1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

ПДС после выборов

Партия демократического социализма нашла виновных в провале на выборах – ими объявлены наиболее популярные из посткоммунистов.

default

Габи Циммер остается у руля...

Партия демократического социализма – наследница безраздельно правившей в ГДР коммунистической СЕПГ – оказалась на грани раскола. Таков главный итог съезда, который посткоммунисты провели в восточногерманском городе Гера. Фактически этот раскол даже уже произошел. Одна часть партии – меньшая – это те, кто занимается реальной политикой. Заручившись доверием избирателей, они работают в земельных правительствах и городских управах, стараясь по мере сил и в соответствие со своими идеологическими убеждениями улучшить жизнь людей: распределяют социальные квартиры, изыскивают средства на детские сады и школы, прокладывают трамвайные пути и устраивают народные гулянья. Другая часть партии – ортодоксальные коммунисты, мечтающие о царстве всеобщего равенства и братства.

Без фракции: два выступления в год по пять минут...

На выборах 22 сентября ПДС потерпела сокрушительное поражение. Посткоммунисты не сумели преодолеть пятипроцентный барьер, так что в новом составе бундестага их фракции нет. В парламент прошли только два прямых посткоммунистических кандидата. Они получили в бундестаге два кресла на галерке, статус независимых депутатов и право два раза в году выступать по пять минут. Сразу после подсчета голосов в партии начался «разбор полетов»: кто несет ответственность за фиаско на выборах и что делать, чтобы вернуться в большую политику. Тучи сгущались главным образом над головой председателя партии Габи Циммер (Gabi Zimmer), сторонницей посткоммунистического догматизма. Её обвиняли в том, что своей неуступчивой, фундаменталисткой линией она отпугнуля многих прагматично настроенных избирателей на востоке Германии, которым не сладкая мечта нужна, а реальная помощь. В правлении партии началась свара, и сторонники реформаторского крыла решили выдвинуть на съезде в Гере своего собственного, альтернативного кандидата в председатели партии. Казалось, что победа прагматику обеспечена – особенно если учесть, что любой из них – будь-то бывший лидер парламентской фракции Роланд Клаус (Roland Claus), или управляющий делами партии Дитмар Барч (Dietmar Bartsch) по всем общепринятым политическим параметрам выглядят предпочтительней достаточно бледной Габи Циммер. У коммунистов, однако, своя собственная логика, с общепринятой не имеющая ничего общего. Подавляющим большинством голосов – семьдесят процентов – делегаты проголосовали за прежнего председателя. Более того, и на выборах в руководящие органы партии не прошел ни один из реформаторов ПДС, только стойкие марксисты-ленинцы. А в довершении всего съезд принял резолюцию, в которой Габи Циммер прописала партии строго левый курс, цитирую, «контруктивной оппозиции». В этом документе дается отпор всяким попыткам компромисса и сближения с «ренегатами» социал-демократии, что ставит под вопрос участие ПДС в правительственных коалициях в Берлине и земле Мекленбург – Передняя Померания, где посткоммунисты правят вместе с СДПГ. Если следовать логике съезда и Габи Циммер, то все посткоммунистические министры должны подать в отставку и уйти в оппозицию. Это значит, что после ухода с общефедеральной политической арены, партия может исчезнуть и с земельной.

Что такое социалистическая альертнатива?

Понять логику большинства в ПДС трудно. Зачем участвовать в выборах, тратить силы и деньги, чтобы добиться успеха, если изначально исключаешь свое участие в работе правительства? Что может сконструировать такая «конструктивная оппозиция»? На самом деле, логика в решении делегатов есть, хотя, может быть, неосознанная. Реформаторы ПДС претендуют на роль левой, но некоммунистической альтернативы социал-демократам. Однако внятно сформулировать, а тем более объяснить избирателям, что это такое, они так и не сумели. Получается или жалкая копия социал-демократии, или пародия на неё. И почему избиратель должен голосовать за копию или карикатуру, когда есть оригинал? А вот коммунистическая идея с национализацией банков, государственным управлением экономикой и уровниловкой – это и в самом деле альтернатива, её ни с чем не спутаешь. То, что эта идея доказала свою нежизнеспособность – в том числе и здесь, в Германии – значения не имеет. В любом обществе всегда будет группа неисправимых мечтателей, толкающих, как Сизиф, в гору тяжелый камень в надежде, что уж в этот раз он не скатится вниз.

Контекст