1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

"Патриотический медиахолдинг" - "мутное движение в мутной воде"

В интервью DW известный российский радиопродюсер Михаил Козырев рассуждает о возможных целях покупки "Госконцертом" "Русской медиагруппы", патриотизме и чеховском мотиве сделки.

"Госконцерт" станет акционером "Русской медиагруппы", среди активов которой - радиостанции "Русское радио", Maximum, "Хит FM", музыкальный телеканал Ru.TV. На базе этих активов, а также нескольких музыкальных телеканалов, зарегистрированных на компанию "Кремль Медиа", планируется создать своего рода инкубатор патриотически настроенных артистов. Михаил Козырев, один из самых известных деятелей российского радиобизнеса, ныне продюсер ночного эфира на телеканале "Дождь", комментирует предполагаемые цели сделки и возможные сценарии преобразования радиостанций.

DW: Как вы оцениваете происходящее вокруг "Русской медиагруппы"?

Михаил Козырев: Со стороны сделка выглядит как мутное движение в мутной воде. Больше всего пока (я подчеркиваю, что это взгляд со стороны) она напоминает рейдерский захват времен 1990-х. Я не думаю, что у человека, который организовал и запустил "Русское радио", Сергея Кожевникова, есть та широта выбора, которая должна быть у отца-основателя и кроме того владельца 22 процентов актива. Я считаю, что он находится в сложном положении. Есть покупатели, о которых мы пока можем только догадываться. Мы знаем, что это некая структура "Госконцерт", которая, по-моему, является пустой оболочкой, поскольку сегодня она практически не ведет свою деятельность. Более того, по информации, которую можно почерпнуть из прессы, она еще и убыточна. Возникает вопрос: как убыточная структура может купить структуру доходную?

Контекст

- Планы создания "патриотического медиахолдинга" - это вопрос идеологии или бизнеса?

- Цели покупки могут быть такими: во-первых - приобрести доходный актив, то есть структуру, которая регулярно и хорошо зарабатывает на рекламе и приносит деньги. Во-вторых, если ты продюсер и у тебя есть артисты, то иметь свою карманную (в данном случае их несколько) радиостанцию очень выгодно, поскольку какую бы ты песню ни зарядил в горячую ротацию, то в течение двух месяцев она автоматически становится хитом. А потом ты пускаешь своего артиста гастролировать по стране. Аудитория у "Русского радио" огромная - много миллионов слушателей, и ты можешь легко собрать урожай с гастролей своих артистов.

Когда я запускал радиостанции, я подобных вещей категорически избегал, потому что это прямой конфликт интересов. У нас было много возможностей сделать свою концертную организацию и зарабатывать на выступлениях артистов, но это ставило бы меня как руководителя холдинга в двусмысленное положение. С одной стороны, я хочу, чтобы радиостанцию слушали, и поэтому я должен выбирать лучшие песни, а с другой - я хочу, чтобы мои артисты концертировали, и с этой точки зрения я должен ставить их песни в эфир, независимо от того, хорошие они или нет. То есть это обреченная ситуация, но для бизнеса быстрого и бизнеса нечистого - это идеальная вещь.

Третья причина, которая здесь, по-моему, главенствует, - это причина абсолютного "патриотизма головного мозга". Это когда каждый из деятелей "культуры" стремится выпрыгнуть из штанов и продемонстрировать первому лицу: "Смотрите, я самый большой патриот, который только может быть". Люди, которые собираются купить "Русскую медиагруппу", хотят сделать некий "патриотический холдинг". Но они же не стремятся каким-то образом привить людям любовь к родине, потому что любовь к родине насильственно прививаться не может. Им не нужна любовь к родине - им нужна любовь к конкретному человеку, с которым эта любовь должна ассоциироваться. То есть они хотят заставить нас родину любить, а родина равна Путину.

Филипп Киркоров

Киркоров и другие исполнители обратились к Путину с просьбой не допустить продажи "Русской медиагруппы"

- Получается, что люди просто используют ура-патриотическое настроение в своих целях?

- Я думаю, что это банальный передел собственности. Патриотизм для них - это способ максимально заработать. Вот пока в их намерениях прочитывается именно это. Поэтому огромное количество артистов, которые и так изо всех сил выслуживаются перед властью, боятся, что их лишат этого надела, этой маленькой грядки, которую они окучивали с помощью своих песен в эфире "Русского радио". Они не хотят, чтобы у них выключили этот ресурс, а с их песнями не так много мест, куда можно ткнуться, поэтому артисты пишут президенту.

Хотя, казалось бы, причем тут президент? Почему он должен иметь к этому отношение, если мы говорим о сделке, которая происходит в нормальном рыночном мире? Эти артисты умоляют: "Пожалуйста, не меняйте владельца! Владимир Владимирович, мы и так патриоты, оставьте нам хоть эту грядку!" А тут приходит новый Лопахин, который должен вырубить прежний "вишневый сад" и сказать: "Нет, секундочку, это я буду решать, сколько раз играть ура-патриотический рэп про президента, а сколько играть "Любэ" и Газманова.

- Представим, что такой музыкальный ресурс будет создан, каким он будет?

- Есть много разных сценариев. Один исключен: что владельцы оставят все, как есть. А вот степень их безумия… Достигнет ли она уровня слона в посудной лавке или нет, сложно предсказать. Может, к Новому году мы будем включать радио Maximum и слышать не Red Hot Chili Peppers, а рэпера ВладиМира.

- Предполагается, что инкубатор поможет в работе с электоратом. Но тут напрашивается вопрос "зачем?", если 87 процентов электората и так поддерживает основную линию политики.

- Мало поддерживает, надо поддерживать изо всех сил, до хрипоты, чтобы чувствовать кровь на губах и зубах. Я думаю, что именно так считают люди, которые раскрывают рот на этот актив.

- Может ли такой инструмент быть эффективным в распространении идеологии? Опыт СССР показывает: чем сильнее пропаганда, тем меньше ей верят…

- Вы знаете, я думаю, что здесь, к сожалению, аналогии с Советским Союзом не очень годятся. Отличие в том, что в последние годы существования СССР вся страна жила с пониманием того, что власть абсолютна импотентная, что все генеральные секретари - дышащие на ладан марионетки. Сейчас же власть персонализирована, она сосредоточена в одном лице, давно озабоченном вопросом "Чем я войду в историю?". Но, подчеркиваю, это мое собственное ощущение.