1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Дополнительный урок немецкого 2

Первые письма января

05.01.2003

Я рад после некоторого перерыва снова приветствовать вас. Поздравляю вас с наступившим новым годом, желаю всем здоровья, счастья и успехов во всем. Пользуясь случаем, от имени всего коллектива нашей редакции благодарю всех, кто нас поздравил с новым годом. Мы все надеемся, что новый год будет успешным и плодотворным во всех отношениях, не исключая, разумеется, и нашего взаимовыгодного сотрудничества. Мы по-прежнему ценим ваши письма, благодарны вам за конструктивные предложения и пожелания по улучшению нашей программы и надеемся, что и в наступившем году писем-откликов на наши передачи будет так же много, как и в минувшем в 2002 году. А их было чуть более тридцати тысяч!

В нашем очередном выпуске «Почтового ящика» мы процитируем некоторые ваши письма, ответим на несколько вопросов, любителей дальнего радиоприема ждет новая информация.

Обзор редакционной почты начну с очень серьезного письма. О жизни советских военнопленных в фашистских лагерях в годы второй мировой войны писали и говорили много. Германская и российская пресса, время от времени уделяют этой теме большое место. Что же касается сведений о том, в каких условиях жили и работали военнопленные гитлеровской армии на территории России, то об этом известно немного. И если в Германии об этом еще можно узнать из средств массовой информации или из воспоминаний бывших военнопленных, то в России эту тему долго замалчивали. Восстановить исторический пробел решил один из радиослушателей «Немецкой волны» Рудольф Ильич Рубин из Украины. Недавно ему исполнилось 75 лет. Тогда, в 1943, семнадцатилетний юноша, Рудольф оказался в только что освобожденном Сталинграде. Голод и разруха, суровая зима с сильными степными ветрами, нехватка рабочих рук, все эти обстоятельства делали практически невозможным процесс восстановления промышленных предприятий. Решить эту проблему должны были военнопленные фашистской Германии. Предлагаю вашему вниманию воспоминания Рудольфа Рубина:

«Однажды мне сообщили, что восстанавливать завод «Баррикадный», где я в то время работал, будут пленные немцы бывшей армии фельдмаршала Паулюса, попавшие в окружение в боях за Сталинград. В один из дней я подошел к проходной завода, чтобы отобрать 20 человек из колонны военнопленных в свою бригаду. И вот появилась большая колонна пленных. Меня поразило, что все были одеты в легкие шинели, вместо сапог на ногах деревянные колодки, обшитые материей. Головы многих были укутаны одеялами. Колона шла медленно, люди еле передвигали ногами, многие были больны и истощены голодом. Мне выделили 20 человек, среди них оказался немец, который не говорил, но неплохо понимал по-русски. Все общение было через него. Многие из моей бригады, военнопленные, были хорошими электриками, поэтому работать с ними было легко.

Я даже многому научился у них. Я замечал, что все работали добросовестно, но требования по темпу восстановления оборудования в срок мы выполнить не смогли бы. Дело в том, что пленные были настолько голодны, что могли выполнять физическую работу очень медленно. Особенно тяжело было в зимних условиях. Цех стоял без окон и дверей. Кормили пленных плохо. Утром чай с кусочком хлеба, а днем привозили суп –похлебку с крупинками пшенки. Суточная норма хлеба составляла всего 200 граммов. Качество было очень низким, хлеб делали из пшеничной крупы. К тому же, пленные немцы добирались до места работы пешком, проделывая путь в 3-4 километра.

Чтобы работа продвигалась быстрее, я предложил руководству лагеря улучшить качество привозимых обедов и увеличить норму хлеба. Решено было к основной норме добавить еще 400 граммов хлеба.

При этом мне дали право выдавать поощрительные талоны на 100, 200, 300, 400 граммов хлеба, в зависимости от качества работы каждого.

В конце рабочего дня немецкие солдаты смотрели на меня умоляющими глазами, как бы просили талон на дополнительную долю хлеба. Восстанавливали завод ведь и очень больные солдаты, которые не могли работать наравне с другими. Мне было очень жаль этих людей. Во время обеденных перерывов я даже общался с ними, хотя конвоир не советовал этого делать. Военнопленные немцы охотно показывали фотографии жен и детей. О войне они говорили плохо, с нетерпением ждали ее конца и понимали, что Гитлер проиграл эту никому ненужную войну.

В моей бригаде все получали дополнительные талоны на пайку хлеба в 400 граммов, причем, несмотря на качество выполненной работы.

Лагерное руководство было возмущено моим решением, и от меня потребовали дифференцированно выдавать талоны. Они боялись беспорядков в других бригадах, где норма хлеба составляла всего 200 граммов. Мне даже указали на то, что я забываю, что пленные - это наши враги. А мое поведение может быть расценено, как пособничество врагу. Но я продолжал настаивать, что все военнопленные работают хорошо, и продолжал выдавать поощрительные хлебные талоны. Трудно представить радость пленных, которую они испытывали при получении этих талонов. В последствии я узнал, что из-за моей бригады, пришлось увеличить норму и другим военнопленным лагеря.

Работали все до темноты, затем их ждала длинная дорога назад в лагерь. Жили пленные немецкие солдаты в брезентовых палатках в конце верхнего поселка Баррикадного района Сталинграда. Жутко было смотреть на шествие колонны, особенно зимой. В 1944 году я стал свидетелем, как советские кинодокументалисты снимали фильм о взятии в плен армии Паулюса. Вероятно, они не успели это сделать в феврале 1943. В жуткий мороз, военнопленные со всех лагерей Сталинграда были собраны недалеко от Мамаева кургана, и выстроены в колонны. По команде кинооператора, их несколько раз прогоняли взад и вперед, чтобы снять фильм.

На съемку были согнаны все, даже хромые и изможденные, и это несмотря на то, что их путь уже составил в этот день 10 км.

Этих фактов достаточно, чтобы представить жизнь немецких военнопленных в советских лагерях в период Второй мировой.

Они рассказывали так же о побоях со стороны конвоиров, о голоде и болезнях в лагерях, где многие не выживали. Где их хоронили, никто не знал. Говорят, трупы сжигали. Об этом можно было догадаться по черному дыму, который я видел в нижнем поселке в районе завода «Красный Октябрь»...

Я проработал с военнопленными два года, до сентября 1945 . Научился у них многому, например, технике работы с электричеством. Затем поступил на учебу в Киевский Политехнический институт. Когда уезжал, даже сфотографировался с немецкими солдатами на память. Но, к сожалению, мать порвала фотографию. Боялась за мою репутацию. Фамилии их не помню, помню только имена: Курт, Дитер, Ганс. Думаю, и они меня запомнили. Имя у меня немецкое Рудольф. Очень хотелось бы их разыскать и увидеться. Возможно, кто-то из них выжил и откликнется по адресу вашей радиостанции.

С уважением Рудольф Рубин».

Это были воспоминания Рудольфа Рубина из Киева. Если кто-то из наших слушателей в Германии знаком с бывшими военнопленными, находившимися в бывшем Сталинграде и работавшими под командованием Рудольфа Рубина, просьба откликнуться по адресу редакции в Кельне. Индекс 50968, Raderberggürtel, 50 Русская редакция «Немецкой волны».

А теперь к письмам- откликам на наши передачи. Олег Николаевич Карпенко из города Лебедин Сумской области слушает наши передачи давно и они, по его словам, очень ему нравятся.

«Особенно хотел бы отметить «Европу и европейцы», «Читальный зал», «Глобус», «Германию из первых рук», «Почтовый ящик» и, конечно, Уроки немецкого. Это вовсе не значит, что все остальные передачи не интересны. Для меня, учителя немецкого языка, вышеперечисленные передачи имеют особое значение. Благодаря им, я узнаю много новой и полезной информации о жизни в Германии и могу поделиться этими знаниями со своими учениками. Дополнительные уроки немецкого помогают моим ученикам лучше понять не только немецкий язык, но и жизнь в Германии».

Руслан Лободе из той же Сумской области, только из города Шостка напоминает в своем письме о полезности изучения немецкого языка вместе с нашей радиостанцией и подчеркивает:

«Это великий дар – знать языки других народов. И прав мудрец, сказавший, что человек столько раз человек, сколько языков он знает. Я владею в совершенстве двумя языками – русским и украинским. Этого с моей точки зрения мало. Благодаря вам я начинаю осваивать и немецкий язык. Огромное спасибо, что вы есть. С вами мир становится интереснее и полноценнее».

Роман Евсеев из Харькова благодарит нас по электронной почте за

«программы, рассказывающие о немецком образе жизни, о культуре. Большую часть информации об интересующих меня социальных, экономических и политических событиях в Германии я получаю именно из передач вашей радиостанции. Особенно полезны ваши радиокурсы по немецкому языку, всегда с нетерпением жду дополнительных уроков, в которых речь не только о грамматике, но и людях, их жизни, проблемах. Эта информация сближает наши народы».

Александр Марега из Киева откликается на некоторые наши передачи и вот что пишет:

«Я много нового узнал из вашей радиостанции. Стараюсь слушать все, так как в любой передаче нахожу что-то увлекательное и интересное. Особенно меня интересует информация о Германии – история, культура, экономика, проблемы, с которыми сталкивается ваша страна и как эти проблемы решают политики? Мне кажется, что у Германии можно многому поучиться. Нравятся мне и выпуски «Шлягера» с историей немецкой эстрады начала 20 века. Но опять-таки – все очень кратко. Ведь люди всегда пели, и песен, наверное, было много, а в передаче за 15 минут проходит целая эпоха. Хотелось бы познакомиться с этим немного подробнее. Я, конечно, понимаю, что «Es geht alles vorüber, es geht alles vorbei”, но «нам песня строить и жить помогает»... Пришлись мне по душе и «Народные мелодии» Элизабет Вибе. Это вообще отдельная тема в моей сегодняшней жизни. Я стараюсь ни в коем случае не пропускать эту передачу. И кроме всего прочего, немецкие народные песни очень помогают мне в изучении немецкого языка, уроки которого на «Немецкой волне» я тоже не пропускаю. А еще у меня просьба – в одном из выпусков передачи «Рынок и человек» прозвучала песня-пародия на канцлера Германии Герхарда Шредера о налогах. Очень она мне понравилась, нельзя ли её повторить, а еще лучше – прислать текст этой песни?»

Конечно, можно, уважаемый Александр. Текст песни уже в пути.