1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Патриархальный экстаз, или Жизнь внутри мельницы

Ветряная мельница, медленно вращающая своими лопастями на фоне голубого неба, радует глаз. Есть в ней что-то патриархальное и даже сказочное. Мельница воспринимается как часть доиндустриальной культуры.

Мельница в Штраупитце

В часе езды на юго-восток от Берлина, откуда уже недалеко и до польской границы, в деревне Штраупиц (Straupitz) находится восстановленная старая ветряная мельница, включенная в список памятников европейского культурного наследия. Мельница – это куда больше, чем музей: машины работают, маховики вращаются, на машинах выбиты даты их изготовления (начало 20 века).

Слева - машина для раздробления льняных семян.

Слева - машина для раздробления льняных семян.

Памятники индустриальной культуры в Германии - не редкость. Особенно много их в Рурской области. Но шахты и металлургические заводы законсервированы. Было бы сложно продемонстрировать производственный цикл огромного завода, а с небольшим деревенским автоматизированным производством это вполне возможно. Сильное ощущение – видеть, как машина трясется, как вращаются и скрепят ее валы, бегут ремни, как грохочет ее металлический живот.

Огромные деревянные шестеренки

Мельница в Штраупице называется голландской. Название связано с ее конструкцией. Голландская ветряная мельница сама определяет направление ветра и разворачивается в нужную сторону, а в обычной мельнице разворачивать лопасти навстречу ветру приходилось вручную.

На крыше мельницы слева виден механизм. разворачивающий крышу.

На крыше мельницы слева виден механизм. разворачивающий крышу.

Самая главная особенность мельницы в Штраупице состоит в том, что она - тройного назначения: во-первых, на ней мололи муку, во-вторых, выжимали льняное масло, в-третьих, пилили стволы на доски.

Мельница изнутри - это многоэтажная круглая башня, сужающаяся кверху. Ее высота - 17 метров. Внутри практически все сделано из дерева, интерьер похож на внутренности огромных деревянных часов. Как и полагается современному музею, есть даже компьютерный монитор, на котором медленно и с большим количеством анимации демонстрируют старую технологию изготовления муки. Использовались несколько камней с разными поверхностями, несколько огромных валиков. Процесс был многоступенчатым, требования к муке были весьма придирчивыми.

На радость и удивление посетителей нон-стопом идет процесс изготовления масла. Цех маленький, метра четыре на четыре, каменный пол, холодно. Хозяйничают два немолодых человека, один вводит посетителей в детали производственного процесса, второй молчит и обслуживает машины. Хотя основные операции автоматизированы, физического труда приходится прикладывать достаточно, работа на мельнице тяжела.

Льняное масло

Производственный процесс начинается в углу, где в деревянном ящике насыпаны зерна льна. Они мелкие и блестящие, по цвету похожие на полированную бронзу. И сам ящик, и деревянный совок выглядят, как старые. Зерна льна, очевидно, местные? Экскурсовод Дитер Краузе (Dieter Krause), не теряя энтузиазма, возражает: "Нет-нет-нет! Лен мог бы у нас расти, но фермеры его не сажают, потому что он сегодня невыгоден. Семена льна еще можно продать, а вот стебли в Германии больше не обрабатываются. Из стеблей делают льняную ткань, холст, но не в Германии. А выращивать лен только ради семян невыгодно. Поэтому местные фермеры сажают рапс и подсолнечник. А мы получаем зерна льна из Бельгии".

Пока я переживал за судьбу немецкого льна, Дитер включил первую машину, которая дробит зерна в мелкую крошку. После этого в крошку добавляют немного воды, перемешивают, и несут смесь в жаровню.

Дитер Краузе высыпает влажную льняную крошку на сковороду.

Дитер Краузе высыпает влажную льняную крошку на сковороду.

Крошка жарится на сковороде 20 минут, чтобы масло не горчило. После этого слегка обжаренную крошку засыпают в металлический барабан, кладут его в горизонтальный гидравлический пресс, нажимают кнопку на стене, пресс сдавливает барабан, на полу стоит ведро, в него капает масло.

Пресс. Под ним на полу стоит ведро, в которое стекает выжатое масло.

Пресс. Под ним на полу стоит ведро, в которое стекает выжатое масло.

Масло уже готово к употреблению. Для дегустации предлагают кусочек белого хлеба и сахар, хлеб надо обмакнуть в ярко-желтое масло, потом коснуться горки сахара и съесть. И почувствовать вкус традиционного крестьянского пирога, который из этих компонентов и состоял! Я съел, но вкуса масла не почувствовал. Только сахар и хлеб. Дитер посоветовал сделать вторую попытку - без сахара. Масло обладало еле различимым, очень приятным и мягким, совсем не масляным вкусом. И очень свежим. Я поймал себя на мысли, что мог бы, наверное, выпить стакан такого напитка.

Экскурсовод тем временем вооружился огромным деревянным молотом и стал с грохотом выбивать из барабана то, что осталось от сжатых семечек. Это оказался твердый, как камень, диск. Тут я встрепенулся: а что это за выключатели в каждом углу? Мы же на ветряной мельнице! Экскурсовод ничуть не смутился: "В 1910 году тут еще никакого электричества не было. Работала паровая машина, ее называли "локомобиль". Все машины были подключены к паровой машине. С 1924 появился электромотор, и с тех пор эти машины подключены к электрической сети".

Оказалось, что радующее сердце туриста вращение лопастей мельницы - это холостой ход. В момент моего визита сила ветра составляла 2,4 балла, этого слишком мало для работы машин, ветер должен иметь как минимум силу в 4 балла. Тогда некоторые машины могут приводиться в движение осью, которая проходит в центре мельницы и которую вращают лопасти. Но даже самый сильный ветер слишком слаб для пресса, выжимающего масло.

Автор: Андрей Горохов
Редактор: Дарья Брянцева

Контекст