1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Поиск и архив

Папа Римский Лев Великий

Папу Римского Льва Первого, прозванного Великим, почитают как католическая, так и православная церкви. Его понтификат был одним из самых славных и продолжительных в истории Святого Престола.

О его жизни до избрания Папой практически ничего неизвестно. Предполагается, что родился он в Тоскане, но уже в юности переселился в Рим, где и был священнослужителем. В 440 году, когда умер Папа Римский Сикст Третий, Лев, тогда ещё в сане диакона, находился в Галлии с дипломатической миссией от Равеннского двора. Из Рима к нему прибыло посольство, препроводившее его в Вечный Город, где Лев был посвящён в сан епископа и занял папский престол.

В этот период церковь переживала трудные времена, ведя ожесточённую борьбу с различными ересями и лжеучениями. Манихеи, присциллиане, пелагиане наводняли Рим и западные римские провинции. На востоке всё более популярным становилось монофизитство. А готы, постоянно угрожавшие Риму, исповедовали арианство.

Новый Папа очень серьёзно относился к своему назначению. Он полагал, что папство, унаследовав власть от Древнего Рима, самим Промыслом Божиим призвано определять пути церкви. Со времени епископства апостола Петра Рим превратился в церковный и вселенский центр. Папе надлежало, по мнению Льва, надзирать за всеми церквями Востока и Запада.

Лев Великий сразу же развернул активную борьбу с манихеями. В своих проповедях он обращался к ним с увещеваниями и предупреждениями, упорствовавших же не колебался отдавать в руки светского суда, который обычно приговаривал манихеев к пожизненной ссылке. В самой Италии Лев продолжал укреплять власть Рима. Вне его влияния оставался практически лишь епископ Миланский. Ту же политику он проводил и в других западных провинциях Римской империи. Когда, например, возникло подозрение, что епископ Арльский Иларий намерен вырвать галло-романские епископаты из-под папской власти, Лев Великий предпринял решительные действия, не погнушавшись обратиться за поддержкой к светским властям - императору Валентиниану Третьему.

В 452 году под стенами Рима внезапно появились гунны во главе с Аттилой. Римские войска в то время находились в Галлии, поэтому город оказался практически беззащитным. Сенат направил к Аттиле делегацию, в состав которой был включён и Лев Великий. Впервые римский первосвященник был участником такого важного политического акта. Согласно легенде, Лев обратился к Аттиле со своей знаменитой фразой: “Приветствую тебя, бич Божий". Рассказывают, что облик епископа Римского и его речь настолько поразили Аттилу, что он, приняв предложенную контрибуцию, покинул пределы Италии. Легенда гласит, что за спиной Льва Аттила увидел старца в облачении священника, грозившего ему мечом. Согласно одной версии, это был ангел, а согласно другой, апостол Пётр или Павел. Интересно и другое предание: рассказывают, что Лев Великий, вернувшись от Аттилы, велел переплавить бронзовую статую Капитолийского Юпитера в фигуру апостола, которая и по сей день находится в соборе святого Петра.

В 455 году Лев вышел навстречу другому завоевателю - предводителю вандалов Гейзериху. На этот раз миссия римского первосвященника была менее успешной: он добился от Гейзериха лишь обещания не предавать город огню, ограничить срок разграбления Рима двумя неделями и оставить неприкосновенными три храма, в которых могли бы укрыться жители.

К 449 году борьба с монофизитской ересью резко обострилась. Монофизиты отвергали православное учение о двух природах Христа - божественной и человеческой. Они считали, что божественная природа Христа поглотила его человеческое начало, так что на кресте страдал не Богочеловек, а Бог. По распоряжению императора в 449 году в Эфесе был созван собор, получивший впоследствии из-за своего скандального характера название “разбойничьего". На нём преобладали монофизиты. Председательствовавший на соборе Диоскор - тоже монофизит - зачитал Седьмое правило Третьего Вселенского Собора, которое запрещает “составлять, или писать, или слагать иную веру, кроме определённой" в Никее на Первом Вселенском Соборе в 325 году. Ссылаясь на это правило, Диоскор заявил, что православный патриарх Константинопольский Флавиан должен быть низложен, поскольку он исповедует учение о двух природах Христа, не содержащееся в Никейском догмате.

В поднявшемся шуме Флавиан обратился за поддержкой к папским легатам. И тогда один из них, диакон Илар (кстати, будущий Папа Римский), напрягая голос, произнёс своё вошедшее затем в историю “Contradictur!", то есть “Опровергается!". В помещении началась свалка. Были вызваны войска, а сторонникам православия и папским легатам пришлось бежать. Таким образом, стала очевидна необходимость созыва нового собора.

В 451 году в Халкидоне был созван Четвёртый Вселенский Собор, закончившийся полным поражением монофизитов. На нём был принят догмат, в основу которого был положен томос Льва Великого, то есть тезисы его учения о двух природах во Христе и об их единстве без смешения, без изменения, без разделения и без разобщения.

Халкидонский Собор невероятно поднял авторитет Рима. Но в то же время на этом Соборе было принято определение, наносящее сильный удар по идее папства, то есть примата Римского Престола. Сторонники этой идеи охотно ссылаются на послание Собора Льву Великому. В нём содержатся некоторые выражения, создающие впечатление, что Собор ставит себя в положение совещательного органа при папе. Например, “ты был для нас истолкователем голоса блаженного Петра", “по твоей инициативе мы показали чадам церкви наследие истины", “ты в лице своих наместников управлял нами с благосклонностью, как глава членами".

Однако Халкидонский Собор принял знаменитый 28-ой канон о положении и преимуществах Константинопольского Престола. Папские легаты отказались участвовать в обсуждении этого канона и покинули заседание, считая своё отсутствие достаточным основанием для недействительности постановления. Тем не менее Собор утвердил этот канон, обосновав преимущество Константинопольской кафедры не догматически, а связью со столичным положением города. Впрочем, предпринимались попытки обосновать первенство Константинополя и легендой об апостоличности. Согласно этой легенде, византийскую церковь ещё до Петра основал апостол Андрей Первозванный, брат Петра.

Лев Великий резко опротестовал этот канон в письмах к императору, императрице и патриарху Константинопольскому Анатолию. Он категорически отверг принцип выдвижения кафедр по их политическому значению, хотя, по мнению восточных богословов, именно политическое значение Рима обусловило первенство Римского Престола. Никаких аргументов противной стороны Папа Римский не принял. Он отказался признать 28-ой канон, лишавший его надежд установить свою юрисдикцию над Восточной Церковью.

Какое-то время положение оставалось неясным, 28-ой канон иногда даже не вносился в сборники. Но постепенно он прочно вошёл и в жизнь, и в сборники соборных постановлений, хотя католические канонисты считают его отменённым папой, а письма патриарха Анатолия рассматривают как обращение к папе за окончательным решением вопроса о положении Константинопольской кафедры.

На Халкидонском соборе стало очевидным глубокое расхождение Западной и Восточной Церквей в понимании структуры Вселенской Церкви. Если восточные епископы склонялись к мнению, что церковная организация складывается естественным образом под влиянием политических, географических и этнических факторов, то Лев Великий развивает догматический подход к вопросу об организации Церкви как целого.

Сформулировав свою идею о первенстве Римского епископа, Лев Великий сделал из неё и практические выводы. Он утверждал, что всякий, удаляющийся от общения с Римской Церковью, ставит себя вне мистического Тела Христова, вне Церкви; всякий, не повинующийся апостольскому, то есть Римскому Престолу, тем самым отказывается подчиниться самому апостолу Петру; и всякий, отвергающий власть и первенство апостола Петра, не уменьшает при этом его достоинства, но, надменный духом гордости, низвергает самого себя в преисподнюю.

Вопрос о непогрешимости Римского епископа Лев Великий не поднимал, хотя им и были созданы все юридические прерогативы, утверждённые много позже на Ватиканском соборе. Не рассматривал Лев Великий и вопрос о суде над Римским первосвященником. По его мнению, суд этот просто не нужен, поскольку недостатки папы, если таковые имеются, покрываются, искупаются достоинствами действующего через него апостола Петра.

Папа Римский Лев Великий умер в 461 году; погребён он в ограде собора святого Петра, слева от входной галереи. В 18 веке Папа Римский Бенедикт Четырнадцатый провозгласил Льва Великого учителем Церкви.

Лев Великий не отличался особой самостоятельностью мышления. Он был значительно менее образован, чем, например, Иларий, Амвросий или Августин. Тем не менее, он оставил около 100 важных проповедей. Лев не был склонен к импровизации, поэтому его проповеди всегда были тщательно отредактированы. Он заботился об изяществе слога, не следуя, впрочем, литературной моде того времени. Фраза его развёртывается величественно и торжественно, как литургическая процессия. Речь его сообразна богослужению с его плавным и величавым ритмом. Величественное спокойствие Льва Великого подавляет эмоции и останавливает душевные порывы. Лев не психолог, а, скорее, моралист. Он куда лучше разбирается в перипетиях жизни, чем в таинственных глубинах души. Его больше привлекает разумность и упорядоченность, чем сердечность и проникновенность. Лев был практиком, деятелем, а не мыслителем. Он склонен был управлять, а не размышлять. Он, прежде всего, руководитель, отчётливо сознающий долг Римского епископа и преемника Петра.

Достоинство, унаследованное от апостола Петра, Лев Великий понимал как долг служения. и проповедовал этот ревнитель веры то, что ему подсказывал собственный опыт единства устремлённости и воли. Он утверждал и знал, что ни один верующий не может миновать испытаний своей веры. В пору, когда Римская империя развалилась и Запад отошёл к варварам, а Восток бредил схизмой, Лев Великий олицетворял собой единственный островок стабильности среди всеобщего крушения. “Он был папой отходящего мира, но именно в нём Церковь первых веков обрела подлинность и величие папства". Лев Великий завершает святоотеческую эпоху. И с него начиная, папы воцарились в Риме.