1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

Первая мировая и композиторы: музыка с саблей наперевес

В конце XIX - начале XX века Европа переживала культурный расцвет. Однако это не помешало росту националистических настроений, в том числе и среди музыкантов.

Нет, едва ли композитор Йозеф Гайдн (Joseph Haydn) был движим патриотическими чувствами, когда в 1797 году использовал им же самим придуманную мелодию гимна "Господи, храни Франца-кайзера/Нашего доброго кайзера Франца!" в своем знаменитом до-мажорном квартете op.76. Скорее его соображения носили творческий характер. О британском музыкальном рынке думал и Людвиг ван Бетховен (Ludwig van Beethoven), работая над своими вариациями на тему "Rule Britannia".

Словом, на заре европейской музыкальной истории композиторы были скорее патриотами собственного кармана. Но ситуация сильно изменилась к концу XIX века. В канун Первой мировой музыкальные битвы уже шли вовсю.

Виват, хайль и ура

Тон задавала Австрия. Именно здесь появилась и развилась традиция гимнов. Вышедшая из католицизма (гимны исполнялись во славу святых), она приобретала все более политическую окраску. Гимны во славу императора и членов его семьи стали постоянной частью классических концертов, они исполнялись перед началом и в конце. Публика вставала и подпевала.

С другой стороны, военные марши - музыка, звучавшая прежде исключительно на плацу, - начали на рубеже веков победоносное наступление на концертные залы. Достаточно вспомнить о "Торжественных и церемониальных маршах" Эдуарда Элгара ("Pomp and Circumstance Marches"): первый из написанных с 1901 по 1907 годы маршей стал неофициальным гимном Великобритании.

Эдуард Элгар

Эдуард Элгар

Кстати об Элгаре: сэр Эдуард Уильям Элгар никогда не делал секрета из своих националистических взглядов. Кровопролитные битвы на территории Фландрии в 1915 году, в которых участвовали британские, французские и немецкие солдаты, вдохновили его на пафосную вокально-оркестровую композицию "Дух Англии" (последняя их трех частей носит название "Павшим").

Не менее пламенным патриотом был и французский коллега и современник Элгара Клод Дебюсси. Во время Первой мировой Дебюсси вел собственную битву на музыкальном фронте: его целью было "победить гегемонию немецкого симфонизма" и найти альтернативу к пути, указанному Бетховеном. Именно так сам композитор в письмах трактует задачу своих написанных в 1915 году сонат. В качестве музыкального ответа на оккупацию Бельгии немецкими войсками в 1914 году Дебюсси пишет оркестровое сочинение "Berceuse héroïque", которое посвящает бельгийскому королю и павшим французским и бельгийским солдатам.

Кайзеру Вильгельму был посвящен целый ряд патриотических сочинений

Кайзеру Вильгельму был посвящен целый ряд патриотических сочинений

Контекст

Народ и отечество

Конечно, и Германская империя не отставала по части музыкального патриотизма: только зарождающаяся звукозаписывающая индустрия нарадоваться не могла тиражам пластинок с маршами и патриотическими песнями. Но и изысканная публика концертных залов внимала, например, звукам "Отечественной увертюры" ("Vaterländische Ouvertüre", op. 140) Макса Регера (Max Reger).

Широкоформатное сочинение для большого симфонического оркестра было написано в сентябре 1914 года, вскоре после начала Первой мировой, и носит посвящение "Немецкой армии". Среди тем сочинения - мелодия национального гимна. Следует заметить, что Макс Регер был прославлен современниками как "истинно немецкий мастер". Не меньшей популярностью пользовался и оперный композитор Ханс Пфицнер (Hans Pfitzner), поздний романтик, чей восторженный патриотизм носил зачастую националистический оттенок.

Иконоборчество в музыке

Взаимная враждебность наций Европы приобретала самые извращенные формы, выражаясь, например, в изгнании "инородных" композиторов из филармонических программ.

Эйфория была недолгой

Эйфория была недолгой

Скажем, во Франции перестали ставиться и исполняться не только оперы Рихарда Вагнера (Richard Wagner), некогда пламенно любимого французами, но и симфонии Бетховена и даже сочинения Баха. Под запрет попала "вражеская" немецкая музыка, кстати, и в России. Немцы вели себя не лучше: здесь перестали ставить оперетты Жака Оффенбаха и оперы Шарля Гуно, не исполнялись симфонии Чайковского.

Понадобились десятилетия, чтобы эта взаимная "музыкальная подозрительность" была преодолена, и "Ода к радости" из "Девятой симфонии" Бетховена стала гимном единой Европы.

Аудио- и видеофайлы по теме