1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Первое письмо из рассекреченных архивов Ватикана

Ответственность за "войну, объявленную еврейской крови", ляжет, по словам Штайн, и на тех, кто молчал. Она прямо пишет, что опасается не только за судьбы конкретных людей, но и за репутацию католической церкви.

default

Поиск не сенсаций, а общезначимого подхода к истории века.

12 апреля 1933 года монахиня из Германии Эдит Штайн (Edith Stein) обратилась к папе Пию Одиннадцатому с призывом выступить против преследования нацистами евреев. "Не только евреи, но и тысячи католиков в Германии вот уже много недель живут надеждой, что Церковь Христова возвысит голос против осквернения имени Христа", - писала Эдит Штайн вскоре после прихода к власти в Германии Гитлера. В этом же письме Штайн предостерегала папу от тяжелых последствий для католической церкви, к которым приведет молчание Ватикана.

Эдит Штайн родилась во Вроцлаве (тогда - Breslau) в 1891 году в многодетной еврейской семье. Она училась в университетах Бреслау и Геттингена психологии, философии, германистике и истории. Диссертацию "К проблеме вчувствования" (Zum Problem der Einfühlung") защитила под руководством Эдмунда Гуссерля (Edmund Husserl), одного из самых значительных немецких философов 20 века. 1 января 1922 году атеистка Штайн переходит в католичество. Она публикует философские работы, одновременно наблюдая деградацию общественной жизни в Германии.

Пасха 1933 года. Эдит Штайн безуспешно пытается добиться аудиенции у папы Пия XI. В октябре 1933 года, приняв монашеское имя Teresia Benedicta a Cruce, или Терезии, Благословенной с Креста, она селится в кармелитском монастыре в кёльнском районе Линденталь. В 1938 году, дабы не подвергать опасности сестер-кармелиток в Германии, сестра Терезия перебирается в монастырь ордена в Нидерландах. После того как епископат Нидерландов высказался против депортации евреев, принявших католичество, глава оккупационной администрации рейхскомиссар Артур Зейс-Инкварт (Arthur Seyß-Inquart) отдал распоряжение довести акцию до конца. Эдит Штайн и ее сестра Роза были 2 августа 1942 года выдворены из монастыря и вывезены в Освенцим, где 9 августа 1942 были убиты. Здесь христианка и еврейка погибла не как Эдит Штайн и не как сестра Терезия, а как заключенная 44.074.

Она хотела быть христианским философом, а стала еврейской мученицей

В мае 1987 года в Кельне Иоанн Павел II причислил Эдит Штайн к лику блаженных. 11 октября 1998 года в соборе св. Петра в Ватикане понтифик причислил ее и к лику святых. Открывая архивные материалы задолго до истечения принятого в Ватикане срока, официальные лица говорили, что цель святого престола – не поиск сенсационного, а стремление - через углубленное обращение к источникам - найти общезначимый подход к истории самых мрачных страниц 20-го века.

В контексте дискуссии о молчании Ватикана защитники католических иерархов высказывают и такой аргумент: громкие протесты католической церкви против преследования евреев провоцировали бы еще более кровавые акции нацистов. При этом обычно указывают на то, что произошло с Эдит и Розой Штайн, убитыми вскоре после того, как католические епископы Нидерландов солидарно выступили против истребительной практики нацистской Германии в отношении евреев.

Читая письмо, публикуемое сегодня в миланской "Коррьере делла сера", трудно примириться с подобной аргументацией. Эдит Штайн, заклиная Папу Пия XI открыто и внятно вступиться за евреев, упоминает имена по меньшей мере пяти знакомых ей людей, которые покончили с собой – не только в страхе перед разгулом антисемитизма, но и в духовном одиночестве перед лицом молчания епископа Рима. Слова папы, писала Эдит Штайн, ждали не только евреи, но и католики. Ответственность за "войну, объявленную еврейской крови", ляжет, по словам Штайн, и на тех, кто молчал. Она прямо пишет, что опасается не только за судьбы конкретных людей, но и за репутацию католической церкви после всего того, что происходит на ее глазах в Германии. Это было сказано задолго до того, как практика уничтожения еврейского народа приобрела беспримерный размах, одной из миллионов жертв которого стала и автор написанного 70 лет назад и сегодня впервые опубликованного письма.

Контекст