1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Паралич власти закончился

"Удивительно, но внешняя политика не играла никакой роли ни во время президентских, ни во время парламентских выборов во Франции. В экономической области обещания были весьма скромными".

default

Сторонники президента получили даже больше мест, чем ожидалось.

Как расценивать итоги парламентских выборов во Франции: как победу правых или как поражение левых? На этот вопрос отвечает главный редактор французской редакции "Немецкой волны" Жерар Фусье:

"Это, безусловно, победа буржуазных партий, хотя избирательная система несколько облегчила им задачу. С другой стороны, это, конечно же, крупное поражение левых сил. Впрочем, избиратели отвернулись от социалистов и их союзников не вчера. Самое главное поражение левые потерпели 21 апреля, когда в первом туре президентских выборов лидер националистов Жан-Мари Ле Пен получил больше голосов, чем лидер социалистов, глава правительства Лионель Жоспен. Так что итоги вчерашнего голосования – это лишь результат того, апрельского провала".

Какие положения, какие обещания в избирательной программе правых оказались наиболее привлекательными для избирателей?

"Термин "избирательная программа" следует употреблять очень осторожно. У правых сил по сути дела избирательной программы как таковой не было: победу одержало движение, созданное всего четыре недели назад и названное Союзом за президентское большинство. В это движение вошли различные партии консервативной ориентации, имеющие свои собственные программы. Они совместно пошли на выборы, договорившись лишь в общих чертах по некоторым ключевым вопросам. Правда, это движение после президентских выборов сформировало временное правительство под руководством Жан-Пьера Раффарена, который особый упор сделал на теме внутренней безопасности. А эта проблема очень волнует сейчас французов. Но никаких особых обещаний движение Союз за президентское большинство избирателям не давало. Главное, что оно обещало французам – это положить конец тому параличу власти, который наблюдался последние пять лет из-за сосуществования правого президента и левого парламента".

Создание избирательного блока за месяц до выборов – такое мы, кажется, видели в последнее время только в постсоветских государствах. Во Франции, стране с давними демократическими традициями, нечто подобное раньше уже случалось – или это что-то новое в политической жизни?

"Ничего нового в этом нет. Подобное уже случалось, причём такие избирательные движения создавались, прежде всего, именно буржуазным лагерем. А левые партии, как правило, шли на выборы отдельно, чтобы уже потом создавать коалицию. Они это называют плюрализмом. На нынешних президентских и парламентских выборах такая тактика их крупно подвела, поскольку способствовала распылению голосов. Новизна нынешнего союза консерваторов состоит в том, что осенью это движение собирается преобразоваться в партию. Если это действительно произойдёт, то новую партию возглавит, по всей видимости, будущий преемник Жака Ширака, то есть тот лидер, с которым правые пойдут на следующие президентские выборы через пять лет".

Г-н Фусье, как, на Ваш взгляд, изменится внешняя и внутренняя политика Франции в ситуации, когда президент может опереться на две трети парламента?

"Удивительно, но внешняя политика не играла никакой роли ни во время президентских, ни во время парламентских выборов. В экономической области обещания были весьма скромными. Если в ближайшее время что-то и изменится, так это характер принятия решений. Паралич власти закончился. Президент Ширак наконец-то имеет возможность с помощью своего премьера Раффарена проводить какую-то определённую политику. Хорошей она будет или плохой – посмотрим. Через пять лет, на следующих выборах, французские избиратели дадут оценку этой политической линии – таковы правила демократии. Однако теперь Ширак уже не сможет оправдываться тем, что левые мешают ему действовать. Жак Ширак обладает отныне всей полнотой власти".

Андрей Гурков , НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст