1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Парламентские выборы и депутаты

17.09.2002

В нынешнее воскресенье, 22 сентября в ФРГ пройдут выборы в парламент – германский бундестаг. За 598 депутатских мандатов борются несколько тысяч кандидатов. В одном только Берлине на парламентские кресла претендуют 175 человек. Самому пожилому из них – 82 года, он баллотируется от крайне правых «республиканцев» и в четыре раза старше двух самых молодых столичных кандидатов.

Среди претендентов на парламентские мандаты есть и граждане Германии иностранного происхождения. Сколько их – точной статистики нет. Почему? Дело в том, что в удостоверениях личности и паспортах граждан ФРГ нет графы, указывающей национальность в российском понимании этого слова. В графе «национальность» («Nationalität») указывается гражданство. Поэтому все выходцы из других стран, имеющие немецкое гражданство, считаются немцами. Любой иммигрант, получивший немецкое гражданство, везде фигурирует как немец. Так что об иностранном происхождении некоторых кандидатов в депутаты (они, как правило, прекрасно владеют немецким языком, а для многих из них он родной) свидетельствует лишь их необычная для Германия фамилия. Правда, и фамилия – это вещь обманчивая. Так, в германском бундестаге есть депутат Елена Хофман. Хофман – фамилия немецкая. Но Елена Хофман не немка, она русская, родилась в Москве, а в Германии оказалась, выйдя замуж за немца. С госпожой Хофман связалась по телефону моя коллега Дарья Брянцева.

В Германии за получение депутатского мандата приходится бороться. А вот в Великобритании стать парламентарием можно и не участвуя в избирательной кампании. Как? Да просто унаследовать место в верхней палате британского парламента – палате лордов. Подробности – в сообщении нашего лондонского корреспондента Джерри Миллера.

Одна из самых красочных британских церемоний проходит каждый год в конце октября или начале ноября. Это открытие новой сессии парламента. Королева въезжает в парламент через специальные «врата монарха» на золоченой государственной карете, проходит в палату лордов, садится на красный трон. На ней особая для этого случая государственная императорская корона и не очень-то вяжущиеся с 700-летней традицией современные очки. Один из слуг монарха, так называемый «носитель черного жезла» идет из палаты лордов в палату общин, чтобы позвать парламентариев на церемонию открытия. При этом дверь палаты общин у него на глазах при его приближении демонстративно захлопывают – со времен гражданской войны в Англии в 17-ом веке и республики Оливера Кромвеля представителям короны запрещено входить в палату общин. Так или иначе, он стучит черным жезлом в эту дверь, и все члены палаты общин идут в палату лордов слушать речь королевы.

Эта церемония многое говорит об отношениях между монархом, верхней палатой двухпалатного британского парламента – палатой лордов, и нижней, но на практике главенствующей в этой троице – палатой общин.

Хотя обе палаты размещены в одном здании на берегу Темзы – неоготическом с декоративными башенками и каменными кружевами Вестминстерском дворце с часовой башней «Биг-Бен», палата лордов с ее напыщенным красно-золотым убранством - это в первую очередь дань церемонии и традиции. А в скромно оформленной в зеленых тонах палате общин принимаются законы и решаются реальные проблемы страны. Кстати, этот красно-зеленый раздел «выплескивается» и за пределы здания. Ближайший к палате общин Вестминстерский мост окрашен в зеленый цвет, а к палате лордов Ламбетский – в красный.

Палата лордов, она же палата пэров, насчитывает примерно 1300 невыборных членов. Это учреждение архаическое, своего рода совет старейшин. Его изначальное назначение было давать советы правящему монарху, лордов вызывали по одному на аудиенцию к королю и постепенно «право на аудиенцию» стало наследственным.

В отличие от членов палаты общин, лорды не получают заработную плату, однако им компенсируют расходы на проезд и питание в те дни, когда они приезжают на заседания. Чем же лорды занимаются? Поверхностному наблюдателю трудно отличить работу палаты лордов от работы палаты общин: похожие заседания, почти по сходным вопросам, тут действуют почти аналогичные комиссии и подкомиссии. Однако решения палаты лордов, в отличие от решений палаты общин, как правило, носят лишь рекомендательный характер. К примеру, любой законопроект, принятый палатой общин должна утвердить палата лордов. Исключение составляют билли экономического и финансового характера, они в одобрении лордов не нуждаются. Однако со времен Парламентского акта 1911-ого года, даже те законопроекты, которые палата лордов не одобряет, автоматически вступают в силу через год.

Палата лордов – верховная апелляционная судебная инстанция. И эту ключевую функцию у нее никто отбирать не собирается, а палата лордов обладает ею почти с тех самых времен, как стала в 14 веке отдельной палатой самого старого в мире из поныне действующих парламентов. Не случайно у фасада палаты лордов на Парламентской площади стоит бронзовый памятник Ричарду Львиное Сердце, средневековому английскому королю династии Плантагенетов, при котором в стране было введено общее право.

Лорд лорду рознь. Лорды делятся на «светских» и «духовных». До Реформации 16-ого века «духовные» лорды – верхушка духовенства страны – архиепископы, епископы и аббаты составляли в палате лордов большинство! В наши дни их всего 26, то есть 2% от всех членов палаты.

Лорды «светские» в свою очередь делятся на лордов «пожизненных» и «наследственных». До Парламентского акта 1999-ого года, утвержденного по инициативе правящей Лейбористской партии «наследственных» лордов в палате было свыше тысячи. Акт одним махом срезал их число до 750, и в ближайшие годы почти все они будут удалены из парламента. Лордов же «пожизненных» сейчас 500 человек, их назначают по квотам отдельные партии.

Во время заседаний в своей палате лорды в красных мантиях с широкими белыми воротниками рассаживаются определенным образом. В центре палаты цепочкой тянутся столы секретарей, большой красный тюфяк-мешок с шерстью – сидение спикера палаты, так называемого «лорд-канцлера». Он сидит на мешке с шерстью с тех времен, когда Англия благодаря переработке шерсти стала богатой и процветающей страной, И, наконец, в торце зала, за невысокой оградой красуется королевский трон, который королева занимает лишь раз в году в день открытия парламента. Эта цепочка-ось делит зал ровно пополам, так что половина лордов сидит напротив другой половины лицом к ней. Лорды, представляющие правящую Лейбористскую партию сидят напротив лордов от оппозиционной Консервативной партии. «Духовные» лорды – напротив лордов либерал-демократов, все остальные, неприсоединившиеся лорды рассаживаются в задних рядах. С потолка вниз на тонких, почти незаметных проводках свешиваются до уровня человеческих голов десятки крошечных микрофонов. В наши дни все заседания палаты лордов транслируются в прямом эфире по телевидению, есть специальный Парламентский канал, и даже в Интернете в режиме реального времени. Палата лордов проводит заседания в среднем 4 раза в неделю, всего примерно 140 дней в году.

Средний возраст лорда – 67 лет, но одному из лордов еще не исполнилось 33-ех, а одному перевалило за 100. Лишь 14% лордов до того, как попасть в палату лордов, были членами палаты общин. Вот, к примеру, лорд Арчер, один из бывших лидеров Консервативной партии, мультимиллионер и популярный писатель, получил в 2001 году четыре года тюрьмы за дачу ложных показаний в суде. Правда, недавно ему смягчили наказание, и теперь он выполняет общественно-полезные работы, служит работником сцены в расположенном неподалеку от тюрьмы театре. Однако ночи он обязан проводить в тюрьме. Так что пять дней в неделю лорд Арчер ездит из тюрьмы в театр и обратно на собственном БМВ.

Подробности – в сообщении нашего мадридского корреспондента Виктора Черецкого.

В Испании – самые бедные парламентарии в Западной Европе

По статистике труд испанских парламентариев оплачивается значительно хуже, чем многих их европейских коллег. Они получают на треть меньше, чем народные избранники Португалии, на сорок процентов меньше, чем ирландские коллеги и лишь половину того, что имеют парламентарии Греции. Оклад рядового члена Генеральных Кортесов Испании -именно так именуется здесь законодательный орган – составляет примерно три с половиной тысячи евро в месяц. Треть этой сумму сразу уходит на всяческие выплаты, в том числе налоги и социальные взносы. К тому же депутаты-социалисты и коммунисты сдают часть заработка в партийную кассу. Кроме того, почти треть депутатов выплачивают ипотечные кредиты, ведь бесплатных квартир и дач им никто не предоставляет.

Так что некоторые депутаты, жалуются, что денег не хватает до конца месяца. Приезжая в Мадрид из провинции на сессию, многие из них вынуждены останавливаться у знакомых или в самых никудышных гостиницах. Личные помощники испанским депутатам тоже не положены. Один референт на 8-9 парламентариев. Так что свои речи они печатают сами.

Впрочем, открыто заявить о необходимости повысить зарплату никто из депутатов не решается. Все опасаются, что подобное требование может отрицательно сказаться на их популярности. Испанский народ очень не любит, когда его избранники просят денег.

Правда, членам парламента позволительно иметь дополнительный доход. Любопытно, что депутаты от левой оппозиции предпочитают получать его в качестве гонораров от своей частной практики, чаще всего адвокатской, или от сотрудничества в средствах массовой информации. Что касается депутатов от правящей консервативной Народной партии, то они преимущественно занимаются бизнесом. Так о своей предпринимательской деятельности заявляют более пятидесяти депутатов-консерваторов и лишь четверо социалистов.

Кстати, любая внепарламентская деятельность и личная жизнь депутатов постоянно находятся под бдительным оком прессы, жаждущей пикантных историй и финансовых скандалов. Депутаты об этом знают и дорожат своей репутацией. Таким образом, за последние годы средствам массовой информации достались лишь мелкие истории о том, как, к примеру, депутат Исабель Тосино прокатила за казенный счет в Китай нескольких своих родственников.

Левая оппозиция тоже не дремлет и постоянно следит за своими коллегами из Народной партии. Впрочем, последние часто занимаются бизнесом, просто унаследовав его от родителей. Многие не хотят расставаться с семейным делом, учитывая, что их политическая карьера может в любой момент прерваться.

Показательна в этом смысле история с депутатом Родриго Рато, который одновременно является министром экономики и одним из самых вероятных приемников Хосе Мария Аснара на посту премьера. Собственно поэтому к Рато оппозиция и проявляет особый интерес. Дело в том, что он принадлежит к семье, считающейся одной из самых богатых в стране. Его отец имел крупные промышленные предприятия, строительные компании и даже сеть радиостанций. Сейчас это огромное состояние управляется родственниками испанского политика. Сам он не числится в руководителях ни одной из многочисленных компаний, хотя имеет акции как минимум 15 из них. Однако, оппозиция обнаружила, что бывший государственный, а ныне приватизированный банк «Архентария» предоставил в свое время семейным предприятиям Родриго Рато кредит на весьма выгодных условиях. Есть подозрения, что в последствии политик «отблагодарил» банк, предоставив ему стратегически важную информацию, позволившую избежать финансовых потерь. Правда, все это не доказано. Так что оснований для возбуждения дела о коррупции нет, тем более, что лично Рато никаких кредитов не получал. Поэтому оппозиция в своих нападках на него все чаще ограничивается общими рассуждениями о морали.