1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Партизаны уничтожали мирных жителей, но остались героями

В 1943 году «народные мстители» сожгли 25 жителей белорусской деревни Дражно. Через 65 лет невинных жертв лишили права на увековечивание памяти. Их родственникам предлагается возлагать цветы к памятнику красноармейцам.

default

Мемориальный крест в деревне Дражно, который простоял несколько дней и был изъят властями

История о бесчинствах партизан впервые получила широкую огласку в Беларуси, когда в середине апреля активисты Белорусского добровольного общества защиты памятников истории и культуры установили мемориальный крест в память о зверски уничтоженных мирных жителях. Он простоял у кладбищенской ограды деревни Дражно Стародорожского района всего несколько дней. За это глава местной администрации и начальник отделения милиции получили по выговору, а Вячеслав Сивчик, который участвовал в установке памятника – 15 суток ареста. Крест выкопали и отвезли на тракторе в соседнюю деревню.

Мирные жители поплатились жизнью за ошибки партизан

В Беларуси все еще делят жертв войны на «правильных» и «неправильных», говорит краевед Виктор Хурсик, описавший трагедию деревеньки в своей книге «Кроў і попел Дражна».

Специалист считает, что все народы Европы, кроме белорусов, прошли путь примирения после Великой Отечественной войны. А в Беларуси по-прежнему считается официальная история единственно правильной, хотя, говорит Виктор Хурсик, имеются факты, противоречащие официальным версиям».

Деревня Дражно место стратегическое. Расположена она на возвышенности и стоит на перекрестке дорог. Во время войны немцев там не было. Стоял полицейский гарнизон численностью 79 человек. Однако, утверждает Виктор Хурсик, в архивах нет сведений о том, что этот гарнизон совершал какие-то массовые казни или карательные операции».

По официальной версии, деревню сожгли полицаи. Но уцелевшие свидетели настаивают: 15 апреля 1943 года полицейский гарнизон укрылся в дзотах, а «народные мстители» из второй минской партизанской бригады за провал собственной операции по зачистке полицейских отомстили мирным жителям. Без разбору стреляли, резали, сжигали заживо. Не жалели ни детей, ни семьи фронтовиков.

Боялись немцев, а убивали «защитники»

И через 65 лет Николай Петровский не может говорить о том, что случилось, без слез. На его глазах партизаны издевались над матерью, сжигали соседей, выстрелом в сердце убили старшую сестру: «А у нее комсомольский билет был зашит и отца партийный. Я вижу, кровь сочится, мать неживая, сестра тоже. По дороге, когда я полз, горел дом соседки. Гляжу, три человека мужиков ее тянут, а у нее ребенок. И они затолкали ее, Субцельную Феклу, в этот горящий дом вместе с ребенком. Это я сам видел».

Мать Николая последний кусок хлеба отдавала выходившим из окружения солдатам, отец сам партизанил и был схвачен полицаями, сестра дома не ночевала – боялась немцев, а застрелили ее «защитники».

«За это нужно было трибуналом судить таких «партизан», - говорит сейчас Николай Петровский.

Тем, кто скажет правду – расстрел

Показания уцелевших дражненцев краевед Виктор Хурсик подтверждает в своей книге документами из Национального архива Беларуси. Итогом партизанской операции стали 25 погибших жителей деревни, 37 сожженных домов. А полицейский гарнизон действовал в деревне почти до конца войны. Но в отчетах «народных мстителей», были совсем иные цифры.

«Как будто разгромили гарнизон 400 человек и уничтожили 237 оккупантов. Был издан приказ о том, чтобы не разглашать это событие - болтунам расстрел», - рассказывает Виктор Хурсик.

После войны очевидец Николай Петровский не раз писал и в ЦК партии и в прокуратуру, и в КГБ о трагедии родной деревни, но получал отписки. Он и раньше обращался в райисполком с просьбой увековечить память невинных жертв – многие могилы уже сравнялись с землей.

«Мне ответ такой был дан: решением совета ветеранов стародорожского района отказать. Категорически», - рассказывает Николай Петровский.

Партизан – значит, герой

Николай Петровский уверен, что убийцы должны быть наказаны. Но пока арестовывают тех, кто хотел увековечить память жертв партизан. В государственной прессе на них организовали настоящую травлю.

«Как свидетель я просто возмущен это клеветой и враньем. Я считаю, что независимо от того, партизан ты или фашист, или полицай, если ты совершил преступление, ты должен понести наказание. А у нас же: партизан, значит, герой.

Виктор Хурсик никак не связывает свое исследование с политикой. «Но есть факты массовых преступлений, которые никак нельзя замолчать, как в Дражно. На самом деле мы видим репрессии на установку креста. Ведь никто не опроверг мои документальные сведения. Я считаю, что обнародование всех таких трагедий будет вести только к установлению согласия в обществе».

А пока местные власти предлагают родственникам погибших от рук партизан «в память о родных приходить как в праздничные, так и в траурные дни» к другим памятникам жертвам войны. В Стародорожском районе таких памятника 92. Один – в память о погибших партизанах – установлен как раз напротив того места, где несколько дней простоял изъятый властями крест.