Пенсионеры в странах Западной Европы | Европа и европейцы | DW | 21.10.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Пенсионеры в странах Западной Европы

18.10.2005

Сегодня в нашем журнале мы продолжим серию репортажей о положении пенсионеров в странах Западной Европы. Кстати, людей преклонного возраста, например, в Германии принято уважительно называть «сеньорами». Мы предлагаем вашему вниманию рассказ о том, с какими проблемами сталкивается обычный пенсионер в Португалии. Кроме того, мы попытаемся ответить на вопрос, почему многие французские пенсионеры, нуждающиеся в постоянном уходе, предпочитают жить в домах престарелых или (опять же, используя немецкую терминологию, - «в общежитиях для сеньоров»), не у себя на родине, во Франции, а в соседней Бельгии. Но начнем обо всем по порядку…

Экономический застой, высокая безработица, пустая государственная казна, стремительно стареющее общество – эти проблемы знакомы многим странам Европы. И практически повсюду власти вынуждены экономить и сокращать расходы и по-крупному и по мелочам. Так, в Германии пенсионеры в текущем году вновь не получили долгожданного повышения размеров своих пенсий, зато политики из блока христианских партий ХДС/ХСС полны решимости добиться повышения налога на добавленную стоимость, что приведет к фактическому удорожанию жизни в стране и снижению покупательской способности населения, в том числе и немецких сеньоров. Многие эксперты давно уже предупреждают, что в Германии повседневным явлением вновь может стать социальное зло, о котором многие уже стали забывать, - бедность в старости. Впрочем, в некоторых странах Европы о бедности в старости знают не понаслышке. Взять хотя бы Португалию. Там средний размер пенсии составляет всего 250 евро в месяц. Правда, находящееся сейчас у власти в стране правительство во время предвыборной кампании к последним парламентским выборам обещало помочь двум с половиной миллионам португальских пенсионеров, но крупных изменений в их ситуации пока так и не было. Послушайте репортаж из Лиссабона, подготовленный Йохеном Фаргетом:

Погожее утро в парке «Принциприал». Приветливо светит теплое солнце, в ветвях деревьев заливаются птицы. За столом, стоящим в тени старых деревьев чуть в стороне от дорожки, со своими друзьями играют в карты Жозе Родригеш, Эдуарду Гомеш и Жасинту Сантеш. Суммарный возраст собравшихся за деревянным столом – чуть менее одной тысячи лет. Самый старший из картежников Сеньор Жозе, которому недавно исполнилось 86 лет, аккуратно ведет счет игры на большом куске желтого картона. На сей раз, победил сеньор Эдуарду, констатирует он. Одним словом – обычное времяпровождение пенсионеров, пожалуй, не только в Португалии. Перемешивая колоду карт, Жозинту Сантеш, под одобрительные кивки своих товарищей по-стариковски жалуется:

«Жить становится все труднее. Мы почти ничего не можем себе позволить купить. Наши пенсии очень маленькие. А жизнь все дорожает и дорожает».

Сеньору Сантешу трудно отказать в правоте. В Португалии насчитывается более двух с половиной миллионов пенсионеров, и по статистике им живется все хуже. 250 евро 63 центов – таков размер ежемесячной средней пенсии по старости в самой западной стране Европы. «Для нормальной жизни этих денег мало, а для смерти – много», - мрачно шутит 74-летний Жозинту Сантеш. И вспоминает слова, которые он когда-то в далекой юности слышал от одного старика:

«Если не хватает денег, тогда следует на завтрак съедать половину головки салата, на обед – вторую половинку. А на ужин – еще одну целую головку салата».

Жосинту Сантешу денег не хватает постоянно. 233 евро – этих денег, которых он получает в качестве пенсии, хватает только на то, чтобы заплатить за маленькую квартирку в старом, требующем капитального ремонта доме в одном из кварталов Лиссабона, где проживают в основном бедные пенсионеры. Примечательно, что такие кварталы стали уже настолько типичными для Португалии, что их регулярно включают в программу экскурсий для иностранных туристов. Бедность в старости – это явление широко распространено в сегодняшней Португалии. С одной стороны, его от части можно назвать наследием прошлого, доставшимся от царившей три десятка лет назад в стране диктатуры, считавшей пенсионную страховку ненужной роскошью. С другой стороны, проблема бедности в старости обострилась еще больше в 70-е и 80-е годы прошлого века, когда Португалия приобрела сомнительную известность страны с рекордно низкими зарплатами и рекордно высокой инфляцией. В результате, даже трудящиеся, которые в то время получали высокие по местным меркам зарплаты, сегодня вынуждены довольствоваться крохотными пенсиями. Взять хотя бы сеньора Жозе:

«Моя пенсия составляет 336 евро в месяц. Ну, разве это деньги. И ради этого я проработал 32 года в трамвайном депо и регулярно платил взносы в кассы социального страхования. Вы только представьте себе такое. Вот так мы живем»

Надо сказать, что сеньор Жозе считается богачом в компании, собравшейся за карточным столом в парке. Многие из его друзей не могут позволить себе даже купить маленькую чашечку кофе «эспрессо» стоимостью менее одного евро, который так охотно пьют португальцы. Хуже того, говорит сеньор Жозе, они вынуждены даже экономить на собственном здоровье.

«Некоторые лекарства субсидируются государством, но на большинство медикаментов таких субсидий нет. Я знаю много случаев, когда мои приятели, получив от врача рецепт, не могут забрать в аптеке лекарство, потому что у них нет на него денег».

Португальская социалистическая партия, которая с марта 2005 года находится у власти в стране, вроде бы распознала эту проблему. Еще в ходе предвыборной борьбы она обещала избирателям поднять средний уровень пенсий в стране до уровня гарантированной государством минимальной заработной платы, то есть до 370 евро в месяц.

И эту сумму большой никак не назовешь. Хотя, с другой стороны, она почти на треть больше той пенсий, которую сегодня получает, например, сеньор Эдуарду Гомеш. Пока, правда, все это относится к разряду обещаний. На практике, все остается по-старому, вздыхает сеньор Гомеш и разыгрывает очередную карту.

«Пенсию мне пока не повысили. Но это наверняка произойдет в следующем месяце».

Карточная игра за деревянным столом продолжается. А к группе игроков подошел еще один приятель со свернутой газетой в руке и транзисторным радиоприемником. Старики здороваются и обмениваются колкими комментариями в адрес правительства. Сил на то, чтобы активно выступать в защиту своих прав у нас уже нет, говорит Жозинту Сантеш, а политические партии давно о нас забыли. А его приятель Эдуарду Гомеш резонно спрашивает, как правительство собирается профинансировать повышение пенсий в условиях, когда число работающих в стране постоянно сокращается, а армия пенсионеров растет. Выиграв очередной кон в игре, он смеется. Нет, убежденно говорит он, пенсии нам повысят еще очень не скоро:

«Обещания. Одни только обещания. Когда политики рвутся к власти, они готовы обещать что угодно, даже повысить пенсии для нас, мелких рыбешек. Но им большим рыбам всегда живется хорошо, и они очень быстро забывают о собственных обещаниях. Самое главное для них, как можно больше наобещать».

Напомню, что это был репортаж Йохена Фаргета о португальских пенсионерах.

Впрочем, проблемы с пенсионным обеспечением существуют не только на Иберийском полуострове. Даже в намного более благополучной в экономическом и социальном отношении Германии, поступления в пенсионные кассы постоянно сокращаются, так как в демографической структуре страны доля работающего населения становится все меньше, а армия пенсионеров растет. Сегодня пенсии, которые раньше индексировались практически ежегодно, уже не повышаются. И многие эксперты не исключают, что уже в ближайшем будущем их придется даже сократить. Впрочем, ни один ответственный политик в Германии пока не решается произносить это вслух. А вот в соседней Франции пенсионерам уже сегодня приходится потуже затягивать пояс, например, когда возникает необходимость их переселения в дом престарелых. Место в таком заведении в самой Франции стоит очень дорого. Поэтому многие французские сеньоры выбирают дома престарелых в Бельгии, которые предлагают сравнимый пакет услуг за значительно меньшую плату. Один из таких бельгийских общежитий для сеньоров на юго-западе Фландрии, в котором проживают французские пенсионеры, посетил Свен-Клод Беттингер:

Давние приятели Клодин и Леон бодро здороваются, встретившись в вестибюле общественного дома престарелых «Санкта-Мария» в небольшой деревне Вевельгем на юго-западе Бельгии, всего в нескольких километрах от французской границы. При этом Клодин опирается на костыли, а Леон сидит в кресле-каталке, потому что недавно он сильно подвернул ногу. Оба они – и Клодин, и Леон – французы, а жить предпочитают в общежитии для сеньоров в Бельгии. 95-летний художник Леон Тиль рассказывает, как и почему он попал сюда:

«Санкта-Мария» пользуется очень хорошей репутаций во Франции, особенно в её приграничных с Бельгией северных департаментах. Я слышал об этом доме престарелых задолго до того, как поселился здесь».

Семь лет назад Леон переехал жить в дом престарелых «Санкта-Мария» в деревне Вевельгем вместе со своей женой. Вскоре его супруга умерла, и Леон остался один.

«Плата за проживание здесь очень хорошо просчитана. А обслуживание хорошее. Во Франции сервис в таких заведениях тоже в прядке, но здесь, с в нашем бельгийском доме престарелых ухаживающие за нами девушки все же лучше. Они работают на совесть, очень старательные, и даже в самых сложных ситуациях остаются вежливыми и заботливыми. Во Франции, где дома престарелых намного больше, у обслуживающего персонала не хватает времени на сеньоров, особенно на тех, кто нуждается в постоянном, интенсивном уходе. Их там просто стараются побыстрее обработать. Нашим же девушкам, здесь не жалко потратить на нас лишнюю минуту, хотя работы у них очень много».

Леон Тиль, как и все его 54 соотечественника, живущие в доме престарелых «Санкта-Мария», говорит только по-французски. Однако проблем в общении между жильцами и обслуживающим персоналом никогда не возникало, подчеркивает директор заведения Кристин Кинд:

«Конечно, весь персонал говорит на голландском языке. Однако все наши сотрудники владеют французским в степени, достаточной для повседневного общения с нашими клиентами. Для бесед на сложные темы, например, о деталях медицинского обслуживания неизлечимо больных людей, у нас есть небольшая группа сотрудников, которая свободно владеет французским языком».

Ирэн Прово – это щупленькая 92-летняя старушка, которая раньше владела небольшим продуктовым магазинчиком в одной из деревень на севере Франции. После тяжелой и продолжительной болезни дети перевезли Ирэн в дом престарелых в Вевельгеме.

«Конечно, ухаживают здесь за нами хорошо. Но я себя нормально чувствую, и не нуждаюсь в таком интенсивном уходе. Я скучаю по дому. Я хочу вернуться во французский дом престарелых, где я жила до того, как попала в больницу. Но мои сыновья говорят мне: «Здесь о тебе заботятся. А во Франции в доме престарелых невозможно найти для тебя отдельную комнату, или же она стоит слишком дорого».

Проживание в комнате на одного человека в «Санкта-Марии» стоит в день 30 евро 64 цента. А супружеская пара за проживание в двухместном номере платит в день 51 евро 48 центов. По другую сторону границы, во французском департаменте Северный Па-де-Кале отдельная комната в сравнимом по классу доме престарелых стоит уже 42 евро 73 цента в день. А двухместная комната для супругов обходится в 66 евро 47 центов. А длительное проживание в бельгийском общежитии для сеньоров оказывается еще более выгодным, чем во Франции, рассказывает директор дома престарелых «Санкта-Мария» Кристин Кинд. Кроме того, по ее словам:

«Во Франции в домах престарелых практически нет мест для пожилых людей, нуждающихся в интенсивном медицинском уходе. Поэтому их приходится долго ждать. К тому же все дополнительные расходы по уходу за такими пациентами /от 5 до 15 евро в день/ там приходится оплачивать помимо самой квартплаты. У нас такого нет, у нас все расходы включены в плату за комнату».

В прочем и 30-ти евро 64-х центов или 51-го евро 48-ми центов, которые одинокие пенсионеры или супружеские пары платят за проживание в отдельных комнатах дома престарелых «Санкта-Мария», тоже не хватает для покрытия расходов по интенсивному уходу за особенно тяжело больными людьми. В таких случая бельгийские кассы социального страхования выплачивают дому «Санкта-Мария» специальные дотации в размере от 15 до 50 евро в день. Если ресь идет о гражданах Франции, бельгийские кассы страхования получают эти деньги назад от французских страховых касс. Для самих французских пенсионеров, проживающих в бельгийских домах престарелых, никаких дополнительных расходов не возникает. Клодин, Леон и Ирэн на самом деле сделали хороший выбор, решив провести остаток жизни в бельгийском общежитии для сеньоров.

Напомню, что это был репортаж Свен-Клод Беттингер, который попытался ответить на вопрос, почему французские пенсионеры предпочитают жить в домах престарелых не во Франции, а в соседней Бельгии.

В последующих выпусках журнала «Европа и европейцы» мои коллеги Ефим Шуман и Вячеслав Юрин наверняка продолжат рассказ о жизни пенсионеров в европейских странах. А сегодня наша передача подошла к концу.