были раньше?

В. Цахариас: Количество людей уменьшилось. Если раньше у нас в списке было по 20-25 человек, то теперь в списке бывает и по 16 и по 18 человек. Переселенцев стало действительно меньше в последнее время.

В.Вайц: И тем не менее, группы набираются и интерес к вашим курсам по - прежнему существует.

В.Цахариас: У людей очень большой интерес к нашим курсам. Люди приводят с собой супруга или взрослых детей, чтобы те тоже смогли эту информацию получить.

В. Вайц: Воспринимают они вас, как советчиков, как друзей или как людей, которые их хотят отгородить от проблем и сказать: вот этим вы не занимайтесь, вот это делать запрещено. У многих к вам отношение, как чиновникам?

В. Цахариас: Как чиновники мы предстаем перед ними в первый день, когда приходим в группу и мы видим, как постепенно люди оттаивают и уже на второй день у людей к нам действительно полное доверие. Люди приходят и после курсов к нам советоваться. Иногда нам очень жаль, что мы не можем каждому оставить свой номер телефона. Тогда нм, к сожалению, было бы совсем невозможно работать дальше.

В.Вайц: Чувствуется ли у людей инициативность? Бытует мнение, что переселенцы и эмигранты безынициативны, они привыкли, чтобы их водили за руку, и они ожидают, что когда они приедут в Германию, их тоже будут водить за руку и говорить: вот это тебе нужно, этим надо заняться, а здесь ты получишь социальную помощь. А сами они, таким образом, лишаются инициативы и не способны что-то предпринять самостоятельно. Так ли это?

М. Рисс: Мы стараемся как раз на это людей и настраивать. Многие люди приезжают и надеются: вот есть у нас биржа труда, я туда пойду, и мне дадут работу. Но люди действительно надеются на помощь: мне дадут, мне помогут, мне подскажут. А уж инициативу проявлять - на это мы их и наталкиваем на каждом шагу во время каждой темы, что очень часто много надо даже добиваться. Биржа тружа может дать адрес работодателя, а устроиться на работу надо уже самому.

В. Цахариас: Эта проблема, конечно, есть, но она касается, по моим наблюдениям, все-таки людей постарше, которые выросли в той определенной системе. Они привыкли к тому, что очень много было отрегулировано, очень много решалось за них, а тут надо самому решать. И мы на это обращаем внимание и говорим: люди, это свобода, а свобода предполагает принятие решения. Но другая сторона свободы - нести ответственность за это решение, и это делает жизнь здесь очень сложной. Когда за тебя кто-то решает, он с тебя и ответственность снимает. А если ты сам решаешь, то ты и ответственность на себя берешь Это две стороны медали, это реальность в новой стране. Молодые же несколько иначе настроены, потому, что они в другой реальности живут, и они уже более инициативные, более активные.