Париж после терактов 13 ноября: жуткое дежавю | Европа и европейцы: новости и аналитика | DW | 14.11.2015
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Париж после терактов 13 ноября: жуткое дежавю

После нападения на редакцию Charlie Hebdo квартал вокруг Площади Республики в Париже во второй раз стал местом теракта. Жестокость нападавших шокировала Францию. Репортаж DW.

Картина, открывающаяся на углу улицы Оберкампф и бульвара Ричарда Ленуара в субботу, 14 ноября: полицейские заграждения, спецавтомобили, тяжело вооруженные люди в униформе с одной стороны, а с другой - многочисленные съемочные группы, журналисты в поисках собеседников. В квартале отсюда, на авеню Вольтера, произошла самая кровавая сцена серии пятничных терактов, сотрясших Париж: в концертом зале "Батаклан" (Le Bataclan).

Жуткое дежавю: на расстоянии в какой-то километр все это здесь уже было, только в начале января 2015 года, после нападения на редакцию сатирического журнала Charlie Hebdo. И сегодня снова никто не знает, не произойдет ли какого-то нового нападения.

"Жизнь продолжается"

К полудню приходят первые парижане с цветами, красными и белыми розами, и кладут их к ограждениям. Отсюда едва виден ярко-красный фасад здания, в котором находится "Батаклан", одна из популярных концертных площадок города. Рядом с ней полиция организовала огромную передвижную лабораторию, чтобы идентифицировать погибших. Многие по-прежнему числятся пропавшими без вести. Телефоны экстренной помощи перегружены, сотрудники не могут ответить на все имеющиеся вопросы. Многие родители все еще ищут по больницам своих пропавших детей.

Военнослужащие с оружием в руках недалеко от Собора Парижской Богоматери

Столько вооруженных людей на улицах Парижа, как сегодня, не было очень давно

На открытой для транспорта части бульвара автомобили едут туда-сюда, теснятся такси. Утренние газеты полны фотографий кровавой трагедии, в заголовках мелькают "шок" и "ужас".

А жители близлежащих домов занимаются своими повседневными делами. Молодой мясник в небольшой лавке продолжает разделывать телятину, пожимая плечами: "А как можно защититься от такого безумия?" Говорит, что не чувствует себя менее уверенно, чем обычно, мол, если даже кто-то вломится с оружием к нему в дверь, то сделать-то он все равно ничего не сможет. Испытывает ли он ненависть к мусульманам? "Нет, полная ерунда, это же были просто несколько сумасшедших". Мясник, его зовут Оливер, не торопится винить и власти: "Ну а что они должны делать? Поставить за каждым деревом по шпику? Жизнь продолжается".

"Могло коснуться любого"

Цветы приносят к тем местам, где были совершены нападения. На фото: мужчина у ресторана Le Carillon

Цветы приносят к тем местам, где были совершены нападения. На фото: мужчина у ресторана Le Carillon

Торговец вином по имени Кирилл с улицы Оберкампф рассказывает, что накануне его гостям повезло. Он сам живет за углом от ресторана "Маленькая Камбоджа" (Le Petit Cambodge), где нападавшие расстреляли в пятницу вечером более десяти человек. "Ко мне друзья как раз пришли поужинать. И мы услышали, как снаружи трещит так: "тум-тум-тум". Я еще сказал: что за идиоты, сегодня же не национальный праздник 14 июля. Но мы быстро поняли, что выстрелы были настоящими. И я тогда подумал: приди мои друзья на полчаса позже, они могли бы быть сейчас мертвы".

В такой ситуации, говорит Кирилл, думаешь о том, как жизнь может быстро закончиться, вот так, без причины. И хотя подоплека терактов, по мнению Кирила, в неверной политике стран Запада в Ираке и в урегулировании гражданской войны в Сирии, он не видит причин винить правительство Франции в том, что оно приняло решение бомбить позиции террористов из "Исламского государства" в Сирии. Невозможно не вмешиваться в эту ситуацию, уверен виноторговец.

"Нельзя же доставить террористам эту радость"

На другой стороне от винного магазина роскошная булочная, у которой образовалась большая очередь за круассанами и багетами. Правительство призвало горожан по возможности оставаться дома, но тут, кажется, этого призыва никто не услышал. Более расслабленной и менее обеспокоенной публики, чем тут, трудно себе представить. Молодой отец говорит, что ему жаль, что он сегодня не может ничего предпринять со своими детьми: "Все закрыто - школы, бассейны, музеи".

Вообще-то он за то, что чтобы продолжать жить, как прежде. Нельзя же такую радость доставлять террористам и из-за них менять свою жизнь, говорит он. Что еще могут сделать власти после того, как они в начале года уже ввели обширные антитеррористические меры, недоумевает молодой человек: всех, кто вызывает подозрения, в тюрьму не посадишь, как предложил консервативно настроенный комментатор, выступавший в субботу по местному телевидению.

"Они должны уйти в отставку, правительство Олланда не справляется, а уж министр внутренних дел должен вообще немедленно уйти", - вступил в разговор сосед по очереди за хлебом. Но он со своим мнением в меньшинстве: "Этим шагом мы только сыграем на руку террористам и дестабилизируем самих себя", - тихо возразила дама, держащая в руке пакет с пирогом. Клиенты этой роскошной высококлассной булочной - парижские буржуа. И то,что, помимо отвращения к террористам, их объединяет, это чувство, похожее на коллективный фатализм.