1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Первомайские подарки

06.05.2006

Первомай в этом году отметили в Берлине иначе, чем обычно.

default

Традиционного уличного побоища в Кройцберге, которое все последние восемнадцать лет здесь устраивали леваки, в этот раз не было. Так, когда стемнело, вяло побросали булыжники в полицейских, разбили пару витрин и разошлись по домам. Подустали, видимо, борцы за справедливое дело рабочего класса, остепенились. У столичного сенатора по внутренним делам Эккарта Кёртинга на этот счет, правда, другое мнение. Он видит изменение тактики достижения поставленных целей:

Даже те, ккоторые раньше устраивали побоища, стали более рассудительными. Задумались. А служат ли уличные беспорядки достижению поставленных политических целей? Ведь леваки – это не просто сумасшедшие, у них в голове тоже какая-то цель. И вот они поняли, что побоищем эту цель не достичь.

Боюсь, сенатор переоценивает интеллектуальные способности левых уличных партизан. Да и за что им, собственно, сражаться, если цели, которые ставят перед собой защитники интересов трудящихся, вполне мирно окучивают и лидеры страны.

В международный день труда они на славу потрудились – глубоко заполночь горел свет в окнах ведомства федерального канцлера. Только под утро разошлись участники заседания межпартийной комиссии и исполняющий обязанности председателя СДПГ Курт Бек распустил журналистов по домам:

Мы очень далеко продвинулись вперед. Все вопросы, которыми собирались заняться, мы обсудили и запустили в дело. Как видите, я очень доволен. Так что спасибо и спокойной ночи.

Сказал и был таков. Только на следующий день об итогах ночного бдения публику проинформировали генеральные секретари правящих партий. Замечу, что ни они, ни сама межпартийная коалиционная комиссия не являются по большому счету некими институтами государственной власти. Но поскольку сейчас власть эту делят в немецком государстве две партии – социал-демократы и консерваторы – то политический курс правительства и приходится согласовывать в такой вот межпартийной комиссии. Её участники – и члены правительства, и лидеры партий. Хорошо Ангеле Меркель – она в одном лице и канцлер, и председатель ХДС. То есть сама себе начальник. А вот социал-демократическим министрам приходится учитывать еще и партийную линию, которую олицетворяет главный социал-демократ Курт Бек. Впрочем, это особенности немецкой политической системы с ведущей и направляющей ролью партийных структур. Договорились же в коалиционной комиссии вот о чем.

По настоянию социал-демократов утвержден план повышения с будущего года подоходного налога на ненавистных им богачей и их нетрудовые доходы. Холостяки, получающие в год свыше двухсот пятидесяти тысяч, а женатые – свыше полумиллиона евро, должны будут отчислять фининспектору не сорок два, как сегодня, а сорок пять процента суммы. Именно получающие, а не зарабатывающие. Это предохранитель, встроенный консерваторами, дабы не придушить начавшийся в Германии экономический подъем. То есть, если двести пятьдесят тысяч – это доход от коммерческой деятельности, например, предпринимательская прибыль, да к тому же еще и снова вложенная в дело, то налоги надо будет и в следующем году платить, как и прежде. Налог на сверх-богатых – любимое детище социал-демократов, которые обещали поприжать толстосумов еще в ходе прошлогоджней предвыборной кампании. Генеральный секретарь СДПГ Хубертус Хайль:

Если изменения в стране действительно необходимы, если без повышения требований ко всем не обойтись, то надо соблюдать социальную справедливость. У кого плечи пошире, должны нести большую ношу. Нельзя, чтобы те, кому живется хорошо и кто громче всего требуют болезненных реформ, сами оставались от них в стороне.

По единодушному мнению наблюдателей, вся эта мера – чистой воды популизм и фискального эффекта не даст никакого. Даже перераспределения средств сверху вниз, как в Америке или Англии, где налоги на наследство или крупные состояния куда выше, в Германии не будет. Слишком много здесь лазеек в фискальных джунглях. Так что немецким багачам дополнительный налог на богатых не страшен – главное не нарваться на бестолкового налогового советника, который не сумеет деньги, полученные, представить, как заработанные тяжким трудом. Не смогут уклониться от повышенного подоходного налога, по подсчетам самого немецкого минфина, разве что двадцать пять тысяч жителей Германии. Это ноль целых, три десятых всех немецких налогоплательщиков. И в лучшем случае они дополнительно отстегнут в бюджет всего-то триста пятьдесят миллионов евро. Впрочем, некоторые из них готовы на жертвы. Но об этом – чуть позже.

Вторая из одобренных в межпартийной комиссии мер – новое родительское пособие, которое вводится с будущего года. Став мамой, прежде работавшая женщина будет в течение двенадцати месяцев получать две трети зарплаты, но не более тысячи восьмисот евро в месяц. На тех же условиях в декретный отпуск может уйти, вместо мамы и папа. Или по очереди – полсрока - он, полсрока – она. Кому-то процедура может показаться оторванной от жизни. Ну, где это видано, чтобы пеленать младенца дома оставался отец? Между тем, именно в этом – побудить мужчин по-настоящему ощутить ответственность за ребенка – и состоит замысел правительства. Молодые семьи, в которых мужчина решается хотя бы на восемь недель встать к пеленальному станку, получают дополнительный бонус: родительское пособие им будут выплачивать не год, а четырнадцать месяцев. Как подчеркнул генеральный секретарь ХДС Рональд Пофалла,

Тем самым создается стимул, чтобы и отцы больше участвовали в воспитании детей. Такой стимул мы считаем решающей компонентой системных перемен, предусмотренных введением родительского пособия.

Симптоматично, что отцовская премия введена по настоянию немецких христианских демократов, у которых вообще-то весьма консервативные представления о роли женщин. Сказался, видимо, личный опыт министра по делам семьи и молодежи Урсулы фон дер Лайен. У неё самой – семеро и, наверное, так достали, что приобщить к делу воспитания подрастающего поколения она решила и мужчин – что называется, в добровольно-принудительном порядке.

Ну, а теперь вернемся к немецким богатеям. Их всех, конечно, филантропами не назовешь, многие из них настоящие скряги. Я знаю одного миллионера – владельца крупной недвижимости – который искренне возмущался, что его новая русская подружка покупает у мясника нарезку не только на выходные, но и в будние дни недели. Но есть, оказывается, и другие. Не так давно в некоторых немецких газетах – на правах рекламы – было опубликовано воззвание к правительству ФРГ обложить богатых дополнительным налогом. Подписано было воззвание ... самими богачами. В нем, в частности, говориться: «Дорогая госпожа Меркель, дорогой господин Мюнтеферинг – это министр труда и соцобеспечения – вместо того, чтобы требовать всё новых жертв от трудящихся и пенсионеров, увеличте лучше налоговое бремя на людей состоятельных.» То есть на нас самих. Инициатор воззвания, гамбурский судовладелец Петер Кремер:

Я считаю, что мы, состоятельные, находимся в Германии в крайне привилегированном положении. Если взять официальные данные, выходит, что мы платим только пятую часть налогов на сосотояния по сравнению, например, с Великобританией. Четверть – по сравнению с Японией, Францией и США. Объяснить всеобщее повышение социальных тягот, если они вообще необходимы, можно только в том случае, если и состоятельных людей поприжать.

Инициатива судовладельца получила огласку в немецких интеллектуальных кругах, часть из которых питается не только пищей духовной. Деятели культуры цену себе знают. Воззвание подписал, например, и писатель из Лейпцига Эрих Лёст:

У меня тоже больше, чем мне вообще-то надо. И если мне придется платить на три процента больший подоходный налог, я всё равно сумею купить себе новые штаны, которые мне требуются раз в год.

Подписавшие воззвание согласны даже на большее, дополнительных к подоходному налогу трёх процентов, с их точки зрения, явно недостаточно. Петер Кремер:

Это всего лишь косметическая мера. Её можно назвать смехотворной. Надо повысить налог на наследства, ввести налог на особенно крупные состояния – вот тогда можно будет говорить о достойном вкладе сверх-богатых. В прошлом году в Германии из рук в руки по наследству перешли двести миллиардов евро. Только три миллиарда из них были отчислены в казну. Налог составляет всего полтора процента. Полтора процента! Если увеличить этот налог до десяти процентов и взимать его, скажем, только с наследства, превышающего миллион евро, то можно было бы довольно быстро преодолеть бюджетный дефицит.

Петер Кремер не считает, что повышение такого рода налогов приведет к бегству капиталов из Германии. Кто хотел, тот уже давно увел свои деньги за границу. И экономический рост такая мера не задушит:

Надо различать налоги, которые приходится платить ремесленнику и человеку по-настоящему состоятельному. Если второму придется делать большие отчисления, то не думаю, что это будет иметь какие-либо негативные последствия для народного хозяйства. А вот повышение НДС впрямую скажется на покупательной способности пенсионеров, безработных, «маленьких» людей, для которых все товары станут еще дороже.

Такой вот штрих к портрету немецкого высшего сословия. Жаль только, что под воззванием стоит всего двадцать одна подпись. Не густо.

Кино с запахом

В Берлине открылся новый кинотеатр. Фильм здесь можно не только посмотреть, но и ... понюхать, в чем смогла сама убедиться Ольга Карина.

На льдинах за полярным кругом нежатся тюлени. Из подлокотников кресел в воздух поднимается рыбный дух. Когда масивные животные соскальзывают со льдин в воду кресла начинают покачиваться. Так что у сидящего возникает ощущение что он сам сидит на качающейся льдине. А из сопла впереди стоящего кресла летят мелкие брызги воды. Изобретатели этих сенсорных кресел предлагают зрителям воистину чувственное восприятие кино. Публике побывавшей на премьере это понравилось.

Особенностью было то, что ну тут вообщем стало сыро. И снизу вода была и сверху вода была.

А мне очень понравилось что запах появлялся. Так что можно было понюхать фильм.

В этом кинотеатре идут фильмы в трех измерениях. Посвященные глубинам океанов и дебрям джунглей. Когда в джунглях с ветки на ветку прыгают обезьяны, а змея начинает шитеть будто на расстоянии вытянутой руки, и к тому же из подлокотников доносится приторно сладкий цветочный запах то это новое кино для всех органов чувст и в самом деле начинает действовать. Правда не всегда понятно почему например режиссер сопровождает белых медведей ментоловым ароматом, а сцену с акулой ванильным запахом. Манипулировать психикой зрителей с помощью запахов не простая материя. Признает бернхард Шторц – он представляет фирму, которая снабжает киношников тысячами всевозможных запахов.

Мы уже разучились разумно определять, какой запах чему соответствует. Если вы слышите какой-то запах, то как правило не знете что это такое. Фрукты например трудно определить по запаху, если нет соответствующей картинки. В этом и состоит искусство сопроводить картинку правильным ассоциативным запахом.

Попытка усилить воздействие кадров с помощью запаха в прямом смысле слова дух захватывает. Коммерческая проблема в том, что едва что либо так индивидуально как ассоциации связаные с запахоами. У одних например, запах мокрого после дождя асфальта вызывает приятные детские воспоминания. А у других ноль эмоций. Или допустим аромат сандалового дерева. Один вспоминает ароматический вечер где-нибудь на берегу тропического моря, у другого начинает болеть голдова. Трясучка кресел тоже еще грубовата. Когда акула на экране разрывают свою добычу на части, то кресла прямо таки перетряхивают зрителей. А разработали их в австрийской компании «Прайм Сайм Технолоджис». Управляющий делами А Г видит пятидемензиональные кинотеатры первым шагом на пути к совершенно новому киноощущению.

Я уже много лет занимаюсь психологиейц восприятия. Я думаю, что в наше время зрение как орган чувств уже настолько присыщенно, а остальные испытывают дефицит. А кто говорит что мы познаем мир только визуально. Почему бы не научиться познавать его в реальности. Вот эти мысли были для меня побудили меня заняться этим.

Конечно речь идет и о том, чтобы побольше публики завлечь в кинотеатры объемного изображения. В австрии успех на лицо. Хотя в таком передвижном кинотеатре всего 36 мест в нем побывали уже 100 тысяч зрителей. Но то что вскоре очередной голливудский блокбастер будет сопровождатся вибрацией кресел и ароматом потных подмышек Джорджа Клуни, скорее, маловероятно. «Прайм Сайм Технолоджи» делает ставку исключительно на фильмы с объемным изображением и видит в новом кино лишь дополнительное предложение.

Фильм на 35 миллиметровой кинопленке или голивудская кинолента живут содержанием игрой актереов. Сюжетом. Для нас сюжет не скажу что дело второстепенное, тема нам тоже нужна, но главно е для нас это эффекты. Нам не нужен Шварцнегер или Брюс Виллис, мы передаем экшен в виде ощущений.

Рассказывала Ольга Карина.