1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

Патрик Зюскинд, или История замолчавшего писателя

Известный немецкий писатель Патрик Зюскинд отказался участвовать в работе над экранизацией своего романа "Парфюмер" и вообще ведет скрытный образ жизни. Но кое-что все-таки известно об этом удивительном эксцентрике.

default

Кадр из фильма "Парфюмер"

На экраны кинотеатров Германии вышел "Парфюмер" - самый дорогой немецкий фильм, детище влиятельнейшего немецкого продюсера Бернда Айхингера и наиболее известного за пределами страны режиссера Тома Тиквера.

Фильм является экранизацией самого читаемого немецкоязычного романа со времен антивоенного произведения Эриха Марии Ремарка "На Западном фронте без перемен". Рецензии на фильм, в большинстве своем, кстати, не самые лестные, интервью с его создателями переполняют в эти дни немецкие газеты. Лишь об авторе романа "Парфюмер - История одного убийцы" Патрике Зюскинде практически нет никаких публикаций. Да и откуда им взяться? Зюскинд интервью не дает, лишь немногие знакомы с ним лично, почти ничего неизвестно о его частной жизни.

С позиции страха

Buchcover Patrick Süskind Das Parfum

Газета Süddeutsche Zeitung пишет: "Патрик Зюскинд очень рано начал культивировать ауру бесконечно далекого от мира эксцентрика. До наших дней дошли всего четыре интервью и столько же фотографий, все со времен еще 80-х годов. Безусловно, скрытность и секретность немало способствовали тому, что по-прежнему велик интерес к его весьма небольшому литературному наследию.

С другой стороны, сам автор, не подающий как писатель голоса уже с 1991 года, сообщил уже немало о том, почему его творчество так быстро завершилось молчанием, и почему его литературный космос населяют исключительно герои-одиночки и великие мастера молчания. Соединительный элемент между медийным персонажем Зюскиндом и литературным плодом его фантазии - универсальный инстинкт: страх. Именно с позиции страха взирают автор и его персонажи на окружающий их мир".

Выбор сделан

Но какая в принципе может быть реакция на такой переизбыток страха? Süddeutsche Zeitung продолжает: "Можно заняться творчеством и втиснуть страх между двух книжных обложек, а можно, весьма прагматично, избегать ситуаций, сулящих неизвестность, а значит непорядок. Человек становится творческой личностью или подозрительным, закоренелым волком-одиночкой, устраивается с наибольшим удобством в сети дружеских контактов своей юности. Патрик Зюскинд избрал оба пути - и снабдил своих персонажей обоими поведенческими моделями".

В романе "Парфюмер", продолжает газета, сосуществуют два страха: страх убийцы, что он никогда не сможет познать самого себя, и страх, который испытывает окружающий мир ввиду злодейств этого убийцы. "Парфюмер" - это не только "история одного убийцы", это еще и история общества, которое построено на устоях страха, и в котором искусство должно отвлекать от этого экзистенциального страха. Как легко не заметить этот решающий момент, дающий толчок большинству убийств, которые совершает Жан-Батист Гренуй: "страх не познать самого себя".

Смелые мечты

Но кое-что все же известно об авторе романа. Газета Süddeutsche Zeitung приводит, например, такую историю, которую она считает "одной из самых очаровательных" из жизни таинственного господина Зюскинда.

"Это было в начале 60-х годов, в окрестностях Штарнбергского озера. Два гимназиста мечтали о будущем. Один из них козырнул авантюрным планом. Он, Патрик, напишет в один прекрасный день книгу и она обеспечит его в финансовом плане на всю оставшуюся жизнь. Так и случилось. История наделенного необычным талантом убийцы принесла ее создателю предположительно 20 миллионов евро. Больше читателей во всем мире нет ни у какой другой книги немецкого писателя", - заключает газета.

Сбывшееся пророчество

А началось триумфальное шествие популярнейшего немецкоязычного романа с проявления удивительной скромности, вносит свою лепту в историю таинственного писателя газета Frankfurter Allgemeine Zeitung.

"Главе издательства "Диогенес" Даниэлю Кеелю так понравилась пьеса Патрика Зюскинда "Контрабас", что он сразу же захотел издать ее книгой. Молодому, еще неизвестному писателю из Мюнхена предлагают аванс. Но он отказывается: "Аванс я не хочу. Мне не нравится само слово "аванс". Аванс - это плата за еще не произведенную работу. Я не произвожу никакой работы. Можно при необходимости брать аванс за выполнение заказа. Или в случае сомнений в серьезности издателя. Или если просто очень нужны деньги. В нашем случае, слава Богу, ничего подобного нет, и поэтому мне не нужен аванс!"

"Парфюмер" завершается сценой, которая сегодня кажется пророческой. Приговоренный к смерти Гренуй ввергает с помощью уникального запаха собравшуюся на его казнь толпу в экстаз, гипнотизирует ее, толпа штурмует эшафот и освобождает Гренуя. И он понимает, что обладает величайшей силой: очаровывать мир, внушать людям любовь. Только одно было выше его сил: его собственный запах. Пусть он кажется всем Божеством - если он сам не чувствует своего запаха, и поэтому никто не знает, кто он есть, так плевать он хотел на мир, на себя самого, на свой "Parfüm". (эв)

Контекст