1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Партийные мигранты

29.03.2008

На заре Федеративной республики Германии переходы из партии в партию случались сплошь и рядом.

default

Освальд Метцгер

Потом система устоялась и партийная миграция пошла на убыль. Однако, до сих пор бывает, что видные деятели меняют свою политическую ориентацию и цвет партбилета.

«Осенью птицы улетают на юг, а политики мигрируют из партии в партию. Как правило, покидая ту организацию, где у них нет шансов получить вожделенные депутатские «корочки», и перебираясь туда, где светит хоть какой-либо лучик надежды. При этом неожиданно выясняется, что именно новая партия данному политику ближе к сердцу, а ее идеология, оказывается, всегда была ему по душе.» Эту цитату я позаимствовал из «Независимой газеты» от второго октября прошлого года. Тогда, если помните, шла подготовка к выборам в Государственную думу, и «Независимая газета» рассказывала о некоторых «зигзагах» избирательной кампании в Новосибирской области. В Советском Союзе перейти из КПСС было некуда – разве что на тот свет. Других партий не было. А если исключали из компартии, то это становилось практически концом профессиональной карьеры. В постсоветской России, с отменой однопартийности, появились, что называется, варианты, и переходы из партии в партию, из одной думской фракции в другую, более многообещающую, стало еще в девяностые годы повседневностью. Но это не только российский феномен. Партийные перебежчики есть и в Германии. Очередной такой случай произошел на этой неделе. Финансовый эксперт«зеленых», депутат бундестага Освальд Метцгер, шумно хлопнув дверью, вышел из партии и попросился в Христианско-демократичекский союз.

Его привлекли не музыкальные таланты консерваторов, написавших эту песню к недавней земельной избирательной кампании в Нижней Саксонии. Как убежденный рыночник он не находил понимания среди своих «зеленых» коллег и его уже давно тянуло к христианским демократам. Решение сменить цвет партбилета у Метцгера, видимо, окончательно созрело еще на съезде в Нюрнберге, где его, как нашкодившего мальчишку, отчитывал сопредседседатель «зеленых» Райнхард Бютикофер:

«Освальд! Если ты выходишь на трибуну и начинаешь читать нам лекции, то сперва должен сам выучить урок. А именно – совершив ошибку, надо её признать и исправить.»

А ошибка Освальда Метцгера заключалась в том, что людей, сидящих на социальном пособии, он назвал лентяями, которые только и делают, что торчат перед телевизором, поглощая в немеряных количествах углеводороды и спиртное. Посыпать голову пеплом, однако, Метцгер не стал:

«Ну вот... добрый день. Перед Вами – плохиш съезда.»

Освальд Метцгер – не первый «зеленый», перешедший к христианским демократам. После объединения Германии в партии экологов оказались довольно много бывших правозащитников, которые начинали свои политические карьеры еще в рядах гедеэровских «зеленых» и «Союза-девяносто». Объединенная общегерманская партия защитников природы их разочаровала, как им казалось, недостаточной дистанцией к преемнице тоталитарной СЕПГ – Партии демократического социализма. Самый извесный пример – Вера Ленгсфельд, на которую, как выяснилось, «стучал» в «органы» её собственный муж. С девяностого до девяносто шестого года она была депутатом бундестага от партии «зеленых», а затем перешла в ХДС с его национально-консервативным мировоззрением:

«Считаю совершенно правильным, когда дети учат национальный гимн. И очень сожалею, что так велика доля немцев, не знающих слова гимна.»

А слов то в гимне, которые надо выучить наизусть, всего одно четверостишье.

Впрочем, «зеленых» тянуло не только к черным консерваторам. Меняли цвет и на красный – социал-демократический. Например, Отто Шили, для которого второй партбилет стал путевкой к вершине политической карьеры:

«Сегодня я объявил о выходе из партии «зеленых». Я попытаюсь продолжить политическую работу в рядах Социал-демократической партии Германии.»

И еще как продолжил! Бывший адвокат, защищавший террористов из Фракции Красной Армии, в правительстве Герхарда Шрёдера стал министром внутренних дел с кличкой «красный шериф». Уж очень крут был на своём посту. В своем перевоплощении Шили не видит ничего зазорного:

«Нет ничего плохого, когда по жизни меняешь свои убеждения, осваиваешь новое, напротив. Тот, кто этого не делает, останавливается на одном месте. Так что я во многом изменился.»

Новая политическая родина Отто Шили – социал-демократическая партия - тоже, однако, то и дело несла потери. Много шума наделал в свое время выход из партии её бывшего председателя Оскара Лафонтена:

«Причина моей отставки – наша плохая командная игра в последние месяцы.»

Теперь Оскар Лафонтен играет за ярко-красную команду, став сопредседателем недавно созданной общегерманской Левой партии, вобравшей в себя посткоммунистов из ПДС и всяких леваков с запада страны. Из других известных перебежчиков можно назвать еще и премьер-министра федеральной земли Бранденбург Маттиаса Платцека. Сперва он был – еще в ГДР - «зеленым», потом беспартийным, в конце концов осел у социал-демократов и даже был их надеждой. Несколько месяцев держался на посту председателя СДПГ, да здоровье подкачало. Или, например, Гюнтер Ферхойген, который теперь один из комиссаров Евросоюза. Он начинал в либеральной СвДП. В восемьдесят втором году в знак протеста против раскола социал-либеральной коалиции – по вине либералов – вышел из партии и примкнул к СДПГ. Герберт Хупка – противоположный пример. Один из лидеров Союза изгнанных был социал-демократом, но примириться с новой восточной политикой Вилли Брандта он не мог и перешел к консерваторам. Ну, и наконец, Густав Хайнеман, бывший федеральный президент Германии. В пятьдесят втором году он вышел из ХДС в знак протеста против политики перевооружения, которую проводил Конрад Аденауэр. Попытался создать свою собственную, альтернативную политическую организацию, но успеха не имел. Пять лет спустя Хайнеман вступил в Социал-демократическую партию, которая и выдвинула его на высший государственый пост в стране:

«Мне всегда больше нравилось ездить на поезде, чем на машине.»

В первые годы политического становления молодой Федеративной республики межпартийная миграция была делом обыденным. С сорок девятого – года основания ФРГ – до пятьдесят третьего отмечено более сотни случаев перехода из партии в партию. Позже, когда немецкая политическая система устоялась, менять партийную принадлежность стали куда реже. Наверное, и в России так будет. Или миграция из партии в партию вовсе прекратится, если партия снова останется фактически одна.

Новости «Русского Берлина».

Число немцев-переселенцев, приезжающих в землю Берлин из стран СНГ, за последние годы существенно сократилось. В прошлом году оно составило лишь 11 тысяч человек по сравнению с 46 тысячами пять лет назад. В основном переселенцы прибывают из России, Казахстана и Украины. Получив разрешение на выезд в Германию, они должны отправиться на место жительство в одну из федеральных земель. Чем больше земля, тем больше переселенцев она принимает. По этой квоте в Берлин направляются примерно 5% российских немцев...

В берлинском выставочном зале Мартин Гропиус Бау открылась экспозиция «Власть и дружба», посвященная взаимоотношениям России и Пруссии в первой половине 19 века. Рассказывает куратор выставки, историк Ада Раева:

«Наша выставка посвящена... Николем Первым» (аудиофайл)

Обе страны сблизились во время общей борьбы с Наполеоном. Союз был скреплен общими интереасми и личной дружбой российского императора Александра Первого и прусского короля Фридриха Вильгельма Третьего. Фридрих выдал свою дочь замуж за великого князя Николая, будущего Николая Первого. С этой поры началась эпоха тесного политического и культурного сотрудничества России и Пруссии.

«В Санкт-Петербург приглашали... в Среднюю Азию» (аудиофайл)

Самым наглядным свидетельством культурных связей Пруссии и России тех лет служат знаменитые бронзовые кони работы фон Клодта. Они украшают Аничков мост в Петербурге. Копии скульптур Николай Первый подарил Берлину. С тех пор они стоят в одном и з городских парков, а на время выставки перенесены во внутренний дворик зала Мартин Гропиус бау. Впрочем, и других экспонатов предостаточно.

«Из Петербурга мы получили... после Наполеона» (аудиофайл)

А кроме этого в Берлине выставлены 450 картин, скульптур, предметов быта из коллекций дворцовых музеев Петергофа, Павловска, Царского села. Самый «весомый» памятник прусско-российской дружбы – рубленую из дерева русскую деревню Александровка под Потсдамом – в Берлин естественно не привезли. Ее можно видеть на рисунках и фотографиях...

Российский газовый монополист Газпром может стать спонсором берлинского футбольного клуба второй лиги ФЦ Унион. Эта команда, очень популярная в восточных районах Берлина, переживает финансовые затруднения. Сенат отказался выделить деньги на необходимую реконструкцию стадиона «железных», как называют болельщики ФЦ Унион. Председателю клуба Цинглеру пришло в голову попросить помощи у Газпрома, который выделяет немало денег на пиар-компании в Германии. В часности, газовый концерн поддерживает футбольный клуб высшей лиги «Шальке 04»...