1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Папа Римский недосчитался трёх с половиной миллионов

10.09.2002

Наша сегодняшняя тема – режим экономии. В нынешние непростые для мировой экономики времена потуже затягивать пояса, умерять свой аппетит и внимательнее считать денежки приходится самым разным учреждениям, организациям, предприятиям, фирмам, государствам и религиозным конфессиям. Мы и начнём сегодня с католической церкви. Святой Престол намерен предпринять в этом и будущем году жёсткие меры экономии. Год 2001-й оказался одним из самых дефицитных в новейшей истории католической церкви. Расходы Папы Римского и его клира на три с половиной миллиона евро превысили доходы католической церкви.

В течение нескольких последних лет Святой Престол медленно, но неуклонно наращивал своё богатство. И вдруг – резкий провал. Провал – несмотря на увеличение сумм, которые перевели в Рим фонды католической церкви и принадлежащие ей предприятия и фирмы (выпускающие, в частности, церковную утварь, свечи, книги, но также, например, вино). Правда, пожертвований верующие делают заметно меньше, чем раньше. Но кардинал Сержио Себастьяни, финансовый шеф папской канцелярии, говорит, что дефицит бюджета в три с половиной миллиона евро вызван, в первую очередь, не этим, а резким падением курсов на мировых биржах.

Хотя рискованными спекуляциями Святой Престол, по словам кардинала, не занимается, но общий кризис финансовых рынков болезненно отразился и на его доходах.

Впрочем, Папа Римский является не только главой римско-католической церкви, но и главой карликового государства Ватикан. А вот как раз его бюджет – профицитный. После подведения финансовых итогов прошлого года государство Ватикан оказалось в плюсе. И в немалом. Речь идёт о четырнадцати миллионах евро. Эта сумма с лихвой могла бы компенсировать потери Святого Престола. Проблема в том, что оба папских бюджета совершенно независимы друг друга. Проще говоря, в одной приходно–расходной книге идёт речь о затратах на поездки Папы по разным странам, о зарплате руководителей римской курии и её административных сотрудников (общим числом около двух с половиной тысяч), о финансировании официального органа, газеты «Оссерваторе романо» и передач «Радио Ватикан». Бухгалтерия же государства Ватикан ведётся отдельно. Его доходы складываются, в частности, из денег, вырученных от продажи билетов в музеи и почтовых марок, из доходов ватиканской бензоколонки и небольшого собственного супермаркета, а расходы – из затрат на электричество, охрану, садовников, дворников и так далее.

Около двадцати лет назад римско-католическая церковь уже переживала подобный тяжёлый финансовый кризис. Тогда достаточно было продать одно из старинных зданий в Риме (не церковь, а офисный комплекс) – и дыра в бюджете была залатана. Что делать сегодня? Многие крупные концерны (особенно здесь активна «Кока–кола») уже давно пытаются уговорить курию включить в программы «Радио Ватикан» рекламу их продукции. Однако кардинал Себастьяни в интервью немецкому журналу «Шпигель» снова категорически отверг подобные выгодные предложения. Даже несмотря на то, что, по его признанию, «Радио Ватикан» с его передачами на шестидесяти языках и газета «Оссерваторе романо», выходящая на итальянском, английском, немецком, испанском, португальском, французском и польском языках, обходятся Святому Престолу в копеечку. Без коммерческой рекламы газета и радио Ватикана «съедают» каждый год более двадцати миллионов долларов дотаций. Так дальше продолжаться не может, и в римской курии сейчас подумывают о том, чтобы сократить число языков, на которых выходит «Оссерваторе романо», и снизить затраты на радиопрограммы. Между прочим, зарплаты самих руководителей курии снижаться не будут. Впрочем, зарабатывают они, по словам министра финансов Святого Престола, немного. Кардинал получает от двух до двух с половиной тысяч евро в месяц. Есть, разумеется, и дополнительные выплаты, но о них в интервью «Шпигелю» Сержио Себастьяни ничего не сказал.

Экономить в Италии приходится сейчас не только католической церкви. Святая святых в Италии после церкви – это футбол. И вот начало игр высшей лиги футбольного чемпионата страны пришлось отложить из–за нехватки денег. Точнее говоря, из–за того, что государственная телекомпания РАИ отказалась платить за трансляцию матчей такие деньги, какие хотели получить за это команды. Финансовый кризис испытывают сейчас футбольные лиги многих европейских стран.

Звёзды по дешёвке

На полмесяца задержалось начало нового футбольного сезона в Италии – потому, что сумма, предложенная за телетрансляцию матчей компанией РАИ, была вдвое меньше той, которую платили её конкуренты в прошлом году. Но особого выбора у итальянской футбольной лиги, объявившей своеобразную забастовку до 15-го сентября, нет: на государственную телекомпанию хотя бы можно положиться, а вот частные одна за другой терпят банкротство. Причём не только в Италии. В Англии, например, разорилась компания, которая транслировала игры второй и третьей лиг, и многие провинциальные команды, инвестировавшие ещё не полученные деньги в покупку новых игроков, не в состоянии вернуть банковские кредиты. В Испании около шестидесяти профессиональных игроков остались в канун нового сезона без работы: прежние контракты кончились, а новые с ними никто не заключает. Долги знаменитой «Барселоны» превысили сорок миллионов евро, и руководство клуба готово было приплатить чемпиону мира, бразильцу Ривальдо за то, чтобы он добровольно перешёл в итальянский «Милан». Такого в истории футбола ещё не было. Но что делать: «Барселона» не в состоянии платить Ривальдо оговоренную в контракте сумму: двенадцать миллионов евро в год. «Милан», кстати, согласился лишь на пять миллионов.

Но хотя бразильской звезде и пришлось, в конце концов, отказаться от части огромной зарплаты, его менее именитым коллегам приходится ещё хуже. В той же Италии команды затратили нынешним летом на приобретение новых игроков меньше, чем в предыдущем году – один–единственный клуб «Милан». Итальянская федерация футбола в панике. Долги команд первой и второй лиг составляют, в общей сложности, миллиард евро. «Правительство обязано нам помочь!» – заклинают футбольные функционеры. Они надеются на получение налоговых льгот и на отсрочку выплат по кредитам и хотят получить государственные дотации на ремонт и реконструкцию стадионов. Однако даже многие футбольные болельщики эти требования не поддерживают. Все последние годы клубы слишком щедро тратили деньги, не заботясь особенно о будущем. Зарплаты игроков итальянской «серии А» выросли за последние четыре года вдвое. И хотя половину этих гигантских зарплат забирает в виде налогов казна, особенно жалеть «звёзд» и их работодателей не приходится.

«Пришло время отрезвления», – с некоторой грустью говорит Райнер Кальмунд, менеджер вице–чемпиона Германии, команды «Байер» (Леверкузен). В Германии ситуация не столь трагична, как в Италии или в Испании, но и здесь футбольным клубам приходится туже затягивать пояса. Объявила о банкротстве медиальная компания «КирхМедиа», которая транслирует по своему платному каналу матчи Бундеслиги. В результате в этом сезоне она заплатит Бундеслиге на семьдесят миллионов евро меньше, чем предусматривал заключённый ранее договор. А многие команды уже авансом истратили деньги, которые рассчитывали получить от «Кирх Медиа». И вот уже клубы куда более скупо, чем раньше, тратятся на приобретение новых игроков. На эти цели истрачено в канун нового сезона на 30 процентов меньше, чем год назад. И хотя компании, рекламу которых носят на футболках игроки, несколько увеличили свою спонсорскую помощь, всех потерь это, конечно, возместить не могло. Телевидение было и остаётся главным финансистом футбольного шоу–бизнеса и в Германии, так что компенсировать дефицит «телевизионных» денег просто невозможно. Вот и приходится экономить. Игроки многих команд Бундеслиги добровольно–принудительно отказались от части своей зарплаты и от особых премий за победы и высокие места в турнирной таблице. Для проведения предсезонных сборов некоторые клубы старались на сей раз выбирать страны и города подешевле и лететь туда не первым классом, а туристическим. В общем, футбольная лига учится жить по средствам.

Серьёзные финансовые трудности испытывает сейчас и один из старейших музеев мира – Британский музей. В будущем году он должен отпраздновать своё 250-летие. Однако празднества предстоят не слишком весёлые: музей буквально погряз в финансовых проблемах. О том, как их пытаются решать, рассказывает наш лондонский корреспондент Джерри Миллер:

Сдаётся Британский музей

В Британском музее хранятся многие сокровища мировой цивилизации. Тут и легендарный Розеттский камень, благодаря которому были расшифрованы древнеегипетские иероглифы, и мраморные украшения афинского Парфенона, и стелы ассирийских царей, и барельефы культуры майя, и древнекитайские колокола, и тотемные столбы североамериканских индейцев и музыкальные инструменты народов Африки. «Если б в Британском музее была где-нибудь небольшая, хорошо освещенная комната с парой десятков экспонатов, креслами и табличкой «Курить разрешается», я б, наверное, проводил там много времени...», – написал однажды драматург Джон Пристли.

С курением в Британском музее – плохо. Зато масштабы экспозиции поражают. Четыре с половиной миллиона экспонатов размещены в залах, анфилада которых протянулась на шесть с половиной километров.

Музей принимает примерно 6 миллионов посетителей в год. Это почти на 20 процентов больше, чем посетителей парижского Лувра. Но у Британского музея есть серьёзные проблемы с финансированием. На его содержание необходимо примерно 50 миллионов фунтов стерлингов в год. Государственные дотации составляют сейчас 36 миллионов. Разницу музею приходится покрывать самому.

Любопытно, что когда Британский музей создавали (он открылся в 1753 году), было решено, что вход в него будет бесплатным. Бесплатным для всех, а не только для ученых или, скажем, аристократов. Британский музей стал первым общественным учреждением такого рода, вход в который сделали свободным. И хотя вопрос о введении входной платы в минувшее времена неоднократно обсуждался, но плату брали лишь однажды – в 1974-ом году. Да и то лишь в порядке эксперимента и всего три месяца. Потом руководство музея отказалось от этой идеи.

Она снова стала предметов споров несколько лет назад, когда музей в очередной раз оказался в остром финансовом кризисе. Противники платы настаивали, что её введение резко сократит число посетителей – а ведь ради них музей-то и существует! Приводили пример другого лондонского музея – декоративного и прикладного искусства, который в 1985-ом году ввел входную плату. И число посетителей сократилось почти вдвое.

Ну, раз так, говорили сторонники введения входной платы в Британский музей, надо брать деньги хотя бы с иностранных туристов, которые составляют почти две трети всех посетителей. Подобным образом поступают, например, в Испании. Противники входной платы в ответ напоминали, что внутрибританских удостоверений личности в стране не существует, так что любой посетитель может утверждать, что он – подданный Соединённого Королевства, и проверить это никто не сможет, да и не захочет. Сомнительным казалось и другое: как это можно брать деньги за вход, скажем, с греков или египтян, если многие сокровища, хранящиеся в Британском музее, были привезены когда–то в Лондон из их стран?

Так или иначе, но вопрос о введении входной платы в очередной раз был закрыт.

Серьезный удар по финансовому благополучию музея нанес переезд в новое здание четыре года назад бывшей главной библиотеки страны, Британской библиотеки. Потому что раньше Британская библиотека платила музею большие деньги за аренду помещений.

После отъезда библиотеки Британский музей смог собрать 100 миллионов фунтов стерлингов на реконструкцию внутреннего двора музея, где находится вход в знаменитый круглый читальный зал. Известный английский архитектор Норман Фостер накрыл двор гигантским прозрачным куполом и облицевал стены светлым песчаником. И вот уже второй год это архитектурное чудо открыто для публики. Однако на содержание этого чуда уходит примерно миллион фунтов стерлингов в год, а государство дополнительных субсидий не выделило. Так что вскоре многие важные залы музея (такие, например, как зал рельефов со сценами охоты ассирийского царя Ашшурбанипала, или экспозиция, посвящённая «прототипу» всех мавзолеев – гробнице греческого наместника Масола), стали закрываться на несколько часов в день, потому что смотрителям, работавшим в них, приходилось дежурить в новом дворе музея.

В прошлом научные сотрудники Британского музея свысока смотрели на коллег из коммерческого отдела, а торговлю сувенирами и книгами считали лишь неизбежным злом. В последние несколько лет отношение к коммерческой деятельности кардинальным образом изменилось. В ста метрах от Британского музея открыт новый большой магазин, где можно купить и копии мраморного бюста афинского полководца Перикла, и книги по искусству, и просто сувенирную чашку с надписью «Британский музей». В самом здании музея есть теперь ювелирный магазин, где продаются украшения, копирующие знаменитые экспонаты. В реконструированном гигантском внутреннем дворе работают кафе, ресторан, два сувенирных магазинчика. Они приносят музею, в общей сложности, 750 тысяч фунтов в год.

Как и другие лондонские музеи, Британский в наши дни сдаёт по вечерам свои помещения в аренду частным лицам (правда, конечно, не первым попавшимся) – например, для праздничных приёмов, юбилейных торжеств и балов. Аренда на вечер, скажем, Египетского зала с его великолепной коллекцией древнеегипетских сокровищ, обойдётся примерно в 5 тысяч фунтов – то есть в семь с половиной тысяч долларов.

В общем, милости просим на тусовку в Британский музей. Если будете снимать Египетский зал, пожалуйста, не забудьте пригласить и нашего лондонского корреспондента Джерри Миллера, который навёл вас на эту мысль. Может быть, пригласите и меня – ведущего радиожурнала «Европа и европейцы» Ефима Шумана, который был с вами сегодня в студии.